Поэзия и безделки Никанора Яхлакова – 5

Состояние души
Не зависит от возраста,
Самое главное – быть добрым
И не жалеть себя,
Не сетовать на годы,
А больше быть на людях,
Помогать им
В меру своих возможностей.
Это и есть жизнь.

Л.М.Калугина, 17.12.2002 г.

«Есть у меня задумка, – пишет Никанор Алексеевич в одном из писем, – послать Вам материал «О чудесном чувстве – любови». Конечно, я дал согласие, а сам, грешным делом, подумал «шерше ля фам» – ищите женщину. К сожалению, в тех стихах, которые Никанор Алексеевич тогда прислал мне, я женщин не обнаружил. Но порадовался на него, в его стихах заметно изменилась интонация, в них сквозил легкий, как весенний ветерок, оптимизмом и даже чуточку флирт (все-таки артист и режиссер), и аромат пробуждающегося леса и первых подснежников. В стихах не было интриг и запутанных историй, тем более амурных дел. Об этом я могу судить не только по его поэтическим посланиям, но и по рассказам его сподвижников. Была в их среде боевая и целенаправленная девушка из Подосиновца Антонина Помелова. Когда Ленин говорил, что «каждая кухарка должна научиться управлять государством» – так это и о ней, Антонине Николаевне Помеловой. А глашатай революции Владимир Маяковский продолжил эту мысль:

Ищи во мне не радости мгновений.
Люби меня не для себя одной;
Как Беатриче образ вдохновенный,
Ты к небесам мне светлый путь открой
Склонясь ко мне с пленительной заботой,
Ты повторяй: «Будь добрым для меня,
Иди в борьбу, и мысли, и работой,
Вперед, за мной – я поведу тебя!»
И каждый ласке, каждому упреку
Заставь меня ты радостно внимать.
Как женщина, ревнуй меня к пороку
И береги, как любящая мать.

– Мать моя, – рассказывала Антонина Николаевна, – Прасковья Андреевна Помелова, двадцати лет ушла из родной деревни Помелихи в село Подосиновец, нанялась прислугой в дом лесничего Николая Васильевича Гурьянова, у которого было шестеро детей. Старшие учились в Вятке, и мать их, Юлия Ивановна, энергичная, образованная женщина, месяцами жила в городе с детьми. И случилось так, что красивая девушка-кухарка и лесничий полюбили друг друга. От этого второго, «незаконного брака», было трое детей: старший мой брат Мирон, я и младший Леонид Когда мне исполнилось 10 лет, Юлия Ивановна взяла меня в Вятку, подготовила к поступлению в гимназию, заботилась обо мне так же, как и о своих детях. Я всю жизнь с глубокой благодарностью вспоминаю эту умную, добрую и великодушную женщину. В сентябре 1917 года меня перевели в высшее начальное училище и направили на работу в деревню Федотовскую Забелинской волости, расположенной в тридцати верстах от Котласа. Здесь, как и в Подосиновце, не хватало учителей. Осенью 1919 года из-за болезни матери я возвратилась в Подосиновец. В феврале 1920 года первой из женщин Подосиновца я вступила в ряды РКП(б).

Поэзия и безделки Никанора Яхлакова – 5

На снимке: Н.А. Яхлаков в Архангельске на краевом слете ударников-учителей в августе 1935 года. Он стоит в третьем ряду второй слева.

И тут началась моя настоящая женотдельская «карьера». Заведовала Никольским уездным женотделом до сентября 1922 года.. Затем на такой же работе была в Сольвычегодском укоме РКП (б)». Здесь и познакомились Яхлаков и Помелова. Но Никанор Алексеевич вскоре ушел в армию и служил до 1929 гола. А Помелова с июня 1924 года по июль 1929 работала в Северо-Двинском губкоме (г. Велики Устюг) сначала инструктором, а затем заведующей губернским женотделом. После небольшого перерыва партия снова направила ее работать среди женщин. На этот раз в Архангельск, в исполком Северного края. Здесь и состоялась очередная встреча Никанора Алексеевича Яхлакова и Антонины Николаевны. Помелова участвовала во Всесоюзных съездах, несколько раз встречалась и беседовала с Н.К. Крупской, слушала Розалию Самойловну Землячку, которую партийцы между собой звали «демоном революции». Она приезжала в годы гражданской войны для организации защиты Котласа от интервентов. Самообразование и встречи с такими людьми позволили Помеловой приобрести большой опыт партийной работы.

