Общество

11 февраля «Опаринская искра» отмечает  90-летний юбилей. А мне вспоминается год 1971-й, когда в августе я впервые переступила порог редакции, где и проработала 39 лет.

  1. Пионерский переулок, дом 4. Вспоминает Татьяна Тунгусова

Кто  же тогда, в 70-е, делал «районку» в старом, дореволюционной постройки, здании в Пионерском переулке  –  и журналисты, и полиграфисты?

«Опаринская искра»:  дела давно минувших дней…
Фото М.В. Нелюбина. Фотогалерея портала Родня Вятка С 1938 по 1981 год в этом здании размещались редакция и типография. В 1972 году к нему был сделан пристрой.

Ответственный секретарь – Дмитрий Васильевич Раптов. Заместитель редактора – Владимир Борисович Лысов. Зав. отделами  – Валерий Константинович Беляков (сельского хозяйства)  и Василий Васильевич Кропотов (промышленность), Лидия Георгиевна Шубина (писем). Корректор – Валентина Васильевна  Малахова. Бухгалтер – Валентина Николаевна Плехова. Машинистка – Альбина Васильевна Попова. Техслужащая – Аделя Александровна Эрмель.

«Опаринская искра»:  дела давно минувших дней…
Владимир Лысов и Дмитрий Раптов. Фото сделано на тисненой бумаге, поэтому такое качество при сканировании.

В типографии газету  на линотипах набирали Людмила Белякова, жена Валерия, Леонид Игоревич Трубин, Евгения Шевченко. Печатали Поликарп Михайлович Махоткин и Геннадий Аркадьевич Котельников, верстала Валентина Нелюбина, наборщицами ручного набора были Анна Семеновна Анташкевич, Татьяна Васильевна Медведева и Галина Мамонтова.  Радиопередачи готовила Татьяна Евгеньевна Сереброва. А я приступила к работе  в газете в качестве литсотрудника – так тогда называли корреспондентов.

«Опаринская искра»:  дела давно минувших дней…
Татьяна Тунгусова. Зимой в старой редакции было холодно. Так что пальто на плечи и к печке поближе!
Галина Мамонтова
Галина Мамонтова, сначала корректор, затем наборщица ручного набора

Почти все  были молоды, не обзавелись еще  семьями,  не имели достаточного профессионального и жизненного опыта, но имели большое желание делать интересную, актуальную  и востребованную газету.

«Опаринская искра»:  дела давно минувших дней…
И в походы ходили, и колхозам помогали… Слева направо водитель Николай Мамонтов, линотипист Евгения Шевченко, Владимир Невзоров, Людмила Белякова, Валерий Беляков, Николай Клецко
«Опаринская искра»:  дела давно минувших дней…
И свадьбюы играли… Зарегистрировали брак Татьяна Сереброва и Василий Кропотов

Постарше был  только Дмитрий Васильевич. А руководил этим, без преувеличения, молодежным коллективом опытный редактор  Федор Евстигнеевич Невзоров. Он умело направлял,  наставлял, подсказывал, но и строго спрашивал  – словом, вел кораблик районной прессы по правильному курсу уверенной рукой.

«Опаринская искра»:  дела давно минувших дней…
Так выглядела одна из страниц газеты в 1969 году

Мой первый редактор многому научил меня, хотя работали мы вместе недолго. И если я до сих в профессии – спасибо за это Федору Евстигнеевичу. К сожалению,  в очерке Н. А. Яхлакова «На водоразделе» фамилия Невзорова не упоминается. В справке из архива говорится следующее:  «В связи с выделением из Мурашинского района Опаринского в декабре 1966 г. была и восстановлена районная газета “Опаринская Искра”, первый номер (№ 3627 с 11.02.1932) которой вышел 03.10.1967 г.». Далее: «Газета выходит 3 раза в неделю  (вторник, четверг, суббота), с объемом в 1 печатный лист, тираж 2600 экземпляров. Первым редактором после восстановления Опаринского района был Ф. Е.Невзоров, который возглавлял работу редакции до октября 1971 г.»

