Волгарица, Волгарица. Окончание

Взгляд назад

Волгарица, Волгарица

Петр Иванович решил меня отправить из Волгарицы с комфортом – в новой тележке от навозосбрасывателя, в которую были брошены охапки три ржаной соломы. Однако гонять трактор порожняком, хоть и набиралось пассажиров в тележке немало, ему не хотелось. Надо было еще как-то перегнать потерявшие способность двигаться шасси , стоявшие на приколе. Пытались  лучшие механизаторские умы Волгарицы Веня Котельников и сам Петр Иванович завести шасси с помощью заводной ручки и с ходу , и еще как-то, однако тракторок с вихлявыми колесами не слушался и замирал, раза три выфукнув из трубы сизый дымок.  Дело с отъездом затягивалось.

Я ходил по деревне и продолжал думать  о будущем Волгарицы.

– А разъедется она окончательно, если Петю Арбузова изживем, –  вспомнил слова Екатерины  Дмитриевны Пономаревой. – Подмоги-то ему нету покудова.

Вышел на комковатую улицу Веня Бартев.  Сиверко дует, а ему нипочем –  телогрейка нараспашку, красная веселая рубаха на виду.

 – Я уеду, как только Венька Котельников снимется, – затягиваясь сигаретой, заявил он. – Сами посудите, ни одного выходного за лето! И осенью их не предвидится.  Снег нападает, за сеном да соломой начнем ездить, а дни-то короткие. В общем, будущего не вижу. Семьи здесь не заведешь.  Невест что – по-кавказски умыкать сюда? Ни одна не едет.

Сам Петр Иванович сказал мне утром со вздохом: – Не надо Волгарицу ронять, из праха потом не подымешь. Аннушка давно меня  уехать зовет. Чего-де  добился, отовсюду выгнали. Ничто не в зачет. Да я думаю иначе. Если все плохое помнить,  то на хорошее в голове места не останется.  Но и на меня порой отчаянье находит:  эх, взять бы да укатить к дочерям-зятьям, пошло бы и там дело. А как подумаю: на кого стариков волгарицких оставлю? –  так и мыслям таким шабаш…

Красный тракторок по-прежнему не заводился, хотя время перевалило за обед. Досадливо резанув рукой воздух, сказал Петр Иванович, чтобы Веня Котельников вез одних пассажиров. Забралось нас на солому трое: мать учителя Бартева Надежда Ермолаевна, поехавшая в Шадрино за товарами к продавщице Фаине Паньковой, любитель поздних отпусков племянник Арбузова Николай Николаевич Волков, гостивший у отца –  Николая Павловича. Племянник  – человек обстоятельный, рюкзачок подогнан, ружье в чехле. Все жаловался, что охоты нынче не стало, рябчик пропал, глухаря и тетерева не видно. Одно хорошо – отдохнул в родных местах. А еще жалко ему, что гибнет Волгарица. Он ведь помнит ее многолюдной.

– Сердце щемит, как представишь, что ее не будет…

Дорога почти не улучшилась. После песчаной  боровой глади тележку начало  кидать вправо и влево, полетели в лицо и на вещи ошметья  грязи, добытые колесами из-подо льда.

– Вот он, наш бич, – говорил Николай Николаевич. – Если еще «Урал» не дождется – хлебнем лиха.

Однако автомашина «Урал», которую не чаяли мы застать из-за задержки,  была на месте на  противоположном берегу Моломы. «Капитан поперечного флота» лукаво погрозил мне пальцем, подогнав лодку к берегу.

– Почто деньги платил за перевоз? Я с  командировочных не беру, да ты мне гостем-отпускником показался.

 – Пусть пойдут деньги для поддержания поперечного флота, – пошутил я.

Иван Устинович хохотнул и приказал:

– По одному грузиться. Осторожно, а то тут шибко опасно.

Уже смеркалось, когда мы выбрались из Шадрина на «Урале». Энергичный, веселый шофер Юра Трушков, сумевший добраться к самой Моломе, включил фары. Он, как и первый раз, зорко замечал все:  и дорогу, и опасные рытвины. Не ускользнул от его внимания и отразившийся зеленоватым светом блеск лисьих глаз. Зверь мышковал. Юры выстрелил из  двустволки, однако охотничья удача не благоприятствовала ему. Николай Николаевич нахмурился.

 – Зачем подранков плодить?  – сказал он.  И еще раз отметил хозяйскую струнку в нем, в его рассуждениях. Наверное, такие обстоятельные люди, как он, многое могли бы сделать в Волгарице, вернись они в родные места.

