Взгляд назад

Последнюю часть моего повествования начну с того, что в интернете была выложена книга под названием «История Вятского края в преданиях, легендах и песнях».

Скачать документ (PDF, 146KB)

На одной из страниц этой книги был такой текст:

Из рассказа краеведа Женихова В. А (1927 – 2000):]

«… храм безбожно был спалён Красносельской МТС в 1954 году. И он более десяти лет стоял без кровли. В результате погибли все фрески. Он был изумительно расписан! Как мы установили, расписан был по эскизам Виктора Васнецова. <…> Итак, храм заложен в 1827 году. Строился десять лет на народные пожертвования <…> Церковь была обнесена изящной оградой… Что сделали вандалы?! Ограды не стало. А за оградой был некрополь. Там ведь были не только могилы священников. Там были интереснейшие могилы! Интереснейшие! Я только летом 1985 года узнал, что в церковной ограде есть захоронения защитников земли русской, служивших по двадцать пять лет. <…> Иконостас был разрушен… О благолепии, великолепии алтаря церкви Иоанна Богослова с. Красное можете судить по этой фотографии 1927 года.

«Нет больше  той  любви...»  Окончание
Современный вид иконостаса
«Нет больше  той  любви...»  Окончание
Служители Иоанно-Богословской церкви с. Красное у алтаря

Фотография запечатлела священников церкви. В центре отец Леонид Шергин. В 1929 году он был репрессирован НКВД. Забрали прямо с церковной службы, погиб на строительстве северной железной дороги. <…> А супруга, мать семерых детей, была сослана в Сибирь.

Слева от него — отец Николай Следников. Он в 1928 году утонул, пытаясь спасти тонущего мальчика на Моломе. Супруга испытала все гонения советской власти. <…>

Но ещё страшнее судьба священника отца Евлогия Черняевского. Он в 1930-м году, когда встал вопрос о закрытии церкви и изымалось буквально всё, решил спасти церковное зерно. Вырыли они декоративную могилу, обшили её тёсом, мешки с зерном туда, крест поставили. Но нашёлся стукач, донёс. Этого достаточно было, чтобы отец Евлогий был арестован, сгинул бесследно, а его жена, родная сестра моей первой учительницы Ольги Дмитриевны Мельковой, дочь священника Воховской церкви, изумительной красоты женщина, на которую давно клал глаз руководитель местного совета, небезызвестный пьяница и бабник Игнат Гурьевский… Когда она обратилась к нему через его собутыльника Ваню Гружина с просьбой, не выдаст ли он справку, чтобы спасти детей от ссылки в Сибирь, для получения паспорта, то поставил условие – бутылка и ночь. И бедная женщина, спасая детей, вынуждена была пойти на это. И той же ночью она исчезла из села. Дальнейшую её судьбу я не знаю. Но вот собутыльник того Игната, он и теперь ещё жив. Ему уже далеко за восемьдесят. Он рассказывал эту историю. <…> Это ли не трагедия?!» (Запись 1993г. – авт.)

Позвонив краеведам в село Красное, я попросил фотографию, о которой здесь идет речь, но мне ответили, что после смерти В.А.Женихова его сын все наработки, касающиеся краеведения, забрал и увез неведомо куда. Вероятно, сын хотел продолжить дело отца по линии краеведения, но результатов никто не видел. Как говорят в народе: «От осинки не может родиться апельсинка».

Прошло немало времени, и удача пришла оттуда, откуда я её не ожидал. Однажды позвонили мне из женского монастыря с. Пиксур Даровского района и попросили выслать книгу о Моломской Михайло-Архангельской церкви. Игуменья Варвара собирает сведения о репрессированных священниках Вятской земли и издает книги.

Общение с ними продолжалось некоторое время, и однажды я спросил про фотографию, о которой упоминает В. А. Женихов. Они (монахини) вспомнили, что в городе Кирове проживает один человек, который неоднократно посещал Женихова и что, возможно, эту фотографию он переснял. Через некоторое время это фото я получил. Жаль, что к этому времени Валентины Николаевны уже не было в живых. Это фото выслал Татьяне Гербуловой.