Федор Евстигнеевич Невзоров
Федор Евстигнеевич Невзоров

Пожар, когда сгорело редакционное здание по улице Октябрьской, уничтожил все документы и архивы фотографий. Бывших работников , которые могли бы что-то рассказать о делах минувших,  в живых не осталось. Но вспомнилось  –  вместе с теми, чьи имена названы выше, работал в редакции и сын Невзорова Владимир. Не попытаться ли его отыскать? Хотя как это сделать? Разве что поможет чудо.

И чудо случилось.   Первым же найденным в социальных сетях  Владимиром  Федоровичем  Невзоровым  оказался сын  моего первого редактора. Он продолжил профессиональное  дело отца, стал журналистом.  Живет в Иркутске.  В настоящее время  – редактор  журнала «Иркутское фотографическое обозрение ИФО-ФОТО».

  1. Об отце. Вспоминает Владимир Федорович Невзоров

У Валентина Распутина, с которым я был хорошо знаком, есть рассказ «Уроки французского» – об учительнице, которая во время войны правдами и неправдами помогала продуктами своему ученику. Точно такая же история была в жизни отца. Еще не зная Распутина, он тоже написал свой рассказ – «Мешок картошки» – и даже опубликовал его в «Опаринской искре». Перед войной он поставил перед собой цель выучить немецкий язык, но в их деревне не было учителя, поэтому ходил в соседнюю к женщине-немке, неведомо как оказавшейся в тех краях. И выучил, да еще как, – с чистым берлинским произношением, удивлявшим в дальнейшем даже немцев.

Отец родился в деревне Баи Поломского района Кировской области 15 апреля 1925 года. В семье, кроме него, была младшая сестра Тоня. В 1937 году, когда отцу было 12, а сестре 9 лет, до их деревни докатились отголоски репрессий, основанных на доносах и анонимках. Сосед, имея виды на их участок, написал в органы о «троцкистской» деятельности главы семьи – крестьянина Евстигнея Невзорова. Абсурдность этого, видимо, понимали и в органах, но отреагировали – приехали, забрали в райцентр до выяснения. Время шло, выяснять было нечего, а тут и весна расцвела – пришла пора сеять. Дед прикинул, что, если ничего не посеешь, семья будет голодать, отодвинул решетку хилого каземата и ушел обратно в деревню. Вот тут-то у органов и появились веские основания возбудить дело. Снова арестовали, увезли, и больше никто его не видел.

Чтобы хоть как-то восстановить справедливость, вернуть участок, мать надоумила Федора пойти учиться на землемера. Землемер в те годы был очень важной фигурой – он не только определял границы участков, но и давал им юридическое обоснование, а образование приравнивалось к среднему специальному. В деревне выше не было. Отец выучился, получил документ, и тут началась война – землемеры стали не нужны.

Чтобы поддержать семью, в 41-м он пошел рабочим и бракером в Слободской леспромхоз, откуда в феврале 1943 был призван в армию. Тогда только прорвали блокаду Ленинграда.

А дальше в нашей истории начинается обычная беда, связанная с ветеранами войны: не хотели они вспоминать те годы ужасов, прожитых на пределе человеческих возможностей. Тем более – публично или своим детям, ради которых всё это прошли.

Отрывочные фрагменты говорят о том, что отец не сразу попал на фронт, сначала где-то учился. И потом участвовал в освобождении Белоруссии, Польши, Германии. Однажды я спросил его: откуда эти раны на голенях обеих ног? Он ответил:

– Это первый раз мы неудачно переходили линию фронта. Ночью в темноте из пулемета досталось.

– А второй раз? – нашелся я.

– А второй раз – удачно, но тоже с боем. Всю ночь просидели в воронке от снаряда, пить очень хотелось. На дне воронки нашли большую лужу, попили, а наутро увидели, что в ней мертвый немец лежит…

Зачем и куда он ходил через линию фронта, осталось тайной. Однажды в начале 70-х отец с моей сестрой Ольгой ездили в Ленинград, пришли в Эрмитаж, встали в очередь. За ними подошла группа возрастных туристов-немцев. Они живо беседовали между собой по-немецки, вспоминая годы войны и даже части, в которых служили.