Поэзия и безделки Никанора Яхлакова – 5

На снимке: Н.К. Крупская, А.Н. Помелова внизу справа.

«Вы спрашиваете о моих встречах с А.Н.Помеловой, – пишет Никанор Алексеевич. – Я больше знал её по Архангельску, чем по Сольвычегодску, так как она появилась в Сольвычегодске, а я вскоре уехал в Армию. В 1932 году случайно встретились на улице. В Архангельск я приехал по делам «Опаринской искры». Помелова пригасила меня пойти на учительское совещание. Там во время перерыва встретились с С.А.Модановым, он тогда ведал отелом школ крайкома, зам. зав. крайоно Бараниным и др. Поговорили о том, о сем, а потом они и говорят между собой про меня: «Так, мол, решили?» А про что решили – я не знал. После перерыва Антонина Николаевна сказала: «А теперь проводи меня до крайоно». Я был свободен, и мы пошли. Там она показывает мне стол, шкаф, вручает ключи и приказ, из коего я узнал, что «с сего числа я назначен зав. сектором искусств». Возражения не были приняты, а время было такое, что много и не поспоришь. Так я на год с лишним и осел в Архангельске. Антонина Николаевна тогда ведала политпросвет работой в крайоно. Вот за этот год мы встречались часто. Потом я благополучно сбежал в Опарино. Я знал, что Помелова участвовала в работе нескольких Всесоюзных съездов. Потом мы на несколько лет потеряли друг друга из виду, но встретившись случайно в Москве, возобновили переписку. Одно могу сказать: Антонина Николаевна была верным проводником идей партии в жизнь».

«Уважаемый Николай Николаевич! – Это уже из письма А.Н.Помеловой. – Отлично сделан материал о В.П. Давыдове. Вы молодец, мне не суметь так написать. В 1918 году в нашей Подосиновской библиотеке насчитывалось 1215 книг и 1225 читателей. А я никак не могу ничего написать о себе. Надо коротко и доходчиво. Подготовлю материал о П.А. Тюкавине, все они коренные жители Сольвычегодска, там родились и там начинали работу в годы становления Советской власти. Жаль, что не смогла переслать Вам фотографию делегаток Сольвычегодска (позднее эта фотография появилась в моем архиве), послала её переснимать. Это фотография июня 1924 года. Может, встретимся, и тогда Вы найдете время побывать у меня». Конечно, я выполнил просьбу Антонины Николаевны. Мы долго беседовали с ней в её квартире на улице Ванеева в Архангельске. Она разложила на столе письма, на диване мы листали фотоальбомы и я вновь и вновь встречался со своими героями того далекого сольвычегодского времени. Все это в какой-то мере найдет свое место в книге А.Н.Помеловой «Слово о женщинах Севера», которая сегодня как драгоценная реликвия стоит среди исторических книг о гражданской войне на Севере.

Среди них Екатерина Ивановна Покровская – сестра братьев Павла и Степана Покровских, погибших за дело революции и чье имя носит центральная площадь районного центра Ленского района Архангельской области в селе Яренск. В поэтическом сборнике Яхлакова «На жизненном пути» много стихов-посвящений. Откроем этот отсчет с посвящения педагогу Лидии Александровне Котиной, награжденной орденом Трудового Красного знамени: «Ни времени, ни сил для школы не жалея, Вы честно выполнили долг перед страной. За это в день двойного юбилея Вам наш привет горячий и поклон земной. Без болезней, горя, бед живите много-много лет!» А рядом поэтическое послание Тане Кузнецовой: «В этот майский новый день я твоего, дружок, рожденья поздравление и совет: коли любишь ты искусство, то в себе его люби. Но искусства нет без чувства, значит, чувства береги!». Е.П.Крюковой: «Ветку ели прилагаю. Пусть напомнить Вам о том, что за Волгою рекою есть в России край такой, где березы, сосны, ели, где зимой снега, метели, и где царствует мороз». А вот что он подарил Г.В. Пугиной: «Вы просили написать вам в стихах послание. Вот спешу я выполнять Ваше пожелание»

