Жизнь альмежан после войны

Альмеж Взгляд назад

Защищать Родину от фашистских захватчиков из Альмежского сельсовета ушло более 140 человек, погибло, сражаясь с врагом, около 90 человек – это по Книге Памяти, но в ней не все названы. Из посёлка погибло более 40 воинов, вернулось 32. 

Незаживающее горе по погибшим коснулось многих.  Погибли трое сыновей у Быкова Павла Филипповича:  Степан, Михаил, Николай – какое страшное горе для родителей и детей. У Ключниковой Анисьи Ивановны погибли на фронте два сына,  Иван и  Николай, третий  – Павел  – вернулся раненый. Погибли Пысины – отец Григорий и сын Анатолий.

Те, кто вернулся домой, в большинстве своем были ранены и искалечены.  Дай бог сохранить вечную память о наших защитниках – спасителях. (А ведь забывается. Есть списки погибших, а где память о тех, кто живой вернулся?. Так и уйдут в небытие. Уже некоторых внуки не помнят. И будет опять безликое:  «Народ – творец Победы» . А что  говорить о памяти тружеников тыла, большинство которых своим героическим трудом ковали Победу?)

Что же  изменилось в Альмеже после войны?

В 1946 году из Альмежа уехало более десяти семей в Подосиновский район – на родину, откуда они приехали в 30-е  годы по вербовке работать в лесопункт «Консервлес».  Отцы семейств погибли на фронте, жёны с детьми уехали к родственникам в родные деревни. В Книге Памяти они записаны как альмежане.

«Вспомним их поимённо» – фото нет. Это Вылегжанин Михаил Егорович, Груздев Иван Фёдорович, Заборскихх Илья Николаевич, Качанов Евграф Васильевич, братья Митины Егор Максимович и Матвей Максимович, Митин Анастасий Михайлович и Сурин Андрей Евгеньевич. (Пробовал через  подосиновскаую районную газету «Знамя» найти потомков, но никто не откликнулся).  

Дом-пятистенок братьев Митиных купили Сивковы и Баранцева. Дом был первым от корчёвки – нынешней бетонки по улице Ленина.  Не успели братья достроить дом – даже фронтоны не были закрыты. Следующим был дом Редькиных, который был перевезён перед войной с хутора Пигу (Бабушкина), а за ним были дома эстонцев, которые были перевезены в посёлок в период сселения с хуторов в  39 – 40 годах. Дома эстонцев были низкие, окна низко над землёй – без подпола. Все частные дома крылись осиновой дранкой – ещё можно увидеть дранку на крышах старых домов на перекрёстке ул. Ленина и переулка Новый.

В 47 – 48 годах из Альмежа, «Нового пути»,  деревни Горки уехали в Эстонскую ССР почти все эстонцы. Чётная сторона нынешней улицы Ленина сменила хозяев, нечётной не было – был лес. За домом Редькиных у М. Крейсберг дом купили Раптовы, следующий дом Кюняпа (бывшего владельца хутора, на котором позднее вырос посёлок Альмежского лесопункта – территория за бетонкой)  купили Баёвы, дальше дом  Рек купили Свинины, Митины и Шушарины у родственников Метус, пятистенок Кромберга и Хейдова купили Захаровы, Зубовы – это место, где когда – то была амбулатория.

Всех не буду перечислять, но о Панкрате Котельникове скажу. Панкрат оставил память и название по своей фамилии двум хуторам, хотя их не разрабатывал. Это хутор Котельникова возле  хутора   Потесепа и хутор  Котельникова возле трубы Альмеж – речки. Жена эстонка, и подался в Эстонию, а сам родом из Скрябино. Привезённый дом с хутора продал Быкову МС., потом купили Савины из Аксентьевицы. Это место, где сейчас дом № 40. В Альмеже осталасьчасть эстонцев –семья Аннок, Витамес с мамой (брат уехал в Эстонию, где  был убит бандитами), Айт Л., Леокене Ю., семья Пиьур – Кашан, сёстры Нестор, Вохминова–Калас О., Сорокина – Кана М., Дубровина – Тедер Н., Беликова Р. До этого отъезда в Альмеже была слышна эстонская речь, особенно в магазинах, а потом не стало слышно – некому. Кто как устроился на новом месте. Бывший начальник, мастер Альмежского лесопункта даже возглавил колхоз в Эстонии.

Юрий Холопов, продолжение следует.

Оцените статью
Добавить комментарий