Ольга помнит, как отец прислушался к разговору, а потом поправил немцев, что штаб части располагался в другом городе. Туристы опешили и спросили:

– А вы как это знаете?

– Я там тоже был, – коротко ответил отец и отвернулся.

Последовала немая сцена…

Война для отца закончилась в Саксонии, и началась интересная служба. Молодой офицер Советской Армии был переводчиком на Потсдамской мирной конференции (сохранилась фотография) и до 1951 года нес службу на границе с Британской оккупационной зоной, хотя основные военные части СССР вывел из Германии в связи с образованием ГДР в 1949 году.

«Опаринская искра»:  дела давно минувших дней…
Потсдам. Ф.Е. Невзоров стоит справа

В 1951 году его часть перевели в Польшу, затем в Белоруссию. Отец хотел посвятить свою жизнь воинской службе, но в 1955 году последовало сокращение армии. Десятки тысяч офицеров просто отправлялись по домам, ему же – 30-летнему капитану – предложили перейти на партийную работу, здесь же в Белоруссии. Так он стал зав. отделом пропаганды Берестовицкого райкома в Гродненской области – опять же на границе СССР. В этом месте у него состоялся серьезный выбор гражданской профессии – отец решил стать журналистом. Заочно он окончил факультет журналистики Минского госуниверситета.

Я помню, как в 1961 году через Берестовицу в сторону границы двигалась нескончаемая колонна военной техники. Мы с отцом стояли и долго смотрели, он крепко сжимал мою руку, наверное, думая о том, что, возможно, снова пойдет на войну – это были дни Берлинского кризиса, когда была построена Берлинская стена.

Новый поворот случился оттуда, откуда не ждали. Хрущевская реформа и повсеместное сокращение районов коснулись не только Опаринского района, который присоединили к Мурашинскому. То же самое было и в Белоруссии – «прикрыли» Берестовицкий район. И тогда семья решила вернуться на свою историческую родину – в Кировскую область. Отец был командир, а семья – его «солдаты»!

За четыре года работы в Слободском и Белохолуницком райкомах 40-летнего коммуниста оценили и решением бюро Кировского обкома КПСС направили на учебу в Ленинградскую высшую партийную школу. По окончании учебы в резерве кадров он был недолго. В 1967 году новая реформа вернула старые границы районов, вновь был образован Опаринский район, и вновь потребовалось создавать всю, как говорят сейчас, партийную инфраструктуру. Так мы с семьей попали в Опарино. Из Кирова ехали в старых довоенных плацкартных вагонах, в каких победители возвращались из поверженной Германии. Помню, открыли окно, в которое доносился дым паровоза, а я считал грибы вдоль железной дороги.

Отец отнесся к новой работе как к боевому заданию большой важности. Когда мы приехали в Опарино в конце августа 1967 года, то кроме старой избы в прежней редакции и типографии ничего не было. Первое время мы там спали прямо на полу, а столом был какой-то ящик. Но боевая операция по возрождению газеты началась.

«Опаринская искра»:  дела давно минувших дней…
Таким был коллектив редакции и типографии до ликвидации района. Это фото нашлось в бумагах Федора Евстигнеевича. Может быть, кто-то узнает среди этих лиц  своих родственников или знакомых, назовет фамилии?

Откуда-то принесли кассы и ящики со шрифтами – причем старыми, чуть ли не дореволюционными, из которых все слова и строчки собирались по отдельным буквам в верстатке, затем складывались в столбики и перевязывались по периметру бечевкой. Одно неловкое движение могло рассыпать такой набор, что иногда случалось. А после печати уходила уйма времени все буквы разложить обратно на свои места!

