Жизнь и дела колхозные

Альмеж Взгляд назад

В послевоенный период бурно восстанавливались и строились промышленные предприятия. Приоритет был на развитие тяжёлой промышленности – туда и направляли основные финансовые средства.

Сельское хозяйство было на втором плане, да ещё и засушливый 1946 год ухудшил дела и жизнь колхозов. Ко всему численность сельского населения уменьшалась, была меньше, чем в 1940г,  сказались последствия отлива колхозников на работу на промышленные предприятия. Отлив колхозников в промышленность во многом был связан с недостаточной материальной заинтересованностью в работе колхозов.

В колхозах Нечерноземья в 1950 году денежная оплата трудодня была мизерной – по некоторым данным в Калужской области была 20 копеек, в Кировской – 29 (даже писать такое боязно). Число трудоспособных мужчин – колхозников сократилось на 60%.  Трудодни во многих колхозах Нечерноземья были меньше, чем даже в годы войны. Но не везде так.

В колхозах Средней Азии и Закавказья в несколько раз больше выдавалось на трудодень, чем в предвоенные годы. Почему? К 1950 году численность колхозников сократилась на 1,5 млн человек, доля женщин – колхозниц стала более 60%. Как и в годы войны, женщины и в послевоенное время оставались основными тружениками колхозов. Последствия засухи 1946 года ухудшили положение колхозников, особенно в Нечерноземье. В 10% колхозах не выдали хлеба на трудодни, а 14,2% – по 100 г.  Многим пришлось кормиться продуктами подсобного хозяйства, но  чем, если к началу 1950 года в 15,2% колхозных дворов не имели скота, не имели коров – кормилиц 41,1% дворов. Советскому правительству даже пришлось уменьшить некоторой категории рабочих нормы снабжения по карточкам – они стали ниже, чем в годы войны (данные из ЦГ АНХ СССР. Ф. 7486).

После войны в сельском хозяйстве Кировской области тоже возникли большие трудности – сократились посевные площади на 490 тысяч  га, снизилась урожайность. Посевы льна сократились в два раза. Поголовье лошадей в колхозах сократилось на 46%, КРС на 28%. Даже к концу 4-й пятилетки в 1950 году наблюдалось уменьшение поголовья скота. Большинство колхозов были экономически слабые. Причина – острая нехватка сельхозтехники – только треть пахотной земли обрабатывалась техникой, не хватало инвентаря, рабочей силы.

Но были в области и колхозы-маяки – колхоз «Красный Октябрь», где бессменным председателем был П.А. Прозоров, дважды Герой Социалистического Труда. Там колхозники после войны даже не выбирали положенный хлеб по трудодням, впоследствии колхоз стал «миллионером». Многое зависело от председателей колхозов, от их организаторских способностей. Одна из бед колхозов в послевоенное время – частая смена председателей. И в такое тяжёлое время ещё и кормили хлебушком западных «братьев». Эх, русская доброта, всепрощение.

Напомню – на территории Альмежского сельсовета было четыре колхоза. Два эстонских – «Красная заря» («Пунане койт») с центром в деревне Горки и «Новый путь (Уус тее) по речке Сайба, не доезжая до Альмежа по ж/д км 5. И сейчас видны не заросшие лесом поляны, где были  когда-то жилые и хозяйственные постройки.

В годы войны оба эти колхоза были маломощные, малочисленные – в первом было чуть больше 20 дворов, трудоспособных человек 50, во втором и того меньше – трудоспособных 9 мужчин, 18 женщин. В годы войны по Книге Памяти погибло эстонцев – альмежан 19 человек. Большинство сражалось в 8-м эстонском стрелковом корпусе. Вернулось, мне известно четверо, об остальных не знаю – уехали из Альмежа.

После массового отъезда эстонцев в 47 – 48 годах колхоз «Новый путь» перестал существовать. Оставшиеся жители этого колхоза переехали в деревню Горки, перевезли свои дома. Последним «могиканом» этого колхоза был Айт Павел (Пауль). В 80 – е годы, работая раскряжёвщиком на нижнем складе Альмежского лесопункта, как -то разоткровенничался – сказал, что его зовут не Павел, а Пауль., что в конце войны были случаи, когда колхозная комиссия списывала как непригодные некоторые участки с зерновыми, потом это делилось между колхозниками. И неудивительно – все были эстонцы заодно, не болтали. 

В колхозе «Красная заря» был такой случай. Колхозный активист Лухт пробовал бороться против злоупотреблений, но в районе его не поняли. Провели собрание колхозников и «по просьбе трудящихся» Лухт с семьёй был  выслан  в Сибирь. Где-то через год приезжал в Горки и даже спасибо сказал – в Сибири он с семьёй досыта поел белого хлеба.

Строительство химзавода привело к исчезновению деревни Горки, остались два старых дома. Один из них –  дом Толли, перевезённый с хутора в 1939 году. Последним представителем колхоза «Красная заря» (Пунане койт) остался Вильберг Артур.

Дом с хутора Толли
Дом с хутора Толли. Были дома и больше, но все эстонские дома низкие, потому что  без подпола.

В 1950 году началось укрупнение колхозов – объединяли мелкие.  И колхоз «Красная Заря» вошёл в состав промартели имени Кирова с центром в деревне Кичуг, в 15 км от Альмежа. Правда, промартельи  уже не было  – в 1948 году химзаводик по речке Средняя прекратил свою деятельность. Этот колхоз был более сильный по сравнению с двумя предшествующими. В предвоенный год в деревне Кичуг было 39 колхозных дворов, жителей трудоспособных – 115. Погибли на фронте, сражаясь с фашистами, по данным Книги Памяти,  30 воинов, вернулись около 20, многие раненые (собрал данные о 13 вернувшихся). Зуевы:  отец  Александр Ефимович и сын Николай –  погибли,  целая мужская половина семьи. Часть вернувшихся уехали из деревни и нашли работу в лесопунктах. А как колхоз нуждался в мужских руках.

Начался экономический спад в трудовых делах колхозов. Многие колхозники стали испытывать материальные трудности. Наверное, в этот период и появилась частушка, которую когда -то мне спел один кичужанин: «Штаны спали, штаны спали,  потихоньку съехали, все колхозники из Кичуга побирать поехали».

Юрий Холопов, продолжение следует.

Оцените статью
Добавить комментарий

  1. Евген

    В очередной раз Спасибо Юрию Михайловичу! Какой колоссальный труд Вы проделали! Срез истории не столько Альмежа, сколько страны!!!