Не может быть забвения. Часть 4

Взгляд назад

После такого тяжелого ранения Николай Степанович полгода лечился в госпитале в Симеизе (от Ялты в 15 км) и в декабре 1944 года был демобилизован. После этого, отдохнув у родителей, с февраля 1945 года и до конца учебного года работает учителем русского языка и литературы в Шабурской семилетней школе.

Скачать документ (PDF, 489KB)

25 августа 1945 года Николай Степанович освобожден от работы в Шабурской школе и приказом заведующего Опаринским РОНО Н. А. Яхлакова направлен на учебу в Кировский педагогический институт. Студентом этого высшего учебного заведения он оставался по 30 июля 1947 года.

После получении я диплома о высшем образовании Громоздов работает сначала преподавателем русского языка и литературы Красносельской средней школы, а затем ее завучем. 15 июля 1953 года его переводят приказом Опаринского РОНО (заведующий П. Рупышев) директором Опаринской средней школы.

Вот каким был текст заявления Н. С. Громоздова при поступлении в институт:
«Прошу зачислить меня в число студентов Вашего института на историко-литературный факультет учительского отделения. Все мои документы находятся в заочном секторе института. К заявлению прилагаю разрешение Кировского ОблОНО оставить работу и поступить учиться. О результатах прошу сообщить по адресу: Опаринский район, Лузянский С/совет, колхоз «Победа». Громоздову Николаю Степанович».

Им была написана автобиография, и сочинение под названием «Контрольная работа по литературе» по теме «Героизм советского народа в годы Великой Отечественной войны».

Среди документов встречается характеристика на студента II курса факультета русского языка и литературы Кировского государственного педагогического института им. В.И. Ленина Громоздова Николая Степановича:

«Громоздов Николай Степанович – 1920 года рождения. Инвалид и участник Отечественной войны, орденоносец. Член ВКП(б). В учебе проявил себя исключительно трудолюбивым. Успеваемость – отличные 13, хорошо 2 оценки. Общий и политический уровень развития хороший и резко выделяется большими организаторскими и деловыми качествами. Проявил себя хорошим общественником и чутким, тактичным, культурным товарищем. Принимал активное участие в общественной жизни института, был председателем профбюро. Высоко дисциплинирован и всегда для студенчества служил личным примером организованности к общественной сознательности, как самый лучший студент всего курса. В прошлом имеет опыт педработы.

Ведущую практику выполнил на отлично. Вполне достоин назначения директором семилетней школы».

Под характеристикой – подписи директора инститиута, секретаря партбюро и декана факультета.

Не может быть забвения. Часть 4
Характеристика

В 1947 году Николай Степанович заканчивает институт, как указано в дипломе, с отличием по специальности «Учитель русского языка и литературы» с присвоением квалификации преподавателя русского языка и литературы и звания учителя средней школы с правом преподавания в 5-7 классах.

Не может быть забвения. Часть 4
Сокурсники
Не может быть забвения. Часть 4
Диплом

Но на этом его учеба не останавливается; он поступает на заочное отделение, на 3 курс этого же института. Это было связано с немалыми трудностями. Вот что пишет в заявлении от 17 сентября 1947 года сам Николай Степанович:

«Летом текущего года я, окончив литературное отделение Кировского пединститута на стационаре, перешел на 3 курс литфака для продолжения учебы заочно. Ввиду сложившихся обстоятельств, я не мог присутствовать на летней сессии. В зимнюю сессию мне нужно будет сдать экзамены по ряду предметов за 1 и 2 курсы, которых в учебном плане учительского института не было (античную, средневековую, эпохи просвещения, новую и новейшую литературы, немецкий язык, латинский язык) и предметы, за 5 семестр 3 курса. Но я не располагаю ни программами, ни учебниками по этим предметам и достать здесь их совершенно негде, т.к. школа, где я работаю, находится в 100 километрах от райцентра и от железной дороги. Убедительно прошу Вас помочь мне и выслать через библиотеки заочного сектора программы по этим предметам, контрольные работы и имеющиеся учебники. Иначе я вынужден бездельничать, а ехать на сессию без подготовки из такой глуши нет смысла. Еще раз очень прошу удовлетворить мою просьбу. Расходы по пересылке я оплачу или переводом в адрес заочного отделения, или по приезде на сессию.

В этом же году назначается учителем в средней школе с. Красное и работает там в этой должности два года, а затем назначается завучем этой же школы.

Не может быть забвения. Часть 4
Среди учителей
Не может быть забвения. Часть 4
На встрече с выпускниками

Второй диплом с отличием этого института Николай Степанович получает в 1951 году. Диплом точно такой же, как и первый, но только с указанием о присвоении звания учителя средней школы.

Не может быть забвения. Часть 1
Не может быть забвения. Часть 2
Не может быть забвения. Часть 3

Продолжение следует…

Оцените статью
Добавить комментарий

  1. Василий

    В предверии Дня Победы хочется закончить военную тему о Николае Степановиче. О первом эпизоде было упомянуто в публикации от 19 апреля. Второй эпизод таков. Когда его положили на операционный стол, то через некоторое время он заметил, что возле него нет ни одного врача. как позже ему сказали, что было такое ликование по случаю освобождения Крыма, что врачи выбежали из передвижного госпиталя к ликующим солдатам. А Николай Степанович подумал, что не погиб в боях, так придется умереть на операционном столе.

  2. Василий

    Третий эпизод из мирного времени. Николай Степанович приехал в Крым с группой своих учеников и те, якобы увидели памятную доску с его фамилией. С целью уточнения этого неоднократно звонил в музей Великой Отечественой войны г. Севастополя. Научный сотрудник музея подтвердил в каком полку, дивизии, корпусе, армии и фронте воевал Николай Степанович, но сказал, что памятных досок с какой-либо фамилией в Крыму нет. Есть памятная доска в Керчи, где написано: “Здесь сражалась за освобождение Крыма 227 Темрюкская Краснознаменная стрелковая дивизия (ноябрь 1943 – апрель 1944). Вот эту доску, вероятно и увидели ученики. А в Балаклаве под Севастополем на братском кладбище, где похоронены 550 воинов этой дивизии, установлен мемориал.

  3. Василий

    Научный сотрудник музея мне сказал, что фамилии начертаны на диораме на Сапун-горе только Героям Советского Союза. Мне неоднократно приходилось бывать в этой диораме и осталась в памяти такая образность, приведенная экскурсоводом. Если посмотреть вниз с Сапун-горы на ту долину внизу, с которой нашим войскам пришлось брать Сапун-гору, то в наше время мы увидим там виноградники и колышки, которые подпирают эти виноградники. И как сказала экскурсовод, что эти колышки как памятники, напоминающие о погибших воинах.