ОТКРЫВАЕМ ГРИНА – 7

«Надо уметь закрыть скучную книгу,
уходить с плохого кино и расставаться
с людьми, которые не дорожат тобой».
Александр Грин

В 1878 году для инспектирования учебных заведений Вятку посетил министр народного просвещения граф Дмитрий Андреевич Толстой. Кроме прочих школ он побывал и в земском училище. Министр опросил воспитанников училища, их знания были признаны неудовлетворительными. Как и следовало ожидать, граф Толстой, который был сторонником классического среднего образования, программу училища раскритиковал и отверг. Земство и педагогический совет обратились к министру за советом: как поступить с училищем? Он предложил переделать училище в реальное или же в учительскую семинарию – на основе уже разработанных программ для подобных учебных заведений. Все воспитанники прежнего училища – 120 человек в пяти классах – были переведены в новое учебное заведение, которое быстро завоевало авторитет и уважение. Достаточно сказать, что в числе воспитанников училища были архитектор И.А.. Чарушин, искусствовед Н.А. Машковцев, художники Н.Н. Хохряков, А.А. Рылов и А.И. Даньшин, писатель А. С Гриневский-Грин. Мне удалось найти Памятную книжку Вятской губернии за 1873 года, в которой был представлен первый педагогический состав земского. Таким было рождение этого учебного заведения, которое впоследствии дало Вятке и России много замечательных людей.

Памятная книжка Вятской губернии на 1873 год, педагогический состав земского училища.

Памятная книжка Вятской губернии на 1873 год, педагогический состав земского училища.

На снимке: выпускники Вятского Александровского реального училища 1916 г. tomado-84.livejournal.com

На снимке: выпускники Вятского Александровского реального училища 1916 г. tomado-84.livejournal.com

По возвращению из Слободского после рождения Саши семья Гриневских живет в квартире на территории губернской земской больницы. В 1886 году Гриневские переезжают во флигель солдатки А.В. Ивановой на Никитинской улице, квартал №60 (позднее – ул. Володарского, 44). 12 августа 1887 года в семье рождается дочь Антонина. С этого года, как отмечают исследователи, Александр Грин начинает «недурно рисовать». Семья растет, средств явно не хватает. 14 июля 1889 года Анна Степановна Гриневская пишет заявление в губернскую земскую управу с просьбой забрать у неё приемную дочь Наталию, которая была удочерена Гриневскими в 1878 году, для передачи на воспитание другому лицу, так как их семья увеличилась и более воспитывать девочку она «не в состоянии». Но Александр и Наталия не потеряли связи друг с другом. Именно сводная сестра Наталия носила Александру Гриневскому в тюрьму передачи, но в мае 1906 года она должна была уехать домой, и ей посоветовали найти для брата «тюремную невесту» – девушку, приходящую на свидание с заключенными, у которых в столице не было ни родных, ни знакомых.

13 сентября 1889 года в семье рождается дочь Екатерина, а педагогический совет училища уведомляет Гриневских о плохом поведении сына. С этого года, как утверждают биографы, Александр начинает сочинять и декламировать собственные стихи. 1890 год. Октябрь. Александр Грин выбывает из 1 класса училища на год «по прошению отца» в связи с плохим поведением. Писатель признается: «Я испытал горечь побоев, порки, стояния на коленях. Меня в минуты раздражения за своевольство и неудачное учение звали «свинопасом», «золоторотцем», прочили мне жизнь, полную пресмыкания у людей удачливых, преуспевающих. Мать болела, отец сильно и часто пил, долги росли, все вместе взятое создавало тяжелую и безобразную жизнь. Среди убогой обстановки, без сколько-нибудь правильного руководства я рос при жизни матери, с её смертью пошло ещё хуже». «После окончания подготовительного класса, – пишет биограф Алексей Варламов, – дела его были так плохи, что отец вынужден был забрать сына на год из училища, и Грин провел этот год дома, по собственному признанию «не очень скучая о классе». В 1891 году он вторично поступил в первый класс, занимался скверно со средней оценкой три с половиной балла, а во втором классе проучился всего полтора месяца и был исключен. Причиной стало шуточное стихотворение, написанное под пушкинское «Собрание насекомых»:

Инспектор, жирный муравей,
Гордится толщиной своей.
Капустин, тощая козявка,
Засохшая былинка, травка,
Которую могу я смять,
Но не желаю рук марать.
Вот немец, рыжая оса,
Конечно, – перец, колбаса…
Вот Решетов, могильщик-жук…

Грину это не сошло с рук, хотя директора училища он по каким-то, известным только ему одному соображениям, в этом стихотворении не упомянул. Конечно, как любой воспитанник, Александр Грин имел право описать проходившие в стенах ренального училища события, особо выделяя отдельные эпизоды. В «Автобиографической повести» говорится, что иронические стихи, написанные Грином с конкретным указанием преподавателей, гуляли по училищу и в конце концов попали в руки школьного начальства. Если бы это было действительно так, то Сашу Гриневского исключили бы из училища на второй день. Но этого не произошло. Ещё один эпизод заслуживает внимания: причем выдал Гриневского его одноклассник и земляк, поляк по национальности Маньковский, который, якобы, две недели изводил начинающего поэта угрозой «донесу – не донес», а потом, на уроке немецкого, поднял руку и сказал:

Читайте также:  С думой о Моломе

– Позвольте, господин учитель, показать Вам стихи Гриневского.

