Начало мирной жизни.  Часть 2

Ещё одно предприятие на территории сельсовета химзавод – лесхимартель в 1948 году  прекратило работу.

Предприятие производили дёготь, древесный уголь, скипидар. Заготавливали берёсту и её в медных чанах нагревали,  из нее  выпаривали дёготь. В лесопунктах дёгтем смазывали лошадиную упряжь, натёртости у лошадей от хомутов, сёдел.  Разъехались рабочие, многие переехали в Опарино – Пушкины, Абрамовы, Коротковы.

Ещё в середине 50 – х годов, когда в Альмеже началось строительство индивидуальных домов, многие привозили кирпич от развалившихся печей бывшего химзавода. Завод находился на речке Средней, на дороге Кичуг – Куваж, построенной в 1911 году. Продукцию на лошадях возили по этой дороге в Латышский, где отгружали потребителям – Альмеж был дальше.

От ликвидации лесопункта Кутшо в выигрыше оказался «Консервлес»  – полное название которого  – Альмежский лесоучасток «Консервлес» Лузского МЛП «Консервлес».  От Кутшо ему досталось двухэтажное здание конторы с общежитием, конюшня для лошадей и быков вместе с быками. После закрытия лесопункта «Консервлес» получил и декавильку, которая проходила под первым мостом от станции в сторону Латышского. На быках возили заготовленную древесину на складку возле вокзала, на стороне, где сейчас автобусная остановка в Зарю.

Как – то вспоминала Баранцева Таисия о вывозке древесины на быках по декавильке: «Распрягли быков, чтобы дать им отдохнуть и подкормиться, не досмотрели, а они дали дёру – убежали. Где их искать? Идём с напарницей и ревём. Встретился мужчина и подсказал, что искать их надо там,  откуда их в Альмеж привели. И пришлось нам идти в деревню Кичуг, это за 15 км  – там и нашли быков возле скотного двора».  И было этим возчикам где -то по 17 – 18 лет.

«Консервлес» поставлял лес консервным заводам юга страны для изготовления тарной дощечки  для изготовления  ящиков. От них приезжали командированные рабочие на осенне – зимний период для заготовки леса из Ростовской, Сталинградской, Херсонской областей, с Кавказа. Заготавливался и виноградный кол. С юга  взамен присылали яблоки, которые продавали своим рабочим в счёт зарплаты. Для конского обоза привозили подсолнечный жмых. С каким удовольствием мы, ребятня, это лакомство грызли, если перепадало.

Было и трагическое с приезжим. Повздорили, обидели альмежанина, кажется, его фамилия была  Тетерин. Он сбегал домой, жил недалеко в одном из станционных зданий, вернулся с топором, забежал в столовую и сзади ударил обидчика топором по шее – говорили, что голова упала в тарелку. И такие страсти были.

Начало мирной жизни.  Часть 2

Работники лесопункта. 1947 год

Второй ряд, слева:Рублёв А.Д., после ранения преподавал военное дело в Опаринской, потом в Альмежской школах. А здесь уже работал в бухгалтерии. Шабунин  Д.Ф. в1947 году руководил альмежским лесопунктом, прошёл войну – был ранен. Колеватов –  начальник «Консервлеса», Стариков И.К., –  ветеран, дед Тихомиров. Витамес Л.К., вернулся по ранению, за ним стоит Добряков Н.П. – прошёл невзгоды плена. За Рублёвым стоит Михеев Г.Я. – потерял правую руку на фронте, а сидит перед ним  Селюнин А.А., прошёл госпиталь. Знаю всех, но невозможно перечислить.

В конце 1947 года начальником «Консервлеса» стал Свинин И.А., которого направили из Лузы. Начальники часто менялись.

От быков освободились, трелевали в делянках на лошадях. Вывозили заготовленную древесину только зимой – летом не проедешь, а что говорить об осени и весне. Где – то в 1948 заготавливать древесину стали рядом с посёлком в сторону хутора Калас. Вероятно, в этом же году в лесопункте появилась первая техника – списанный военный гусеничный тягач, на котором пробовали возить из делянки короткие сортименты по нынешней улице Привокзальной, тогда по хутору Кюняпа. Беда приключилась с тягачом – ездил на нём трактористом И.В. Бобров, что – то помогал в колхозе «Красная заря» («Пунане койт») и рискнул проехать по мосту через Левую в деревне Горки – сейчас это в районе плотины. Мост не выдержал, тягач оказался в речке – передняя часть встала на дыбы. Как вытащили,  мне неведомо.

В 1949 году лесоучасток открыл лесотарный цех, пилили дощечки для ящиков. Возглавил Каплин. В цехе работала молодёжь, они сочинили такую частушку:  «Митин будочку построил, крышу ветром унесло, Каплин вышел, развёл руками – это хрен не ремесло». Нам, ребятне,  доверяли связывать дощатку в пачки. Даже помогали грузить в вагоны – нам интересно было. Из этих досочек делали лыжи – процесс «сложный». И на таких коротышках рисковали кататься на откосе Альмеж -речки. Результаты были всякие.

В 1951 году в лесотарном цехе произошла трагедия – погибла Плюснина Миля. До этого работала трелёвщиком – на лошади на трелёвочных санях вывозила сортименты к штабелям. А нужно было один конец бревна закатить и привязать, у штабеля сбросить. И такую тяжёлую работу выполняла Миля, как и другие её подруги, а было им многим по 18 лет.

