«Я на Слудке стою…»

Работали на износ. Под горой у речки Гостинки была овчарня. Нина Даниловна Бабкина летом пасла овец. Ругала скотину, ревела – тяжело пасти, с озимых сгонять, стога осенью хранить. А зимой все снегом занесет – пока бежишь, пар валит. Силосные ямы бабы топором рубили. Навоз потом весной вывозили на машинах. В войну пахали, боронили на быках. Бывало, бык заупрямится – ни с места – бабы сами впрягались боронить.

Также на «кочевой» летом жили. На реке Кузюг была мельница. К ней гнали коров. Было пять стад по 15 коров. Управлялись пять доярок и два пастуха. Доили, возили молоко в Дуванное на маслозавод, обратно везли обрат – поили телят. Подкормку косили. Спали вповалку на полу. Отпусков никаких не было. Детей оставляли на старух, взрослых чуть не под конвоем гнали на «кочевую».

Война закончилась. Бежали встречать вернувшихся с фронта – сначала ревели, потом ра¬довались, устраивали застолья.

В 1954 году на уборку уро¬жая приезжали солдаты, кото¬рые проявляли интерес к мест¬ным девушкам.

На мельнице (р. Кузюг) сделали электростан¬цию – свет подавали в Дуванное, на Слудку. А до этого были фонари, лампы керосиновые.

В своем хозяйстве коров держали. Сено сначала на тру¬додни давали. Бывало, что по ночам украдкой косили. Потом уж стали полосы выделять.

Сенокосу, как празднику, ра¬довались. Все нарядные, в свет¬лом, с гармонью, со стряпней, с песнями и частушками. Бывало, наработаешься, говорить от ус¬талости не хочется. А увидели, что кинобанки в клуб везут, кино будет – и усталость прошла.

Первую машину в колхозе доверили Алексею Ивановичу Пупышеву. Он детей насадил в кузов и катал.

Праздники справляли по окончанию работ, когда сбор урожая завершался. Колхозные праздники – 1 Мая, 7 ноября; народные – Троица, Земля-име¬нинница, Заговенье.

До праздника старушкам да¬валось задание: наварить пива, холодца, киселя, напечь пирогов. Четыре звена было в колхозе – в четырех дворах гуляли, по пять кругов плясали. Гармонистов много – Геннадий Петрович, Федора Павловича сыновья. Иг¬рают, песни поют. Весело жили. Старались одеваться красиво. Портниха Таня Андряхина с Мутницы ходила по деревням – шила. Варя, Галина, Проня – свои слудские портнихи. Лён сеяли, теребили, холсты ткали, на наст выкладывали – отбеливать. Из холста шили юбки пестряные, сарафаны, половики, полотенца. Бывало, и сами себе перешива¬ли из старого…

В огородах сажали картош¬ку, лук, морковь, свеклу, капусту, сеяли ячмень. Картошку иног¬да из-под снега доставали – копали после сбора колхозно¬го урожая. Капусту шинковали, обваривали. Волнушки, рыжики, грузди, ягоды – всегда на столе в каждом доме. По грузди ез¬дили на лошадях. По клюкву ходили на Викуловское болото.

Елена Волынская, окончание следует.

Оцените статью
Добавить комментарий

  1. Ш.Н.Н.

    По-деревенски тепло написано. Елена Евгеньевна уже давно доказала, что хорошо владеет словом, умеет подать материал кратко, но интересно. Настоящяя главка подтверждает этот вывод. Но, как и в первой части, обращаюсь к фамилиям. “Гармоностов много – Геннадий Петрович, Федора Павловича сыновья”. Но у Геннадия Петровича была фамилия, и когда его приглашали на садьбу или праздник, то непременно говорили: “Сходи, пригласи Геннадия Петровича (Рудакова, Пупышева, Козлова?” У Федора Павловича то же была фамилия, а сыновья имели имена. А пока получается, что “гармонистов много”, а играл только один безимянный Геннадий Петрович.Хотелось бы познать и деревенских портних – Варю, Галину, Проню. Проня – это как? – Парасковья?
    И еще одно замечание: “Навоз потом весной возили на машинах”.В это что-то трудно верится. Обычно в деревнях навоз вывозили в поля на лошедях, а позднее на волокушах тракторами. Машинам поле, тем более по весне, просто было бы не осилить. А что стало с мельницей? Говорят, она еще недавно стояла на прежнем месте? Теперь о праздниках. Традиционно у каждой деревни был свой Святой праздник. Интересно, какой православный праздник был именным на Слудке?