Ампутация вместо оптимизации

Слово «оптимизация» в русском языке утратило изначальный смысл и стало почти ругательным. Потому что «процесс выбора наилучшего варианта из возможных» в отношении образования и здравоохранения превратился в процесс разрушения. А что скажешь, если режут по живому вопреки мнению и желанию людей?

С 1 января в Маромицкой участковой больнице, типовом двухэтажном каменном здании, останется пять коек дневного стационара. И все.

Построенная в 1985 году больница была изначально рассчитана на 50 коек: 30 в терапевтическом отделении, по 10 в хирургическом и детском. Работало два терапевта, хирург, педиатр. Было три сестринских поста – по одному на каждое отделение.

Реорганизации в сторону уменьшения количества коек начались с 1995 года. Сначала коек в стационаре стало 40, потом 30. Три года назад их стало меньше еще на 10, то есть 20: 8 из них круглосуточные и 12 – дневного пребывания.

Николай Егорович СавельевСокращаются 17 ставок, это 13 живых людей. Многие из них пришли в больницу после медучилищ и проработали здесь всю жизнь. Главный врач Николай Егорович Савельев, закончивший с «красным» дипломом Ярославский медицинский институт, отдал больнице 28 лет.

Что же остается? 5 коек дневного стационара и 12 ставок. Амбулатория будет функционировать, имея 0,25 ставки хирурга, 0,75 терапевта, 0,25 педиатра. То есть в натуре получается один полноценный врач. Если он, конечно, специалист «широкого профиля».

Только представьте: человеку требуется экстренное хирургическое вмешательство, но куда его класть после операции?

А мы и не должны будем здесь оперировать, – говорит Николай Егорович. – Для этого есть центральная районная больница.

Но каждого ли больного довезут до нее живым? И кто будет в ответе за его смерть?

Из другого персонала остается зубной врач, фельдшер амбулатории, акушерка, процедурная медсестра, фельдшер-лаборант (0,25 ставки), медсестра физиокабинета (0,5 ставки). Под сокращение попадают медсестры, санитарки, завхоз, кладовщик. Кто-то перейдет в расширяемое геронтологическое отделение, кто-то выйдет на пенсию. Но большая часть окажется без работы – трудоустроиться в Маромице женщинам с медобразованием нереально.

Еще одна серьезная потеря для поселка: не будут обслуживаться ночные вызовы. А они случаются почти ежедневно – и к детям, и ко взрослым. И вообще ночью здание будет закрыто на замок. А что будет, если поступит больной из Речного, Северного, Зари? С кровотечением, травмой, в болевом шоке? Случись такое – его близкие будут искать ближайшую больницу в надежде получить помощь именно в ней. Ведь на счету каждая минута. Но круглосуточного стационара больше нет. И куда пойти, куда податься?

Надо бы оставить по крайней мере 10 круглосуточных коек, – считает главврач.

Но кто его спрашивает? Штатное расписание приводится в соответствие с приказом №900 от 1978 года. Возможно, на количество населения, обслуживаемого Маромицкой участковой больницей (более 4 тысяч человек), именно такого количества медперсонала по нормативам теоретически и хватит. А расстояние между населенными пунктами, состояние дорог, нерегулярное автобусное сообщение кто-нибудь принимал во внимание? И не случится ли в итоге так, что в радиусе ста километров негде будет получить медицинскую помощь?

Многие пациенты, особенно пожилого возраста, не смогут физически ежедневно ходить в дневной стационар на процедуры. Им нужен постельный режим. И на дому ставить капельницы нереально. Ложиться и помирать?

Уедет из Маромицы хороший врач Николай Егорович Савельев – он готов к этому на 90 процентов. И когда тогда будет лечить людей?

Жители Маромицы пишут письма – и в департамент здравоохранения, и Президенту России. Они просят сохранить больницу в нынешнем виде. Но будет ли голос народа услышан?

Почему же оптимизация, которая, как уверяют, проводится нам во благо, больше напоминает ампутацию вполне работоспособного органа, да еще и без наркоза?