Читайте также:  Фестиваль игрушки

А далее читаем признание самого автора: «Читать или строчить стихи… Я пробовал, но должен вам признаться – не вышло, кроме чепухи. Ни строчки путной, интересной. А это значит, что душа молчит. Что ж подожду: ведь в час пока безвестный в ней снова песня зазвучит» Так бывает и у маститых поэтов, на какое-то время гаснет огонек, как закат над рекой, и восхода приходится ждать долго-долго. Но тот, кто верит, кто любит, то распахнет окна на зарю со словом ласковым: «Люблю!» Конечно, о любви немало песен сложено, но говорить и писать о любви по-прежнему совсем непросто, так как каждый человек воспринимает ваши слова по-своему. Но есть одно заветное и потайное слово «Люблю!», которое открывает сердца и двери. А если одного слова мало, подари три: я вас люблю! – как это сделала Надежда Ковалёнок:

Всего три слова о любви
На сердце радугой легли.
Три нежных легких лепестка
Смогли приплыть издалека.
Всего три слова о любви
В саду Эдема зацвели,
Как будто всполохи огня,
Три слова: я люблю тебя!

В поэтическом сборнике Никанора Яхлакова «На жизенном пути» много попыток поговорить о любви, но автор порой стеснительно отступает перед жизненным напором времени, событий и этого самого святого и так необходимого людям чувства. В свое оправдание он пишет: «Издревле поэты любовь воспевают как счастье и радость, как чудный мир грез. Но в виршах они почему-то скрывают, как много несет она горя и слез». Эти строки не выдумка автора, а то, через что ему пришлось пройти. Если полистать книгу его жизни, в ней мы найдем ответы на многие вопросы: с кем, когда, как и почему? В ней мы встретимся с конкретными людьми, а не поэтическими героями: Агния Александровна Баданина – первая жена Яхлакова, Екатерина Ливерьевна Алешинцева – вторая избранница Никанора Алексеевича, с Клавдией Васильевной Патрушевой он прожил до последнего своего часа. Но ни одна из них так и не получила фамилию мужа – Яхлакова. Наверно, поэтому в поэтическом сборнике о них мы не находим ни слова. По каким причинам – это известно только самому автору. Зато никак не пройти мимо пока неизвестной нам Е.П., которой Никанор Алексеевич открывает свое потайное сердце.

Поэзия и безделки Никанора Яхлакова – 5

Кто же эта прекрасная незнакомка? Этот вопрос так бы и остался без ответа, если бы я во время поездки в Москву не побывал в гостях у Екатерины Ивановны Покровской. Я уже, как говорят, одним крылом затронул эту тему. Сейчас необходимо сделать уточнение. Отец Павла, Степана и Кати был священнослужителем. Иван Степанович открыл в своем доме школу. Затем ему удалось открыть в селе церковно-приходскую школу для сельских мальчишек и девчонок и стать учителем. Мать – Елизавета Павловна – фельдшер-акушер. Семья Покровских была высокообразованной. Но огонь революции зажег сердца все детей Ивана Степановича и Елизаветы Павловны. Павел и Степан погибли на гражданской войне. Екатерина Ивановна, как и братья, активно включилась в революционную работу, часто ездила по уездам с выступлениями перед сельским населением, стала коммунистом, избиралась на губернский партийный съезд. Где и когда пересеклись пути Никанора Алексеевича и Екатерины Ивановны? Но где-то пересеклись. И красивая девушка вошла в его сердце. Но Никанор Алексеевич на долгие годы запер его на крепкий замок, оставив для нас, как опознавательный знак, всего две буквы Е.П.

И эти строки, что в тиши
Вам написал в час размышленья.
В них вам сердечный мой привет
Счастливой жизни до ста лет!

