Он родом из Шадринской. Часть 1

Опаринскому району в этом году исполняется 95 лет. Район – это прежде всего люди, которые проживали и проживают в селах и рабочих поселках. О многих из них, которыми район может по праву гордиться, мы рассказывали на страницах «Опаринской сороки». Сегодня наш рассказ о нашем земляке Викторе Ивановиче Бетехтине.

Виктор Иванович Бетехтин

Детство Виктора Ивановича
Виктор Иванович Бетехтин родился в деревне Шадринской Опаринского района в 1921 году. Его родители Евдокия Алексеевна и Иван Иванович были крестьянами-середняками. С утра до вечера, не жалея сил, трудились они на своей небольшой полоске земли. В бурные годы коллективизации пошел Виктор Иванович учиться в Шадринскую школу. С благодарностью вспоминал он, будучи уже ветераном войны и труда, своих первых учителей, главных проводников новой жизни Елену Федосеевну и Алексея Владимировича Сабуровых. В 1933 году им была закончена начальная школа. Умер отец, и Виктор вынужден был, чтобы помочь семье, идти работать в организованный в деревне колхоз «Крестьянка». Но мечтал он о продолжении учебы. Внимательно следил за стремительным строительством социализма в стране, и самому хотелось приносить большую пользу общему делу.

Виктор Иванович Бетехтин

Автобиография

Учеба после школы
И в 1936 году, уже пятнадцатилетним юношей, он снова садится за парту в 5 класс. Теперь уже в Шабурской семилетке. Еще три года учебы, и в 1939 году вместе со своим одноклассником Владимиром Павловичем Котельниковым из деревни Стрельской поступил Виктор Бетехтин в Ухтинский горнонефтяной техникум Коми АССР. Добирались туда и на пароходе, и по узкоколейной железной дороге, да еще 300 километров на чем придется. Трудно было, но с первых дней только отличная учеба. Через год техникум в Ухте расформировали, и оказались земляки в Донбассе. Их перевели учиться в Краснолучский горный техникум Луганской области. Но и здесь долго учиться не пришлось. Там, в Донбассе, и застала их Великая Отечественная война.

Начало войны. Учеба в артиллерийской школе
С первых дней войны шахты и города Донбасса непрерывно бомбили фашистские самолеты. Техникум в полном составе был отправлен на строительство оборонительных укреплений, приходилось нести и патрульную службу в городе. В октябре 1942 года, когда уже был слышен грохот артиллерийской канонады подошедшего к городу фронта, с 3 курса был призван В. Бетехтин в Красную Армию. Короткое двухнедельное обучение в артиллерийской школе – и по первой тревоге маршем курсанты были направлены на формирование, а затем в эшелон – в на фронт.

Трудная зима 1941 года
Страна переживала труднейшие дни. Враг рвался к Москве. В декабре 1941 года оказался сержант Бетехтин на Западном фронте на Гульском направлении. Был он наводчиком 45-миллиметровой противотанковой пушки. Страшные декабрьские морозы 1941 года, вокруг ни одного уцелевшего строения, и костра не разведешь из-за непрерывных обстрелов и вражеских бомбежек, а на ногах ботинки и обмотки, на плечах старая подержанная шинель да вместо дома – холодный зацементированный морозом окоп. Но все вынес отважный солдат. Всю зиму пришлось провести в окопной обстановке.

Учеба в Томске
Весной 1942 года был направлен В. И. Бетехтин в Томск в эвакуированное туда военное училище. Через полгода учебы в звании лейтенанта (приказ №0000363 от 15 декабря 1942 года) выезжает офицер Бетехтин снова на фронт. Теперь воюет он в составе 1-13 гаубичного артиллерийского полка 55-й гаубичной артиллерийской бригады 21 артиллерийской Духовщинской дивизии прорыва РГК, командир подполковник Моисеев. Сражаться с врагом довелось командиру взвода (приказ №0698 от 30 сентября 1943 года), взяв на себя управление батареей сначала на Калининском, затем на Первом Прибалтийском фронте.