Задаюсь вопросом: «А может быть, и мне помог о. Николай»?

Дополню к сказанному В.А. Жениховым о священнике Леониде Шергине. Первое упоминание о нем нашел в деле о строительстве Алексеевской церкви в поселке Опарино. Там написано: «29 июня (по н. ст. – 12 июля) сего 1913 года, в день святых Апостолов Петра и Павла, при громадном стечении народа, при участии благочиннаго 4 округа Никольскаго уезда священника Петра Молявина, священника Кузюгской Александро – Невской церкви о. Леонида Шергина (…) была торжественно совершена закладка храма при ст. Опарино, в центре Опарино- Моломскаго переселенческаго района, в честь святителя Алексия, митрополита Московскаго.”

Священник Леонид Иванович Шергин
Священник Леонид Иванович Шергин

Нижепубликуемое взято из другого источника, и, вероятнее всего, это тоже запись В. А. Женихова: «Об о.Леониде старожилы до сих пор отзываются с большим уважением и теплотой. К нему они шли за добрым словом и душевным исцелением. Это был честный, доброжелательный человек, большой жизнелюб и душа общества. Он хорошо знал литературу, живопись, прекрасно пел, играл на музыкальных инструментах. Своими руками о.Леонид построил семье дом, для облегчения женского труда смастерил стиральную машину, был хорошим огородником и пчеловодом.

После революции односельчане единодушно предложили своему пастырю быть председателем сельсовета. Пришлось о.Леониду оставить церковь и заняться мирскими делами. Но скоро, столкнувшись с безграмотностью руководства и давлением партийного аппарата, о.Леонид вновь вернулся в церковь, чему особенно были рады его благочестивые родители. Авторитет батюшки по-прежнему оставался велик. Смотреть на это сквозь пальцы местные власти уже не могли…

Священник Леонид Шергин был арестован в 1930-х годах. Однажды во время службы пожаловали в храм двое военных в длинных серых шинелях. О.Леонид довел службу до конца, после чего его под всхлипывания и плач присутствовавших увели вместе с диаконом и старостой. Последние двое через три года вернулись… Места заключения – ИТЛ, строительство Печерской железной дороги. Неточная дата кончилны – 1930-е годы, погиб в ИТЛ.

Справка. Из Книги памяти Вологодской области: «Шергин Леонид Иванович. Род.1887, с. Троица Вахамского р-на Северо-Двинского окр.; СЛУЖИТЕЛЬ культа – священник ЧЕМЕЛЬСКОЙ ЦЕРКВИ. Проживал: с. Красное Лузянского с/с Опаринского р-на Северо-Двинского окр. Арестован 29 декабря 1929 г. Северо-Двинским Окротделом ОГПУ Приговорен: Тройка при ПП ОГПУ Севкрая 30 апреля 1930 г., обв.: 58-10 УК РСФСР. Приговор: 3 года ИТЛ. Реабилитирован 3 октября 1989 г. заключение прокуратуры Вологодской обл. по указу ПВС СССР от 16.01.1989 г.»

Хотелось  бы  закончить  эту  статью  словами  из  одного  стихотворения  поэта  Н. Глазкова: 
“Я на мир взираю из-под столика,
Век двадцатый — век необычайный.
Чем столетье интересней для историка,
Тем для современника печальней”

Василий Графов, г. Санкт-Петербург

Все фото предоставлены автором.

«Нет больше  той  любви…». Начало

«Нет больше  той  любви…». Продолжение

Оцените статью
Добавить комментарий

  1. Василий

    Вот какой комментарий оставил под фотографией, на которой мы видим священнослужителей у алтаря, Олег Турмышев:
    «Удивительная сила исходит от этой фотографии. Просто глаз не оторвать. Небесное воинство.»