Работа в «Орлёнке», или как привыкнуть каждый день видеть море

6. Вечный вожатый

Помните, я обещала рассказать про конкурс педагогического мастерства среди вожатых? Так вот, постараюсь быть краткой.

Наверное, мои воспоминания о том, как я работала вожатой в «Орлёнке», никогда не потускнеют. И я всегда буду так же ярко, как сейчас, представлять летние дни, проведённые здесь рядом с детьми со всей России.

Работа Натальи Трубиной в «Орлёнке»

Но ещё в моей памяти не угаснут воспоминания о вожатских концертах, конкурсах и репетициях. Как после рабочих будней мы, уставшие и сонные, из последних сил «прогоняли» танцевальные постановки.

Но с особым усилием мы репетировали номера к конкурсу педагогического мастерства (о чём сейчас и пойдёт речь). А именно – к первому этапу – конкурсу визиток детских лагерей «Орлёнка».

Я участвовала в нём два года подряд в составе педагогического отряда «Алые паруса» (детский лагерь «Солнышко»). В этом году я смотрела выступления вожатых со стороны – нужно было написать о конкурсе материал.

Хочу сказать, что для меня это было неким испытанием. Непривычно – вот так наблюдать, не принимая участие в уже таком привычном и полюбившемся мероприятии. Помню, как мне хотелось тоже вновь выйти на сцену и почувствовать себя частью большой вожатской команды.

Хотя были и плюсы моего неучастия в конкурсе. Я видела не только все выступления (а не как раньше – только половину), но и то, как восторженно смотрят на своих вожатых орлята. И у меня по телу бежали мурашки.

Этот конкурс ассоциируется у меня с орлятским вожатским летом – по-настоящему живым и очень насыщенным. Когда кажется, что чего-то большего уже и придумать нельзя. Сама помню, как во время подобных мероприятий (а они обычно проходят по вечерам – после активного трудового вожатского дня) непонятно откуда появлялась энергия, и ты готов был танцевать и улыбаться ещё как минимум сутки.

В общем, вожатые «Орлёнка» для меня – особенные люди. Я рада, что попробовала себя в этой роли. И теперь смотрю на вожатых с уважением (ведь я знаю, как порой бывает сложно), пониманием и – совсем немного – с завистью.

Работа Натальи Трубиной в «Орлёнке»

А мимо «огоньков» (когда отряд в кругу по очереди высказывается на определённую тему в уютной и, можно сказать, волшебной атмосфере) и вообще без «скрипа в сердце» проходить не могу (особенно когда их устраивают прямо на берегу моря). В такие моменты жутко хочется туда, к ним. Чтобы просто послушать, как дети делятся своими мыслями и раскрываются по-новому (а они это делают искренне и очень мило).

Я до сих пор чувствую себя наполовину вожатой. Но в то же время мне нравится наблюдать за процессом и видеть со стороны (и понимать) – как же всё-таки здорово – быть старшим другом или наставником для подрастающих орлят.

Честно сказать, иногда невольно подслушиваю разговоры вожатых и детей (или детские разговоры). И порой не могу сдержать улыбку (ну, по-доброму так).

7. Рубрика «Испытано на себе»

Знаете, была этим летом со мной такая история, которую я до сих пор вспоминанию со смехом. В газете «Всем вместе» есть такая рубрика – «Испытано на себе». И первый мой опыт в ней был забавным. О нём я сейчас и расскажу.

Главный редактор дал нам с Настей (практиканткой в газете) задание – написать материал о пляже в пгт. Новомихайловский (находится рядом с «Орлёнком»). Там на самом деле много всего интересного. Например, спасатель с чувством юмора, который «вещает» в микрофон из спасательной станции. И поднимает всем настроение.

Так вот, мы пошли совмещать приятное с полезным (то есть гулять по набережной, внимательно наблюдая за происходящим и общаясь с людьми). И, конечно же, фотографировали.

Читайте также:  Дарящие улыбку

Сначала мы зашли в спасательную станцию. И услышали фразу: «Ветер сегодня дует в Турцию, поэтому просим быть осторожными с надувными матрасами». Это был тот самый спасатель с чувством юмора (все называют его Вальдемаром, но на самом деле он Владимир). Кстати, иногда он говорил стихами. Очень весело и вовсе не навязчиво.

Работа Натальи Трубиной в «Орлёнке»

После беседы с Вальдемаром мы пошли дегустировать еду в кафе на набережной. И снова совместили приятное с полезным – и поели, и нужную информацию для материала запомнили. Ну, чтобы потом в статье дать читателям советы по выбору блюд в местных заведениях.

Но самое интересное и запоминающееся началось, когда мы с Настей решили сфотографировать друг друга на гамаке (для материала, конечно же).

Перед этим мы спросили разрешения у арендаторов гамаков и со спокойной душой приступили к фотосессии. Не знаю почему, но первопроходцем была выбрана я (несмотря на то, что была в юбке, а гамак висел высоко).

Так вот, я с удовольствием полезла в гамак (до этого я мечтала хоть раз оказаться в нём). Но, как говорится, не тут-то было. Когда я уже была в гамаке, то потеряла равновесие и… упала (перевернулась) на гальку. Всё оказалось намного сложнее, чем я думала. Видели бы вы лицо Насти, арендаторов гамака и отдыхающих, которые загорали неподалёку… Это было очень смешно!

Все они испуганно смотрели на меня, а у Насти глаза были по пять рублей. И она громко спрашивала: «Наташ, ты чё?» А что я… я смеялась и не могла остановиться. Смеялась. Одна. Из всех. И старалась больше ни на кого не смотреть – стыдно было. А потом и Настя начала смеяться, когда поняла, что со мной всё в порядке.

Но я не сдавалась. И решила снова залезть в гамак. А как иначе – красивая фотография ведь нужна! На этот раз к нам подошла женщина-арендатор и помогла мне. Но я, как истинный человек-катастрофа, опять упала на гальку… Теперь и у женщины глаза были по пять рублей. Наверное, она думала: «Как можно быть такой неуклюжей?»

В общем, люди опять испугались, Настя – тем более (у неё было что-то вроде небольшой паники). И снова я начала смеяться. Одна. Ну, Настя потом подхватила, конечно. Вдруг мои локти жутко заболели. Оказалось, я разбила их в кровь. Но мне всё равно было смешно. И стыдно (наверное, смех был моей защитной реакцией). Если честно, мне хотелось испариться в этот момент. Но деваться было некуда – нам же нужны классные фотографии.

В итоге мы оставили этот несчастный гамак, не обращая внимания на удивлённые лица окружающих. И подошли к соседнему (он висел гораздо ниже – и почему мы сразу не догадались выбрать именно его?). Правда, на этот раз в гамак полезла Настя. И мы, наконец, сделали несколько кадров.

А потом благополучно и быстро покинули место моего позора.

По пути в редакцию мы с Настей решили, что профессия журналиста всё-таки опасна (об этом я читала в книжке ещё до поступления в университет). Даже если на море. Даже если в гамаке. Вот так.

В редакцию мы пришли весёлые, в предвкушении смеха коллег над нашими приключениями. Но, увы, почти никто не смеялся. А главный редактор посмотрел на разбитые локти и серьёзно сказал: «На такие задания я вас больше посылать не буду…». Кстати, локти потом ещё пару дней болели.

В общем, эту историю я до сих пор вспоминаю со смехом. И мои близкие и подруги тоже. Материал про пляж получился действительно испытанным на себе.

Продолжение следует…