Читайте также:  Заселение хуторов по речке З. Альмеж  от хутора Николаева до  посёлка

Тяжелые испытания 1943 года
Самые тяжелые воспоминания остались у Виктора Ивановича о налетах вражеской авиации на наши эшелоны. Вот как он это описывает: «В первых числах августа 1943 года я впервые увидел вражеские самолеты в действии. Железнодорожный состав на станции Нелидово Калининской области не успел до рассвета разгрузиться. Это была последняя прифронтовая станция разгрузки, дальше на запад железнодорожные составы не проходили. Противник на рассвете ежедневно бомбил эту станцию. Разгруженные пушки были рассредоточены. Часть оставалась на платформах. Ущерб для эшелона не был нанесен. Зенитная артиллерия. Не дала возможности прицельно бомбить. Но страху противник нагнал. Страшновато, когда пикируют на тебя самолеты с бомбами. Я не был в передовых рядах пехоты, а как командир взвода управления артиллерией гаубичной батареи должен был сопровождать пехоту, наблюдать за противником, давать на батарею дальность и угол полета снаряда, то есть вести прицельный огонь. Мне никто не предъявлял никаких претензий, нахождение противника я видел, разбирался в обстановке. Но первые тяжелые бои под Духовщиной «обстреляли» меня. Не то слово сказать, что привык (привычка плохая, если увернуться от осколков не так-то просто), но в боевой обстановке я повел себя спокойнее и увереннее.

Бои под Духовщиной были тяжелые. За 6 дней вклинились в оборону противника на 5-6 километров. Месяц шли бои за Духовщину. Дней через 10, в конце сентября, был взят Смоленск. В октябре 1943 года Первый Прибалтийский фронт вступил в Восточную Белоруссию. Мы подошли вплотную к Витебску, и 7 ноября 1943 года началась битва за город. Бои были тяжелые, изнурительные, и не главные в тот период времени, а отвлекающие. С ноября 1943 по июнь 1944 года мы подкрадывались к Витебску. А на Украине и юге в этот период шли успешные бои.

Моментов, где тебя поджидала смерть, было предостаточно. Скажу об одном самом заметном. Затишье на несколько дней под Витебском. Стереотруба – на вершине ели. Веду наблюдение. Вниму рядом с елкой землянка. Рядом же костер. Лучший разведчик варил конину. Снаряд – прямой наводкой в радиусе елки. Разведчик убит. Я, безусловно, снопом вниз и в землянку. Район вспышки был замечен – я и командир дали залп. Более пушки не было слышно: или разбили, или ее перетащили в другое место».

Первая высокая награда
За что же наш земляк был награжден орденом Красной Звезды в первый раз? Вот как он сам об этом вспоминает: «Сразу оговорюсь, что я был награжден 21 июня 1944 года, то есть накануне большого сражения за Белоруссию, как бы авансом. Накануне этих боев шли перегруппировки, дезориентация противника. Я с радистом был направлен для разведки и наблюдения за противником. Надо было выяснить, что просматривается за лесной опушкой и соседствующей речкой. С берега ничего не было видно. Речка, хотя и неширокая, но довольно глубокая. Пришлось переходить вброд и переносить на себе автомат, рацию, одежду. Расположились на высотке в брошенной траншее, настроили рацию на батарею, которая стояла километрах в трех от нас. Прямо перед нами было шоссе, справа лес. Вскоре из леса, примерно в километре, на шоссе вышли машины с немцами и два танка прикрытия. Я передаю данные о неприятеле на батарею. После первого выстрела скорректировал дальность и направление полета снаряда и передал командиру. И тут последовали два мощных залпа батареи. Машины с фашистами были буквально рассеяны, танки подбиты» Об этом эпизоде рассказала фронтовая газеты в 1944 году в статье «Мастерство офицера Бетехтина».

Приказ о награждении

Продолжение следует …