«Опаринская искра»:  дела давно минувших дней…
Наш 10-й класс

Затем привезли плоскопечатную машину. Чтобы установить ее в цехе, вырезали пол, залили там отдельный фундамент, разобрали простенок между двумя окнами и голыми руками тащили двухтонную махину. Я тоже принимал в этом участие, опоздал в школу, но, когда объяснил причину, весь класс закричал: «Ура!». Первый номер газеты вышел тогда же осенью, и это был праздник всех, кто в нем участвовал. И особенно – для отца, потому что это был самый первый в его жизни номер, подписанный им: «Редактор Ф. Е. Невзоров»! По этому случаю в редакции накрыли стол, а отец с пачкой газет уехал в райком партии. Но через некоторое время все-таки вернулся в свой коллектив.

Потом пришла печатная тигельная машина для печати разных бланков, на ней я работал в каникулы. Следом прислали гильотину – для резки бумаги. Одновременно шло ударное строительство пристроя редакции и дома для нашей семьи по адресу ул. Колхозная, 1. Построили, но зимой в них было холодно.

Завершающим этапом укомплектования газеты стало прибытие чудо-машины ХХ века, соединившей в себе всю смелость инженерной мысли и мечтаний полиграфистов, – линотипа! Из него вылетали готовые строчки текста, ровные, аккуратные, красивые, горячие. Наблюдать за его работой было не просто удовольствие, он будил фантазию и уносил мыслями в будущее. Но в этом самом будущем места ему не нашлось…

Вопросы формирования редакции кадрами меня тогда не очень волновали, после 10 класса я уехал поступать в Иркутский университет. Но не поступил. И, вернувшись обратно, попросился на работу в редакцию. Отец был категорически против, стоило большого труда, чтобы мне дали место самого последнего корреспондента в промышленном отделе. В 1970 году им руководил Владимир Лысов. А сельскохозяйственным отделом – Валерий Беляков. Оба отдела сидели в одной маленькой комнатке, оба «зава» нещадно курили, а я сидел между ними и пропах табаком. Отец не верил, что я не курю, поэтому пришлось научиться.

Лысов Владимир Борисович
Лысов Владимир Борисович
Беляков Валерий Константинович
Беляков Валерий Константинович

Отдел партийной жизни вел тогда зам. редактора Борис Алехин, который потом уехал из Опарино. А секретарем комсомольской организации редакции и типографии был серьезный и вдумчивый Леонид Трубин – именно он управлял чудо-линотипом. Их подписи остались на рекомендации, данной мне для поступления на факультет журналистики.

«Опаринская искра»:  дела давно минувших дней…

«Опаринская искра»:  дела давно минувших дней…
Рекомендация

Со времен «Опаринской искры» после редактора вторым главным человеком в газете я считаю ответственного секретаря. Такой стандарт умного, эрудированного, с большим жизненным опытом журналиста задал мне Дмитрий Раптов. Это мое мнение актуально и сегодня.

Дмитрий Васильевич Раптов
Дмитрий Васильевич Раптов

Я как-то спросил его:

– Вот говорят, что жизнь – это постоянное движение вперед. И мы все пишем: «Коммунизм – наша конечная цель». Придем мы, наконец, к коммунизму, а дальше что?

Он шутя оглянулся по сторонам и ответил:

– Значит, не придем…

Когда я вернулся из Иркутска, не поступив в первый раз, и начал работать в газете, у нас не было фотокорреспондента. Я предложил отцу на это место своего одноклассника Николая Клецко. Он фотографировал, но больше занимался радио, после школы собрался поступать в институт, но перед самыми вступительными экзаменами упал с мотоцикла, сломал ногу. Перелом оказался сложным, выздоровление долгим, Николай остался не у дел, поэтому работа фотокорреспондента была кстати.

«Опаринская искра»:  дела давно минувших дней…
Клецко Николай Иванович

Помню, еще в 10-м классе я застал его дома с паяльником за очередным конструированием и спросил: «А можешь сделать радиопередатчик»? «Легко!», – ответил он и через полчаса сделал. Мы записали на магнитофон Тома Джонса, что-то из Beatles, RollingStones, еще что-то, подключили его к передатчику, поймали волну на приемнике VEF-212 и гордо пошли к кинотеатру похвастаться перед ровесниками. Нас не поймали только потому, что ближайшая военная часть, которой мы могли создать помехи, была в Мурашах.

