Последний бой рядового Мальцева

Летом 1943 года развернулась одна из крупнейших битв Великой Отечественной войны, вошедшая в историю под названием Курская битва. По размаху, напряжению и ожесточенности эта битва не знала себе равных в истории.

Бои на Ахтырском направлении, разгоревшиеся в августе 1943 года, являются частью завершающегося этапа Курской битвы, вошедшей в историю под названием “Ликвидация белгородско-харьковской группировки немецко-фашистских войск».

Наиболее сильную группировку немецко-фашистское командование развернуло на рубеже Ахтырка – Мошенки. Здесь 18 августа 1943 года оборону держал 517 стрелковый полк 166 стрелковой дивизии 27 армии Воронежского фронта. В 517 стрелковом полку заряжающим 76 мм противотанкового орудия воевал мой дядя Мальцев Алексей Федорович.

Мальцев Алексей Федорович

Ему был 21 год . Совсем мальчишка, невысокий, тихий, щупленький. Он не стал легендой Великой Отечественной, как Александр Матросов или Николай Гастелло.

Родился он в деревне Мальцево Лукинского сельсовета Опаринского района Кировской области. Отец, Мальцев Федор Филиппович, в 1918, был личным охранником В.И.Ленина в Петрограде, в отряде под руководством т. Малькова. Мать, Мальцева Анна Елисеевна, крестьянка.

При авианалете в 1942 году Алексей Мальцев был ранен. Ранение было легкое, и через несколько дней его направили в место формирования 166 стрелковой дивизии в город Любим Ярославской области.

18 августа под Ахтыркой стояла прекрасная погода. Летний солнечный день разгулялся вовсю. Батарея 76 мм орудий 517 стрелкового полка, где заряжающим орудия был Леша, заняла позицию прямо на колхозном поле у заболоченного озера села Велико-Озерского в 1,5 км от г. Ахтырка. Пушка тонула в в подсолнухах, зато им хорошо видны были перекресток улицы Гоголя и проезд в село.

В 08.30 показались самолеты — они шли на большой высоте, ровным строем, и навалились на Велико-Озерскую . Потом появились «мессеры», и то, что не смогли сделать бомбардировщики, довершили они. Проносясь на бреющем по линии передовой, над артиллерийскими позициями, они били из пулеметов по всему живому.

В 9 часов около полка немецкой мотопехоты и 60 танков перешли в наступление на стыке 517-го и 735-го стрелковых полков.

Алексею и без бинокля было видно, что пехота отступает, а впереди нее уже прут немецкие танки. Слева от села Мошенки по танкам в упор еще бьет батарея 122-миллиметровок. Над ней кружится десяток «мессеров», с воем пикируя на каждый выстрел.

А танки – уже вот они, на шоссе. Обходя село, мнут подсолнечник на поле.

Когда головной танк вышел на расстояние прямого выстрела, расчет Алексея первым же выстрелом подбил его. Вторым снарядом поджег бронетранспортер, замыкавший колонну. Два танка попытались стащить головной танк с дороги, но тоже были подбиты.

А когда немцы вышли на Лешину позицию, осталось всего три снаряда. Им предлагали сдаться. Коля и его товарищи ответил пальбой из карабинов.
Этот последний бой был недолгим, всего около 30 минут.

Из воспоминаний майора Герберта Гомилле, командира батальона танков «Тигр» танкового полка дивизии «Великая Германия», который должен был использоваться для огневой поддержки в юго-восточном секторе у села Велико-Озерский, неподалеку от города Ахтырка. Несколько отрывков из этого рапорта я приведу ниже: «Как только батальону удалось пересечь две траншеи, он попал под огонь многочисленных противотанковых орудий, которые были очень хорошо замаскированы . Капитан фон Филлебойс, командовавший 10-й ротой, был серьезно ранен в этом бою. Его “Тигр” был подбит 8 раз из 76-миллиметровых орудийных снарядов. Один из этих снарядов пробил корпус танка сбоку, а башня танка была задета 6 раз: 3 снаряда слегка повредили обшивку, а два других оставили трещины и небольшие пробоины. Шестой снаряд сорвал со стороны боевой кабины кусок обшивки площадью в две ладони. Вся электрическая система, обеспечивавшая огневую мощь машины, была уничтожена. Перископы погнулись или были полностью вырваны».