Волков на ой вопрос, возможен ли такой поворот в его судьбе,  пожал плечами:

– В другом месте прирос я корнями, дети – школьники… Кабы раньше. Раньше-то  я и сам в Волгарицу рвался.

В деревне Стрельской, откуда начинается современная цивилизация в виде двухполосной бетонки, ждал нас  «уазик» с райкомовским пожилым шофером.  Путешествие завершилось. Я попрощался с Юрой Трушковым. Председатель колхоза Геннадий Васильевич Перминов отвел меня в сторону.

– Приезжайте по зиме-то, снегом дорогу заровняет, так по всему нашему колхозу свожу, Волгарицу опять навестите.

Я пообещал приехать.

– Я тут несколько дней  не спал, все думал, – признался Перминов. –  Решил послать письмо самому Михаилу Сергеевичу Горбачеву. Что-то плохо нашему колхозу с дорогой помогают. Да и вообще – как дальше-то жить?..

Насчет письма отговаривать Перминова не стал. Действительно, нужна колхозу капитальная поддержка. Очень нужна. А особенно Волгарице,  жизнь которой держится на волоске.  Падет она – и вовсе пропадет, превратится в залежь Заречье.

С волнением и надеждой слежу за судьбой Волгарицы. Друзья из Опарино  сообщили, что и до них дошли арендные веяния. Есть три семейных арендных коллектива в районе, в области их более четырехсот. Жду с нетерпением, когда объявятся арендаторы Волгарицы. Оживили бы они ее, придали людям веры в будущее.

Понтонный мост через Молому

На снимке: понтонный мост на месте паромной переправы появился. А деревни Волгарицы, которой он был так нужен, больше нет…

Фото из архива «Опаринской сороки».

Очерк Владимира Ситникова «Волгарица, Волгарица». Часть 1
Очерк Владимира Ситникова «Волгарица, Волгарица». Часть 2
Очерк Владимира Ситникова «Волгарица, Волгарица». Часть 3
Очерк Владимира Ситникова «Волгарица, Волгарица». Часть 4
Очерк Владимира Ситникова «Волгарица, Волгарица». Часть 5
Очерк Владимира Ситникова «Волгарица, Волгарица». Часть 6
Очерк Владимира Ситникова «Волгарица, Волгарица». Часть 7
Очерк Владимира Ситникова «Волгарица, Волгарица». Часть 8
Очерк Владимира Ситникова «Волгарица, Волгарица». Часть 9
Очерк Владимира Ситникова «Волгарица, Волгарица». Часть 10
Очерк Владимира Ситникова «Волгарица, Волгарица». Часть 11

Оцените статью
Добавить комментарий

  1. Евген

    Восхитительно!!!
    Браво, Владимир Арсентьевич!!!
    долгих творческих лет!!!

  2. Аноним

    Красивые места ,сосновый бор чего стоит… Но жизнь идет вперед,кругом цыфровизация.

  3. GOLUBEV_SERGEJ

    Аноним-во первых Цифровизация.Во вторых-ЛитРес
    Термин «цифровизация» стал невероятно популярным в последнее время, но мало кто понимает, в чем его суть. Не надо думать, что простое внедрение новых цифровых инструментов или платформ поможет вам резко вырваться в лидеры. Эти технологии либо просто не будут использоваться, либо не окажут ожидаемого эффекта. Самое главное в цифровой трансформации – фундаментальные изменения стереотипов мышления, методов работы и управления компанией.

  4. Татьяна Тунгусова

    А при чем тут цифровизация?

  5. GOLUBEV_SERGEJ

    Анониму лучше знать при чем цифровизация.

  6. Аноним

    А при всем! Что мир и жизнь не стоят на месте. Как сказано:” все течет – все изменяеться”. Вы ,очень умные ,хотя все понимаете и хитрые. Как в басне :” кукушка хвалит ,петуха за то, что хвалит он кукушку”. Я не глупее вас,господа .

  7. GOLUBEV_SERGEJ

    Иди поработай за углом.”Умный” ты наш.

  8. Аноним

    Вот опять ,ты показал себя с хорошей стороны. Давай в таком же духе. Надейся на то ,что кто нибудь тебя плддержит и похвадит. Ну- ну…

  9. Аноним

    И еще Сергей, мне плевать ,на твои и тебе подобных тов. глупые высказывания в мой адрес , мне гораздо дороже жизнь опаринцев ,моих земляков ,друзей, родственников.Так ,что уймись и смотри на мир по иному ,с улыбкой и надеждой на лучшее.