«Опаринская искра» заняла заметное место не только в общественной жизни района, но и среди других районных газет области. Кроме обычных для того времени материалов о партийной жизни, заготовке леса, сельском хозяйстве, работе ОРСов мы хотели привнести что-то еще: школьная страница «Альбатрос» (такого ни у кого не было), специальные молодежные выпуски с райкомом комсомола (такое было редко), публиковали фельетоны на злобу дня, стихи и фотоэтюды. Редакция проводила районную спортивную эстафету, фотовыставки, устраивала встречи с интересными людьми. По сравнению с сегодняшним днем утверждаю: газету – читали!

И как дань ветеранам Великой Отечественной войны мы вместе со всеми строили, благоустраивали и открывали мемориал, скорбно прощались с ушедшими на новом ветеранском кладбище, писали о них очерки. Так начиналась в 60-х годах великая патриотическая тема, актуальная до сих пор.

«Опаринская искра»:  дела давно минувших дней…
Коллективное фото одного из комсомольско-партийных мероприятий.
Второй ряд слева направо Екатерина Носкова – первый секретарь РК ВЛКСМ, Федор Евстигнеевич Невзоров, Дмитрий Васильевич Раптов, сзади Валерий Беляков, Владимир Лысов. 

Редактор Федор Евстигнеевич Невзоров выполнил поставленную задачу. Он стал членом бюро райкома партии, депутатом районного Совета и т. д. Единственный выговор, который он получил, остался в нашей семье профессиональным журналистским анекдотом. Во время его командировки в Киров дежурный по номеру поставил на последней странице заметку под рубрикой «Здоровье» – о том, что в туалете лучше пользоваться специальной туалетной бумагой, а использование для этих целей газет вредит слизистой оболочке…

Коммунизма мы не дождались, но дождались специальной туалетной бумаги!

История не знает сослагательного наклонения, но думаю, что отец и дальше сохранил бы высокую планку газеты. Случилась трагедия – в 1970 году у нас умерла мама. И я нацелился уехать в Иркутский университет. Вдвоем с дочерью ему стало одиноко жить в Опарино. Обком КПСС пошел навстречу и в 1971 году направил его начальником отдела кадров Кировского приборостроительного завода. Но и там случилась новая беда – болезнь забрала отца 16 декабря 1975 года. В 50 с небольшим лет.

Когда мы готовились к похоронам, к нам приехали представители этого «закрытого» завода и обкома КПСС, чтобы просить разрешение похоронить отца на новом мемориальном кладбище (чуть ли не первым!) для самых заслуженных ветеранов войны города Кирова. Мы поблагодарили и отказались, потому что отец просил похоронить его рядом с нашей мамой в Слободском.

Уже прошло много лет, но нет-нет, да и всплывает старый вопрос: какие же все-таки были у него особые заслуги? При подготовке празднования 75-летия Победы Министерство обороны запустило сайт, на котором, как сказано, можно найти всех участников войны поименно и узнать их заслуги. Зашел и я. Нашел упоминание: Невзоров Федр Евстигнеевич. А дальше – ответ: все документы находятся в Кадровом управлении МО. То есть, до сих пор закрыты.

Но, думаю, и без этих документов мой отец оставил о себе добрую память.

Материал подготовили  Татьяна Тунгусова и Владимир Невзоров.

Фото от В. Ф. Невзорова, З.П. Лысовой, Т. В. Тунгусовой.

Оцените статью
Добавить комментарий

  1. Сталин

    Были времена, если бы тогда они с знали что будет интернет и он вытеснит печать…. Телевизор, радио.

  2. Татьяна Тунгусова

    Сталину. Недавно прочитала: Интернет – это технологии. Печатное слово – это интеллект. С чем полностью согласна.

