Солдат после поминок по себе

Об альмежанах-участниках Великой Отечественной войны, как вернувшихся в победный год домой, так и оставшихся навсегда на полях сражений, богатый материал собрал и продолжает собирать ветеран педагогического труда Юрий Михайлович Холопов. Он многое сделал для того, чтобы память о земляках продолжала жить.

Когда из муниципального сектора архива Опаринского района нам прислали старую публикацию из газеты «Кировская правда» (24 января 1995 года, № 11), мы сразу же обратились к Юрию Михайловичу с просьбой отыскать в своем архиве фото Александра Николаевича Суслонова и какие-либо данные об этом фронтовике. Но краевед ответил, что такими сведениями он не располагает. Тогда мы обратились к сайту «Подвиг народа», поскольку речь шла о фронтовике, имеющем награды, в частности, орден Боевого Красного знамени. И там нашли имя Александра Николаевича Суслонова.

Вот такие скупые строчки удалось отыскать: «Год рождения:1920 Место рождения: Кировская обл., Подосиновский р-н, п. Пинюг № наградного документа: 89 Дата наградного документа: 06.04.1985»

Чтобы более подробно наши читатели могли узнать о боевом пути и непростой судьбе этого человека, предлагаем познакомиться с газетным очерком, который называется «Солдат после поминок по себе». Почему так? Сейчас узнаете.

«Владимир Даль слову «идеал» дает такое меткое определение: это мысленный образ совершенства, образ-мечта. У большинства нынешних школьников такого образца уже нет. И в анкетах на этот вопрос они или делают прочерк, или называют каких-либо литературных персонажей, киногероев типа Сталлоне, Шварценеггера, Джеймса Бонда, адвоката Мейсона. И очень редко радуют души педагогов искренние признания о том, что идеалы есть и живут они рядом с нами. Их просто надо искать и видеть. Об этом я прочитала в анкете девятиклассника школы-лицея №24 г. Кирова Виктора Дубового: «Я стараюсь походить на моего дядю Александра Николаевича Суслонова. Это самый мужественный человек, который встретился в моей жизни. Отважный разведчик, награжденный за личную храбрость орденом Красного Знамени, он, после ранения став полным инвалидом, нашел в себе вилы не только жить, но и любить все окружающее, верить в лучшее, строить дома… В нашем районе о нем знают все». Я не раз беседовала с Виктором о его родственнике. Передаю его рассказ в сокращению.

Н. Галкина».

Когда мы с отцом приехали в гости к бабушке в поселок Альмеж Опаринского района, там я усидел ее брата, которого она звала по-деревенски Санко. Я сразу обратил внимание на его лицо, оно было изуродовано, все в фиолетовых пятнах, одна глазница пустая, вместо левой руки торчала культя, а на правой было всего два пальца. Я заметил, что он все старался сесть к печке, а на улице садился обязательно лицом к солнышку, грелся, ему всегда было холодно. Позднее я узнал, что тех, кто побывал на войне, «порой пронизывает холод».

Читайте также:  «И наш Герой, и ваш Герой!»

Санко очень любил ребятишек. Бывало, посадит кого-нибудь к себе на колени и шепчет ему что-то ласковое на ушко. Но дети пугались его некрасивого лица, его культи и убегали. Вначале я тоже испытывал к нему какой-то непонятный страх, но вскоре привык к его необычному виду. И сейчас, когда его уже нет с нами, я много дал бы за то, чтобы вернуться в то детство, сесть к старому солдату на колени, почувствовать запах его прокуренных рук, прижаться к нему и слушать, слушать его рассказы о войне.

За год до войны он был взят в армию и проходил действительную службу в пограничных войсках под Брестом. Уже тогда служить на границе было сложно, на нашу территорию пробирались вражеские лазутчики. Однажды Санко шел по тропинке, по краю которой была высокая трава. Один из них сзади набросил на него удавку, видимо, ему нужно был «язык». Противник сильно стянул петлю, и пограничнику с трудом удалось вырваться, оглушить врага и доставить его в часть.

Приближение грозы на границе ощущалось всеми. А вот политработник, приехавший на заставу, говорил, что войны не будет, так как с немцами у нас договор, и требовал не поддаваться на провокации. В конце его речи встал Александр суслонов и громко заявил: «Все, что вы сказали – неправда. Война скоро начнется. Мы видим, что немцы постоянно стягивают свои силы к границе. Я могу предоставить много и других доказательств».

По тем временам это был смелый поступок, и все в зале онемели. Александр был арестован и посажен на гауптвахту. Ему повезло: начальник заставы разделял его точку зрения и вскоре привез приказ о его освобождении. Это случилось за несколько дней до войны.

Началась она для пограничников ранним июньским утром. Весь день шли жестокие бои, а к вечеру только горстке бойцов удалось вырваться из огненного кольца и выйти к своим. Здесь им и предстояло держать оборону. Во время одного из налетов вражеской авиации Санко был ранен в ноги. А после возвращения из госпиталя бывший пограничник стал уже разведчиком. Лучшим его другом стал в те дни лейтенант с необычной фамилией Деньга. Позднее сержант Суслонов спас друга, раненного в живот, донес на себе до медсанбата. Лейтенант выжил.

Продолжение следует…