Читайте также:  Испытание огнем

В 1951 году в «Консервлесе» появились автомобили ЗИС — 150, на которых вывозили лес из делянок.

Начало мирной жизни.  Часть 2

Грузчики

Слева – Захаров Я.Н. На фронте с лета 1942 и закончил в Берлине, старший сержант, командир отделения разведки гаубичного полка. Был награждён орденами «Красной Звезды», «Отечественной войны», медалью «За отвагу». Работал и мастером леса, а в конце 50 – х возглавлял «Консервлес».  Других не помню, хотя лица знакомые.

Они предназначались на зимний период для вывозки древесины, заготовленной летом, осенью эти авто вначале привозили на платформах по ж/д из Лузы. А какой приятный запах стоял от баков с бензином, когда проходил из магазина сельпо к вокзалу. Удивительно, как приятно дышалось, а сейчас и нос зажимаешь. Вскоре появилось несколько тракторов, но что – то я их и не помню.

Позднее появился автокран, с помощью которого  грузили вагоны лесом. Первым водителем был Беликов Виктор. Наконец, прекратилась ручная погрузка долготья, хотя короткометражный сортимент в крытые вагоны грузили вручную.

В середине 50 – х годов «Консервлес» заготавливал древесину в окрестностях старого кладбища. И мне пришлось с родителями всё лето на каникулах   заготавливать вручную лес – делянка была небольшая возле поляны кладбища,и поэтому здесь не применяли электропилы. До появления бензопил при валке леса и раскряжёвке его пользовались электропилами с передвижными электродвижками – кабеля тянулись метров на 50, а то и больше.

Досталась «Консервлесу» и баня от бывшего лесопункта, которая находилась по нынешней Комсомольской улице.  В 1950 году было такое расписание её посещения: в пятницу – женский день, в субботу – мужской, а в воскресение – семейная. Как работала семейная – поведать не могу.

 С 5 класса ездили учиться в Пинюг. Приезжали ночью на воскресенье. Вечером в воскресенье шли в баню, хотя она была женская. В углу бани еле светила керосиновая лампа, кругом пар, так что видны были только тени. И так пришлось мыться в 5,6 классах. Куда деваться – так и мылись и одноклассниц иногда видели, но никогда этой темы не касались. Нас,ребят,  в интернате в Пинюге старшеклассники приучили называть одноклассниц девочками, слово девки и прочее жёстко пресекалось. Выросли без всяких извращений – у всех нормальные семьи, дети.

Смешно и грустно – и такое после войны испытали. Одна женщина поведала, как они с подругой девушками мылись в мужской бане, воду им носила пожилая женщина. Это реалии послевоенной жизни. Ещё баня была на казарме 213 – у переезда для своих железнодорожников. Свои бани были у владельцев хуторов  – Худяковых возле гаража Альмежского лесопункта, и Лопаткиной – в конце нынешней Почтовой улицы. А остальным помыться, попариться приходилось только в общественной бане. К середине 50 – х Пушманский лесопункт открыл баню возле гаража, а старая баня пришла в негодность, да и далеко она располагалась. Во второй половине 50 – х годов началось строительство частных домов,  и про бани не забывали.

Приятное воспоминание осталось от лесопункта «Консервлес» – под новый 1957 год профсоюз организовал для детей рабочих поездку в город Киров на новогоднюю ёлку. Из Альмежа нас было двое, остальные из Лузы. Впервые посмотрел фильм  «Карнавальная ночь» – по тем временам фильм был прекрасно музыкален, да и сейчас ещё он смотрится. После фильма в фойе были танцы, играл инструментальный ансамбль под руководством Сахара, впервые услышал и увидел саксофон, на котором играл Сахар. Повидал музыкальную знаменитость города Кирова, услышал впервые песню «Домино» – позднее очень популярную на танцах. Из глухого посёлка попасть в музыкальный рай – этой радости надолго хватило. Мы с другом смотрели на танцующих с балкона, танцевать не рискнули – оба были в валенках. А меня ещё военкомат подстриг наголо под Новым годом. Так что в «танцоры» мы не годились, хотя любили танцевать и умели.

Курьёзный случай. В 1953 году начальником «Консервлеса» был Махоткин, который издал приказ по лесопункт : « Махоткину З. жену свою, уволить с работы за неуживчивость в коллективе». Вот так.

Второй организацией, где работала часть альмежан,  было лесничество, которое стало работать с 1948 года, первым начальником Альмежского лесничества был Говоров Н.В.

В конце 50 – х перестал существовать последний двухэтажный дом, дом Веске, который стоял возле нынешней автопосадки на Зарю. За ним были ещё два таких дома, которые сгорели в 1932 году –это дома Гмызина и Пестова.  Дом Лучинина разобрали на дрова в 1946, он стоял в начале нынешней улицы Почтовая. С 1915 года эти дома украшали Альмеж, придавали солидность посёлку.

Новое возрождение посёлка началось с появлением новой заготовительной организации от Московско – Донбасской ж/д. 

Начало мирной жизни.  Часть 1

Юрий  Холопов, окончание следует.           

1 1 голос
Рейтинг статьи