  3. Елена

    Браво авторам! Живые люди, живая эпоха, живой слог. Спасибо за воспоминания!

  4. Михаил другой

    …Радиопередачи готовила Татьяна Евгеньевна Сереброва… В передачах местного радио довелось участвовать и мне. Через какое-то время после моего прихода в редакцию в 1979 году было принято решение вести радиопередачи на два голоса: мужской и женский. Радиоузел в то время находился в здании почты. Позднее, после переезда в новое здание, передачи велись из редакции. Прямой эфир не практиковался. Все передачи предварительно записывались на магнитофон и в 19 часов по понедельникам, средам и пятницам воспроизводились в проводную сеть райцентра. Стены радиорубки (так назывался кабинет где записывались передачи) были задрапированы для звукоизоляции бархатной тканью. Техническое оснащение состояло из двух магнитофонов: катушечного (стационарного) и переносного кассетного. Радиопередачи включали в себя материалы из “Опаринской искры” . Проще говоря мы читали для слушателей завтрашнюю газету. Длилось это 15 минут. Были попытки организовать репортажи с полевых работ, но отсутствие у меня радийного опыта, навыков работы с аппаратурой не дали никакого результата. Помнится, но это не точно, радио называлось “Северные просторы”.
    Доводилось мне и возить тираж газеты из типографии на почту. В то время печатником работал Николай Онучин. Газета в печать раньше 15 часов не подписывалась и поэтому печатник заканчивал работу поздно вечером. Типография и редакция размещались тогда по Пионерскому переулку. Поздно вечером тираж грузился на ручную тележку, накрывался специально сшитым из непромокаемого материала чехлом и усилием одного человека доставлялся на место,где газету ждали работники почты: им надо было разделить тираж по доставщикам почты (почтальонам). Самое тяжёлое было переместить тележку с газетами по пешеходному переду возле вокзала. В то время по какой-то причине на железнодорожных путях не было настила . Преодолев рельсы мне предстояло затащить тележку с газетами на сравнительно высокий перрон. Надо заметить, что вес тиража был не маленький.

  5. Татьяна Тунгусова

    Михаил, спасибо за интересный рассказ и сохраненные воспоминания. Но ведь ты еще и корреспондентом работал, когда в здание на Октябрьскую перебрались? А из того времени кого помнишь?

  6. Владимир

    Со всеми ребятами хорошо знаком :заслуживают массу комплиментов! Не восхищаться ими просто невозможно.

  7. Михаил другой

    В редакцию я пришёл летом 1979 года на должность фотокорреспондента. До этого времени мне довелось служить в одном заведении Москвы. Там познакомился с ребятами увлечёнными фотографией и публиковавшихся в различных газетах. Беря с них пример я стал посылать свои фотоработы в “Опаринскую искру”. После завершения службы решил переехать в Опарино. Обратился в газету – дали работу. Фотокором я проработал около года. Разумеется, Степан Николаевич Настюк о газетной фотографии мог бы рассказать больше моего. И всё же расскажу про один случай. В те времена райком партии и райком комсомола проводили районные собрания (вроде они назывались пленумами. Точно не помню) и меня как фотокорреспондента задействовали в выпуске стенной газеты. Моя задача заключалась в том, что бы перед началом собрания, в первой его части и в первом перерыве отснять пару плёнок. Затем обработать плёнки, напечатать фотографии и разместить их в стенной газете. Газета вывешивалась в районном доме культуры где и проходили эти собрания.
    По всей видимости до меня не успевали вовремя выполнить работу. Александр Васильевич Ботвин, в то время редактор, поинтересовался, смогу ли я к назначенному сроку изготовить необходимое количество фотографий. Я дал утвердительный ответ. При этом объяснив, что самый длительный процесс это сушка плёнки, который можно значительно сократить промывая её на завершающем этапе не чистой водой, а раствором спирта. Это, кстати, сущая правда! Разумеется, для такого дела спирт привезли. Продукт приобрели в лаборатории Моломского лесохимического завода. Последующая дегустация показала, что спирт был хорошего качества.
    Отсняв пару плёнок я примчался в редакцию и занялся проявлением. Разумеется, спирт в ходе обработки фотоматериала не пострадал, а сушку я ускорил разместив плёнки в шифоньере где установил два включенных электрических нагревателя. Работа была выполнена к назначенному сроку. Мою смекалку высоко оценила вся мужская часть коллектива.
    Приступил к работе в редакции, как я уже говорил, в 1979 году. Редактором был А.В. Ботвин, заместителем редактора Владимир Борисович Лысов. На должности ответственного секретаря трудился Василий Васильевич Кропотов. Сергей Александрович Кусевич заведовал отделом промышленности или отделом народного хозяйства (сейчас не помню). Корреспондентом был Виктор Черанёв. Спустя какое-то время вторым корреспондентом стал работать и Виктор Грислис. Корректором работала Галина Суханова (её девичью фамилию не помню).
    После работы в комсомоле я вновь пришёл в редакцию, но уже на должность корреспондента. Фотокорреспондентом уже работал С.Н.Настюк. Так же в мою бытность в отделе народного хозяйства трудился Яков Петрович Кошелев. Были другие сотрудники, но о них не буду.