На снимке:
главный врач Маромицкой больницы Н. Е. Савельев.

Татьяна Тунгусова.

Опарино-Маромица

Оцените статью
Добавить комментарий

  1. Gost 2010

    Все для блага человека… ((((((((( Скоро будет некогда и некому болеть:60 часов работы в неделю, и выход на пенсию попозже(хоть это еще только предлагают, но все очень может быть…). Так что забота государства очень и очень чувствуется…

  2. Сергей Трещенко

    Это происходит рядом а теперь это сможет происходить и у нас. А как иначе освободить огромное количество природных ресурсов? Мы же так просто не отдадим.

  3. Juliya

    Такое ощущение, что здравоохранение и образование никому не нужно. Пасынки у своего государства, это просто вредительство!А в заложниках население, которое тоже выживает как может, а может все хуже и хуже.И специалисты своего дела будут вынуждены стоять по безработице на бирже, приобретать иные специальности, которые им будут навязаны и приняты от безысходности! То, чем занимались, что нравилось и приносило пользу населению теперь не в цене. Всех за борт!

  4. Сергей

    Очень верно подмечено в статье. “Оптимизация”, пусть ещё и не ругательство, но слово от которого хорошего не ждешь.
    Подход фактически получается таким: работников больницы на улицу, больных в морг. С первыми экономия на зарплате, со вторыми вообще, ну просто сказачная экономия.
    Головы бы оптимизировать нашим чиновникам, а не социальные объекты.

  5. Contra

    Идём к мировому стандарту!Российскими шагами- в лаптях и с голым задом!Модернизация, оптимизация, реформы, нанотехнологии – сравняли мегаполисы с деревней-подход один.Сказано-значит должно быть исполнено.Демократия по-русски.

  6. sajra

    То, что ночные вызовы не будут обслуживаться – это преступление. В областных СМИ М.Гайдар не раз объясняла, что сокращением и распределением средств занимаются непосредственно в муниципалитетах. Именно на местах решают, какие службы сократить, распределяя средства. Так чье это решение – не обслуживать ночные вызовы?

  7. Татьяна Тунгусова

    Ой, я бы Гайдар так уж слепо не верила. Она говорит одно и валит все на муниципалитеты, а делает совсем другое. Наверное, без благословения (в смысле, приказа сверху) ничего у нас не происходит. С нового года медицина переходит на одноканальное финансирование, районные власти к ней не будут иметь никакого отношения, все средства пойдут только из ФОМСа. Вот они и стараются уменьшить грядущие расходы. Собака именно здесь зарыта. Самое страшное, что такое происходит по всей области.

  8. человек

    Не удивляйтесь,денег в бюджете становится все меньше и меньше,значит нужно сокращать расходы и поднимать налоги,это политика единой россии во главе с пу…м,очень много денег из бюджета уходит на партию и разворовывается ,делайте выводы господа!

  9. Juliya

    В газете “Вятский край” статья редактора напечатана. Это говорит о том, что проблема острая. Там, конечно, комментариев нет, но областное издание тоже использует материалами “Сороки”.
    Вот проведут повсеместно оптимизацию бюджетной сферы и можно будет вводить новый праздник в календаре “похороны конституционных прав граждан”. Останутся только почетные обязанности!Для тех, кто сможет выжить..

  10. Татьяна Тунгусова

    И один этот праздник в календаре оставить. Тогда ведь все остальные будут не нужны.

  11. Тимур

    Уму непостижимо! А в Опарино тоже скоро ни одного врача не останется, тогда куда повезут в экстренном случае? Савельев сразу заслужил уважение у людей своими руками. А сейчас что будет? Действительно, все для человека, все во благо человека. Все, господа, приехали дальше некуда!

  12. алекс

    почитайте выступление прокурора района в Опаринской искре(последний номер 4 от 11.01)! Оказывается денежки в бюджете района водятся,вот только расходуются не туда(это только выявленные факты или их попытки,айсберг под водой).