Пропавшая рукопись. Часть 2

Продолжаем публикацию воспоминаний ветерана труда и труженика тыла Александра Георгиевича Кочкина.

Недаром говорится, что мир не без добрых людей. После публикации первой части материала с нами связалась Наталья Владимировна Горбунова, которая оказалась родной племянницей Александра Георгиевича. Она предоставила несколько старых фотографий, на которых А. Г. Кочкин с отцом, матерью и другими родственниками, а также с женой. Спасибо неравнодушному человеку! Правда, о судьбе рукописи и ей неизвестно ничего.

«После выборов в 1937 году, наши колхозники тоже ходили на выборы, в  поселок Латышский, в колхозе  «Власть Советов», где мы раньше жили на хуторе,  начали забирать по ночам мужиков с какой-то семьи одного, а с какой-то двоих и всех увозили без права переписки, и на хуторах остались одни бабы. В начале войны этот колхоз еще числился, но уже был на четвереньках, а председателем была Эрья Мария.

Пропавшая рукопись. Часть 2

Кочкин А.Г.с отцом, матерью и сёстрами(тректий справа в шляпе)

В 1939 году к нашему колхозу присоединили колхоз «Север», который был разбросан по хуторам р. Левая и тракту через бывший химзавод д. Кичуг и дальше до колхоза «Трактор». Хутора были расположены не компактно, и поэтому колхоз занимал огромную площадь земли, а так как налоги брали с общей площади, то колхоз оказался нежизнеспособным.

Во время слияния колхозов к нам в «1 Май» приехали только три семьи: Цернант Рудольф с семьей и матерью, Юрьев Эльмар с семьей и Корбе Рудольф, вот и все. Пригнали и привезли несколько лошадей, которые были неходячие из-за бескормицы, и еще несколько коров. Вот и все, что досталось нам от этого колхоза, зато площадь земли увеличилась почти втрое. С тех пор на трудодень наши колхозники стали получать вместо 6-8 кг зерна всего 1-2 кг. Лошади на посевной раньше получали по 6 кг овса в сутки, теперь 2 кг.

В 1940 году моего отца избрали председателем колхоза, а он всегда был промысловым охотником, и ему пришлось избавляться от ружья, т.к., как он потом объяснял мужчинам,  если дома будет ружье, из него председателя не получится.

Пропавшая рукопись. Часть 2

Кочкин А.Г.

В июне месяце по решению правления было решено отправить в бывший «Север» для пастьбы 28 телят в возрасте 1-3 года и 86 овец. Пастухом был Суслов Илларион и два подростка: Ольга Заборскихая 1926 г.р. и Нагель Роберт 1927 года рождения. В начале июля Суслова отозвали из пастухов и посадили на конную косилку. Вместо Суслова пастухом на время дали замену – Заборского Анатолия 29-го или 30 года рождения, который был хотя и молодым, но живым мальчиком.

В начале июля приехала бригада на уборку сена на полях бывшего колхоза «Север». С косилкой Суслов был на ты еще со свободного крестьянства, он был моим дедом по матери и запросил меня к себе в помощники: коней поить и точило крутить, когда  он точил косилочные ножи.  Нам дали 4 лошади, одна пара работала до обеда, вторая после обеда, и так до 1946 года.

В этом году на уборку сена была собрана ударная бригада, около 8 или 10 мужиков и несколько незамужних женщин и девушек.  Мы с дедом подкосили пашни на хуторах Белянкина и еще хутор Сузи и Юрьева, и тогда приехал отец и привез  всей бригаде большую радость – конные грабли, новенькие, только что с завода. Радости бригады не было конца, ведь грабли работали за пятерых. Сего было убрано на всех хуторах кроме бывшего хутора Васильевых и еще каких-то одного или двух, их и во время войны не выкашивали.

Пропавшая рукопись. Часть 2

Кочкин А.Г. с женой Юлией

В 1940 году сселение хуторов в одну деревню практически завершилось и в деревне поставили 15 домиков, не чета тем, что  были на хуторах – эти были и поменьше, и поставленные наспех. Все надеялись, что в 41-году сделают сени, навесы и кладовки, но в июне после посевной вскоре объявили, что началась война.

Читайте также:  Зеленая рощица. Часть 3

Мужиков забрали в действующую армию, и братья Шапкины, только что пришедшие с финской, ушли на Отечественную. Кто по годам не подходил для фронта, тех отправляли на трудовой фронт.  Нагель Я. Я. Был мобилизован на Урал, а калека Цернант Р.  –  в опаринскую промартель катать для фронта валенки. Отца осенью тоже взяли на фронт, после ранения он лечился в Череповце, в 1942 году получили письмо, что поедет на фронт, но вскоре пришло извещение, что он пропал без вести – видимо, немцы разбомбили эшелон.

В 1942 году в нашей деревне расквартировали бригаду из трудармии, которая начала строительство разъезда на 192 км пути Киров – Котлас. На вооружении у них были тачки и лопаты, и они за год построили второй путь, станцию и  2 стрелочных будки. Такой же разъезд был построен за р. Лузой против дороги на Банную Гриву, колхоз «Серп и молот».

 В 1942 или 43-м годах стали возить и сваливать военный лом в поселок Вазюк: пушки, пулеметы, винтовки, автоматы, танки, даже противотанковые ружья. В танковых пулеметах, в дисках даже были не все выстреленные патроны, но они были крупнее винтовочных.

Колхозники из «1 Мая» всю войну использовали земли «Севера» для сенокосов и откорма молодняка КРС, овец, коров и лошадей. Летом косили сено, а зимой его вывозили и скармливали скоту, и так ежегодно.

Когда избавились от этих земель, я не знаю. В 1958 или 1959 годах на этих хуторах уже косил Маромицкий ЛТХ или ЛПХ, точно не знаю, сено для своих лошадей. А впоследствии там  и теперь косят  жители поселка Маромица, владельцы КРС.

Еще до войны ветка  Латышский – Речной была построена до 9 км, это точно. Строили ее преимущественно татары. Почему так? Не знаю. На 6-м км, теперь считается 8-й, сохранилась полянка, где стояли конюшни и бараки для людей. На 9-м км, теперь по линии 10-й, был организован лесопункт побольше. В обоих поселках были магазинчики,  на 9-м по тем временам был большой. Был поселок и на 14-м км, это теперешний п. Маромица. Тутти были во время войны и пленные немцы, и потом репатриированные немцы и украинцы – поселок был смешанным.

Около 1957 года комендатуру убрали, и эти два народа стали разъезжаться: немцы – в Карагандинскую область, украинцы в основном на свою родину. Пополнение поселка производилось в основном притоком сельских жителей с верховьев реки Моломы, теперь Паломицкий округ. Там в колхозе «Ворошилов» д. Чудалово из ста с лишним дворов теперь стоит несколько домиков,  в Частушонках вообще ни одного жилища нет. На лесопунктах, хотя на лесоповале и было тяжелее, но там за сдельную работу платили по расценкам, а в колхозе иногда почти за голую палочку работали. К концу войны колхозы «Новый путь» и «Власть Советов» уже не существовали.

Пропавшая рукопись. Часть 1

Окончание следует…