  8. Аноним

    Михаил другой ,а почему бы не вспомнить прекрасных людей и корреспондентов газеты : Тунгусову Т.В., Фадееву Татьяну,Роземан Михаила,нынешнего редактора газеты Гребеневу Т.Н. Не надо ждать отдельно повода ,чтобы сказать им и всем бывшим, и нынешним сотрудникам газеты теплые слова,они их заслужили . И делать это можно чаще ПРОСТО ТАК. Ведь в глубине души все люди хорошие .Просто глубина разная.

  9. Михаил другой

    Анониму. Разумеется, в адрес Татьяны Вениаминовны, в мою бытность заведующую отделом писем, могу и высказываю много тёплых слов. Сказать по правде наши отношения не всегда были идеальными и это в значительной мере по моей вине. Кстати. Татьяна Вениаминовна, одно время в “Опаринской искре”, помнится мне, открывали клуб знакомств. Как обстояли дела в клубе и чем они закончились.
    Татьяна Фадеева пришла на работу в редакцию, вернее на местное радио, на финише моей деятельности в газете. Поэтому сказать что-либо о ней я не могу. С Т.Н. Гребеневой я вообще не работал. О корреспондентской деятельности Роземана Михаила судить не берусь.
    Кстати. Мы вот тут всё о корреспондентах и полиграфистах, а ведь были у нас и водители редакционного автомобиля. При мне работал Виктор Шихов, а после перевода его в райком партии, баранку редакционного авто крутил Геннадий Клецко.

  10. Ульяна

    Все фотографии в настоящее время в газете очень не четкие, Расплывчатые, трудно узнаваемые лица, но это точно не от фотографа, Настюк С очень хороший фотограф, это какие то технические недостатки

  11. Татьяна Тунгусова

    Михаилу другому. Водителями в разное время работали Василий Зуев, Геннадий Клецко, Алексей Плехов. Анатолий Батухтин, Сергей Баранцев, Володя Гмызин. Что касается клуба знакомств, он был открыт по настоятельной просьбе одного из иногородных читателей, который несколько раз даже сам побывал в редакции. Были у него попытки заавязать отношения с женщиной из Маромицы, но чем-то они не устроили друг друга. На этом все затихло и клуб закрылся. Относительно Т. Н. Гребеневой ничего сказать не могу, нынешнего редактора зовут Наталья Николаевна.

  12. Аноним

    Согласен ,Наталья Николаевна Гребенева (извиняюсь перед ней). Пришла работать корреспондентом газеты “Опаринская Искра” молоденькой -красивой девчонкой в 80- х годах и вы об этом знаете господа- хорошие . В настоящее время ,она является гл. редактором данной газеты. Желаю ей удачи и счастья . Жизнь продолжается , все будет хорошо.