Поэзия и безделки Никанора Яхлакова – 5

На снимке А.А.Рууз, Л.М.Калугина И Н.А.Яхлаков. 15 августа 1967 г.

В его жизни было много девушек и женщин – начинающих артистов Сольвычегодского молодежного театра, Опаринского народного. Выбор был большой, но он был настоящим мужчиной – любил душой. О работе в Опарино Яхлаков пишет так: «В то время в работе драмкружка принимали участие до 40 человек, разумеется, не одновременно: часть уезжала, но убыль покрывалась новыми участниками Особенно активно и успешно работали А.С.Ярмолинская, Р.П.Яхлакова, П.Ф.Васюткина, З.И.Нагленко, Е.Н.Черонмазова, М.П.Чернушкина, А.С.Ворошкова, Е.Г.Шишкина, Н.П.Никифоров (Баданина), Наташа Кулещова, Р.Г Келус, Миля Лощенко, Варя Коротких Среди этих актеров была и Любовь Матвеевна Калугина, чьи слова я вынес эпиграфом к этой публикации. Как признается сама Любовь Матвеевна, она играла в нем с удовольствием.

В театр мы все навечно влюблены
Скорбим по режиссеру и актеру.
Ведь Яхлаков любил напоминать:
Театр не потеряет моду.

В 1949 году после окончания Кировского библиотечного техникума приехала Люба (тогда ещё Шипицына) на работу в Лузянскую сельскую библиотеку – теперь это село Красное Даровского района. В мае 1950 года переведена в районную библиотеку (в те годы сего Красное входило в Опаринский район) на должность библиотекаря-передвижника, а в 1951, когда молодого библиотекаря Любовь Калугину утвердили заведующей библиотекой, ей было тогда 19 лет!. Двадцать пять лет отдала Любовь Матвеевна Калугина библиотечной работе. А сколько молодых людей Любовь Матвеевна за это время поставила на ноги, научила жить и работать, была наставником, советчиком, помощником и просто второй мамой. В 1976 году Любовь Матвеевна стала заведующей отделом культуры. Где бы она ни трудилась, полностью отдавалась работе, не считаясь ни с чем, добиваясь поставленной задачи. Её добросовестный труд неоднократно отмечался Почетными грамотами. 38 лет работы в отделе культуры – такого ещё ни у кого не было! С 1989 года – она являлась членом президиума районного совета ветеранов. На 10-летии ветеранской организации Любовь Матвеевна обратилась к будущему:

Я не знаю, сколько мне осталось,
Много лет или немного дней..
Дай судьба, мне солнечную старость,
Не покинь, Весна, души моей.

Поэзия и безделки Никанора Яхлакова – 5

На снимке: Любовь Матвеевна Калугина с внучкой Леной и дочерью Надеждой. 1995 г.

Поэзия и безделки Никанора Яхлакова – 5

Однажды Никанор Алексеевич рассказал мне такую байку. «Как-то спрашивает меня в Архангельске мужик: откуда ты? – Я-то? – Я больше не спрашиваю: значит, вятский. И это признание – вятский я гордо пронес через всю жизнь». Ведь Опарино отданы мои лучшие годы. Поэт Всеволод Рождественский напутствует нас:

Стареют книги… Нет, не переплет,
Не тронутые плесенью страницы,
А то, что там, за буквами живет
И никому уж больше не приснится.
Остановило время свой полет,
Иссохла старых сказок медуница,
И до конца никто уж не поймет,
Что озарило наших предков лица.
Но мы должны спуститься в этот мир,
Как водолазы в сумрак Атлантиды, –
Былых веков надежды и обиды
Не только стёртый начисто пунктир:
Века в своей развёрнутой поэме
Из тьмы выходит к Свету, к вечной теме.

Листая и изучая страницы поэтического самиздатовского сборника Н.А.Яхлакова «На жизненном пути», мы выполняем этот наказ.

Поэзия и безделки Никанора Яхлакова – 1
Поэзия и безделки Никанора Яхлакова – 2
Поэзия и безделки Никанора Яхлакова – 3
Поэзия и безделки Никанора Яхлакова – 4

Николай Шкаредный, продолжение следует

5 1 голос
Рейтинг статьи