Читайте также:  Знамя Победы в Опаринском районе

Вот такой простой по описанию подвиг. Можно было бы найти для этого другие слова, может быть, более сильные, более емкие, более колоритные. Но было бы это правдой? Правда здесь, думается, в одном. Шли танки, и Мальцев в составе расчета отражал их атаки. Отражал стойко. Шли танки, и их было много…

В районе села Великое Озеро удар наносили отборные части гитлеровских панцерваффе. А он стоял. Враг оказался сильнее. И Алексей погиб. Но 4 танка, 2 бронемашины, около 40 солдат и офицеров недосчитались гитлеровцы после боя у села Великое Озеро, где стоял в заслоне с боевыми товарищами русский солдат Алексей Мальцев.

При прорыве обороны Лешиной батареи немецкие танки смешали с землей останки бойцов, и только в октябре 1943 года командование 166 стрелковой дивизии смогло определить, кто выжил, кто погиб или пропал без вести в этой мясорубке. В начале ноября 1943 года в п. Опарино пришло извещение о том ,что рядовой Мальцев А.Ф. пропал без вести в октябре 1943 года.

Мальцев Алексей Федорович

К 13 часам до 15 немецких танков с группой автоматчиков прорвались в район совхоза «Ударник», где находился командный пункт 166-й стрелковой дивизии. Ввиду обстрела КП дивизии танками он был сменен. Кроме того, КП дивизии, находящийся районе совхоза «Ударник», в течение почти двух часов подвергался непрерывной бомбежке с воздуха, в результате чего был сожжен автобус с оперативными документами соединения и с личными делами солдат и офицеров.

Остатки 166-й стрелковой дивизии, ведя бои в окружении у с. Хухра, 20-го августа пошли на прорыв в направлении на Ситниково, но пробились только к 21.00 следующего дня без 731-го и 517 стрелковых полков. Командир 517 сп подполковник Петр Макарович Решетник бросил на произвол судьбы свой полк и остался жить В ходе боя у хутора Бугреватый был тяжело ранен командир 166 дивизии полковник Бронислав Иосифович Полторжицкий (бойцы оставили своего командира, и он чудом выжил, обнаруженный группой разведчиков, отправленной на его поиски). Тяжело раненного в ногу Полторжицкого сумел унести на себе из-под огня и укрыть в сосняке помощник начальника оперативного отделения штаба дивизии капитан Ф. П. Васильков. Здесь, в сосняке, они и пролежали до подхода наших разведчиков больше суток.

В семьи моих близких с 1941 по 1945 годы не пришло ни одной похоронки, но пришли извещения, что в 1942 г. пропали без вести мои деды Гребенев Михаил Симонович, Гребенев Иван Данилович, Гребенев Павел Данилович, в 1944-м – Гребенев Николай Петрович и в 1943 г. – дядя Мальцев Алексей Федорович, память о котором мне удалось восстановить благодаря ЦФА МО, документальному фильму А.Парамонова « Танковый удар», Украина 2016 г., по мемуарам ветеранов 166 сд, которые вышли отдельной книгой в Алма-Ате в 1993 году.

Я не слышал разрыва,
Я не видел той вспышки,–
Точно в пропасть с обрыва –
И ни дна, ни покрышки.
И во всем этом мире,
До конца его дней,
Ни петлички, ни лычки
С гимнастерки моей.
Я – где корни слепые
Ищут корма во тьме;
Я – где с облачком пыли
Ходит рожь на холме;
Я – где крик петушиный
На заре по росе;
Я – где ваши машины
Воздух рвут на шоссе;
Где травинку к травинке
Речка травы прядет, –
Там, куда на поминки
Даже мать не придет.

А. Твардовский.

Николай Степанович Мальцев, Тверская область.