О церкви в селе Шадрино. Окончание

После прощания с Законоучителем простилась с учениками и учительница. Опять вышел на средину класса ученик и, встав пред учительницею, сказал ей на прощание следующее:

«Дорогая наставница! Простились мы с нашим добрым Законоучителем, пришлось проститься и с вами. Не хотели бы мы, чтобы вы уходили от нас. Да и как хотеть! Ведь вы заменяли для нас родную мать! Весело встречали мы каждый ваш приход в школу, твердо веря и зная, что идет к нам любящая и любимая учительница.. Непринужденно, с приветливым взглядом, без всякой гневливости выслушивали вы наши жалобы; с такою же ласкою читали вы нам и соответствующие наставления, не прибегая совершенно к строгим мерам. Но особенно нравилось нам ваше обучение грамоте, – без всякой торопливости и внятно вы объясняли нам каждый урок, и мы как-то легко и скоро понимали все. И зачем после всего этого вы оставляете нас! Грустно, грустно нам! Как сироты, мы остаемся теперь от вас! Простите же нас, за наши детские окорбления и примите от нас нашу чистую и искреннюю благодарность за всё преподанное нам учение. Верьте, что горячая наша любовь к вам еще долго, долго будет согревать наши детские сердца. Простите и прощайте!».

На эти слова учительница сказала следующее: «Милые и дорогияе детки! В последний раз я пришла к вам в эту школу, в которой целых два года учила и наставляла вас. Трудно верится, что я оставляю вас. Но так угодно Богу! Эта школа, скажу вам, была первою, где я начала свои наставнические труды; в этой школе я впервые научилась любить учительство, любить и детей.

Читайте также:  Пестерь. Часть 3

Занимаясь с вами, я одно преследовала: разумно научить вас грамоте, заставить вас полюбить её, сделать из вас детей с добрым и любящим сердцем, чтобы, оставляя школу, вы могли сознавать, что недаром в ней пробыли три года. Милые детки! Я видела ваши успехи, видела и горячую любовь вашу ко мне. И как это всё радовало меня! И как после всего этого мне забыть вас, забыть мои первые труды и плоды их, забыть эти уютные, теплые комнаты, где мне было дорого и мило все, начиная от стен и кончая самой мелкой вещью. Благодарю вас за ваше прилежание к учению, преподанному мною, за вашу любовь ко мне. Простите, если я по долгу своему и делала вам легкие наказания.

Оставляя вас и школу, я сохраню в душе своей самые дорогие воспоминания о Моломском своем пребывании. А вас всех прошу: учитесь с таким же усердием и любовию и при следующих за мною руководителях. Еще позволю себе назвать вас именем: милыя и дорогия детки и сказать вам: прощайте!» После этих слов учительница с каждым учеником в отдельности, поцеловав, простилась. Нужно было видеть эту картину трогательного прощания учеников с отъезжающими руководителями, чтобы с достоинством оценить их взаимную любовь! Неподдельные горячие слёзы были на глазах у всех. Школа наполнилась громкими всхлипываниями учеников и учащих.

Добавить комментарий

  1. Василий

    После заполучения этой книги, несколько раз ( я бы сказал, с умилением ) перечитал эту трогательную сцену прощания. Как-то невольно возникли вопросы. Сначала по книге. Как так получилось ,что ни одной книжки не передалось поколениям? Ведь наверняка она была распространена среди прихожан? Неужели лозунг, что религия – это опиум для народа, так подествовал на людей, что они не сочли нужным сберечь? А что касается детей, то даже не верится, что став взрослыми, какая-то часть из них оказалась способной сбросить кресты, колокола, растащить и уничтожить иконы, вплоть до разрушения самих храмов. Вероятно, первый ответ в том, что и в семье не без урода, а второй, что люди действовали страха ради иудейска – т.е. боязни и страха перед властью (гонения,репрессии). Я не берусь судить их. Это мы сейчас стали слишком «смелы» и еще неизвестно как бы себя повели в то время.И последнее. Что касается о. Михаила Васильевича Попова, то он, к сожалению, заболев тяжелой болезнью, умер в свои 40 лет, в Мариинской больнице в Петербурге. Осталось четверо детей. Удивительным образом мне удалось найти внука одной из дочерей. Проф. .Глубоковский Н.Н. посвятил целую книгу своему племяннику. Повествование в этой книге не связано с Опаринским районом, но интересно и на любителя.

  2. Василий

    Непременно захотелось побывать на месте тех событий, что описаны в книге. Что увидел при посещении? Места действительно красивые. Но некогда большое село зарастает, осталось всего несколько жилых домов. Из старых строений только сохранилась церковь и дом священника. В этом доме длительное время был сельсовет, и, когда я зашел внутрь, то увидел полный бедлам. В церкви после закрытия хранили зерно для дальнейшей отправки баржами по Моломе, а позднее, надстроив над амвоном сцену, открыли клуб, т.е. вместо священнодействия стало совершаться лицедействие. Забора нет, но вокруг посажены липы, и смотрится это великолепно. Смотрят за храмом (белят, ремонтируют и т.д.) на свои скромные пенсии и некоторые пожертвования две женщины-пенсионерки: Евгения Дмитриевна (из Стрельской) и Надежда Васильевна (из Шадрино). Подвернулось изречение «История добывает для юности разум стариков». Не силен что-либо сказать по этому поводу. Мне бы попроще: «История то, что свершилось».




    Дом священика

    Школа
    `

  3. Татьяна Тунгусова

    Как это нет забора, Василий? Еще нынче летом стоял!

  4. Сергей Трещенко

    Мои пять копеек про церковь: http://serg4323.livejournal.com/114877.html