Учитель позволил, при этом то краснел, то бледнел. Гриневского вызвали в учительскую, а дальше последовала, как пишет сам Александр Степанович, – сцена в духе гоголевского «Ревизора» или – как могли бы предположить мы теперь – носовского «Незнайки», сочинявшего вирши про жителей Цветочного городка. Но все ли верно в этой интерпретации? Оказалась, что многое написано для того, чтобы сделать ситуацию более драматичной, Точно так же выдуман и эпизод с предательством. Согласно записи в школьном журнале, учитель немецкого языка сам увидел у Гриневского пасквильные стихи, и написаны они были не за две недели до катастрофы, а на самом уроке 14 октября 1892 года. Да и те ли это были стихи, которые приводит Грин в своей повести? Сколько времени прошло?! Его исключили, хотя в документах земского реального училища есть запись, касающаяся будущего писателя: «Гриневский берет книги из публичной библиотеки и читает Поль де Кока» «Среди товарищей резко выделяется Гриневский, выходки которого были далеки от наивности и простоты».

Отец жестко избил его, а потом несколько дней обивал пороги у директора училища, унижался, ходил к губернатору, просил, чтобы сына восстановили, но ничто не помогло. Степан Евсеевич пытался устроить Сашу в гимназию, но его туда не приняли. Город уже выдал маленькому мальчику неписанный «волчий билет». 19 октября 1892 года Александр Гриневский принят по прошению отца в 3-е отделение 2 класса Вятского городского 4-х классного училища. А у отца и без того было много забот. В этом году Саша сделал первый шаг к самостоятельности – стал заниматься переплетным делом. 1893 год. Саша учится, много читает, мечтает о путешествиях, «но уже в виде определенного желания морской службы», пытается как можно больше узнать об этом.

14 февраля 1894 года в семье Гриневских рождается сын Борис. Саша становится крестным ребенка. Осенью Александр Гриневский, ученик 3-го класса городского училища «уволен на две недели за плохое поведение». 9 декабря Александр Гриневский и его одноклассник отправляют жалобу директору народных училищ Вятской губернии на учителя-священника за недобросовестную, по их мнению, оценку ответов на уроках Закона Божьего. За этот поступок им снизили оценки по поведению за четверть. В этом году Саша Гриневский сделал двести фонариков из цветной бумаги по заказу Вятской больницы. Фонари готовились ко дню коронации императора Николая II. В 1894 году Гриневские живут в доме Пупырева на Дровяной улице (позднее – перекресток улиц Труда и Маркова). В Вятке у родителей Грина не было своего дома. Семья часто переезжала с одной съемной квартиры на другую, поменяв около десятка адресов.

«Однако к сегодняшнему дню все дома, где жили Гриневские, – пишет бывшая заведующая музеем Грина в Кирове Маргарита Махнёва, – оказались снесены, даже дом Леденцова на Преображенской улице – ныне дом №17 по ул. Энгельса, на котором висела мемориальная доска с указанием периода проживания в нем Александра Грина (1895-1896). Это было крепкое полукаменное здание, куда мог бы переехать музей писателя после того, как выяснилось, что в доме №44 по ул. Володарского Грин никогда не проживал. Ну что ж, на Вятке свои порядки. К счастью в Кирове ещё сохранились здания, которые помнят юного Сашу Гриневского. Например, здание Вятского земского Александровского реального училища – ныне дом №67 по ул. Дрелевского.

ОТКРЫВАЕМ  ГРИНА - 7

На снимке: семья Гриневских – Степан Евсеевич – отец А.Грин, Лидия Авенировна – мачеха, Антонина и Варвара – сестры, Николай и Борис – братья писателя. Вятка. 1910г. newfoundglory.ru

1 января 1895 года в дом Гриневских вошла радостная весть: Степан Евсеевич переведен на должность делопроизводителя (бухгалтера) губернской земской больницы. Но радость была недолгой – 23 января умерла мать Александра Анна Степановна, похороны прошли 27 января на Богословском кладбище. В 15 лет Саша остался без матери, умершей от туберкулёза. Спустя 4 месяца (май 1895 года) отец женился на вдове Лидии Авенировне Борецкой. Отношения Александра с мачехой были напряженными, и он поселился отдельно от новой семьи. Саше приходилось переплетать книги (одну из них можно увидеть в музее Грина в Кирове), клеить бумажные фонари для иллюминации в день «восшествия на престол» Николая Второго, переписывать роли для актёров провинциального театра. Как все неудачники, Грин всегда надеялся на случай, на неожиданное счастье. Впоследствии атмосферу провинциальной Вятки Грин охарактеризовал как «болото предрассудков, лжи, ханжества и фальши».

ОТКРЫВАЕМ  ГРИНА – 1
ОТКРЫВАЕМ  ГРИНА – 2
ОТКРЫВАЕМ  ГРИНА – 3
ОТКРЫВАЕМ ГРИНА – 4
ОТКРЫВАЕМ ГРИНА – 5
ОТКРЫВАЕМ ГРИНА – 6

Николай Шкаредный, продолжение следует.

голос
Рейтинг статьи