Молчат архивы, прошлое храня

Фамилии отца и сына Бусовых – в разных частях мемориала памяти, который установлен рядом с вокзалом. Геннадий Николаевич – среди тех, кто не пришел с фронта. Сергей Геннадьевич – в списке вернувшихся.

Бусов
Но прожил он недолго. Демобилизовался в 1949 году. Вернулся в Опаринский леспромхоз, где работал до призыва в армию. Закончил курсы трактористов. Женился. Родились дети. В январе 1968 года С. Г. Бусов исключен из списочного состава предприятия в связи со смертью. Было ему 42 года.

Память о муже хранит его вдова Серафима Степановна Бусова. Замуж она больше не выходила. И много лет пытается доказать, что ее муж был участником войны. Нужно для этого всего-ничего: номер воинской части, где он служил. Он указывается в военном билете. Увы (ответ из военного комиссариата Кировской области): «В случае смерти гражданина, не достигшего предельного возраста пребывания в запасе (50 лет), военный билет изымается органами ЗАГС и направляется с записью о смерти в военный комиссариат по месту жительства данного гражданина, где уничтожается установленным порядком с составлением акта». Существует и определенный срок хранения учетных карточек лиц, снятых и исключенных с воинского учета, они тоже подлежат уничтожению. Что, видимо, и было сделано.

Когда у нас еще был свой военкомат, Серафима Степановна обращалась туда. Ей ответили, что данные на лиц 1925 года рождения отсутствуют.

«При отсутствии вышеуказанных документов (ответ из военного комиссариата Кировской области) подтвердить прохождение военной службы и участие гражданина в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. возможно только по документам Центрального архива Министерства обороны Российской Федерации (г. Подольск)». И далее: «Без обязательного указания наименования воинской части справку о судьбе военнослужащего по другим архивным документам получить невозможно» (из ответа военного комиссариата Кировской области).

И все-таки Серафима Степановна обратилась в Подольск. Ответ был предсказуем: нужны номер и полное название воинской части.

Круг замкнулся.

Вот что рассказала Серафима Степановна:

«Семья Бусовых жила в 91-м квартале, это в 12 км от поселка Опарино. Там был лесопункт.

Геннадий Николаевич пропал на фронте без вести. Сергея призвали в 1943 году. Но попал он не на запад, а на восток: на границе с Китаем наши войска стояли, чтобы предотвратить угрозу возможного вторжения. За участие в войне с Японией был награжден медалью «За победу над Японией». По номеру медали можно было бы установить владельца, но медаль утеряна, как и удостоверение к ней».

Читайте также:  Навели порядок

После окончания войны с японскими милитаристами Сергей Бусов служил еще три года и только после этого вернулся домой.

Серафима Степановна помнит рассказ мужа о том, что был тот адъютантом при командире с фамилией Тривайло. Его сослуживцем был некто Пестов, с которым Сергей встретился в Кирове, куда гонял трактор на ремонт. Имен женщина не знает или не помнит за давностью лет. Служил он также вместе с Анатолием Ивановичем Роземаном, который впоследствии из Опарино уехал.

Номер военного билета Сергея Геннадьевича Бусова (521542) записан в трудовой книжке, когда он призывался в ряды Красной армии.

Серафима Степановна и Сергей Геннадьевич поженились в 1950 году. После смерти мужа женщина одна поднимала четверых детей. Работала бухгалтером в райпо. Сейчас ей 82 года. И, конечно, льготы, которые полагаются вдовам участников войны, были бы не лишними.

Бусов
Я не знаю, как помочь Серафиме Степановне. В Интернете множество сайтов, где обещают рассказать о судьбе любого участника войны, если вы введете номер своего мобильного телефона. Чем это чревато, объяснять не надо.

Кто-то оказывался в подобной ситуации? И есть ли из нее выход?

Невольно вспоминается материал Ивана Яскевича «Человек человеку – кто?», опубликованный 27 января. Итак, в годы войны в Германии сумели сохранить данные на всех военнопленных, хотя не предполагали, наверное, что когда-то они будут востребованы. А что у нас? Для чего уничтожаются военные билеты и учетные карточки? Какую государственную тайну с их помощью можно узнать?

А девушкам хочется сказать: знакомясь с молодым человеком, не забудьте спросить и записать номер воинской части, где он служил, а также полное ее наименование (к примеру, такой-то стрелковый полк орденов… Краснознаменной гвардейской… и так далее…дивизии). Авось в старости пригодится.

Татьяна Тунгусова, фото из семейного альбома С. С. Бусовой.

Добавить комментарий

  1. Sasha

    Какая-то дикая ситуация. Неужели из неё нет выхода и никто не сможет помочь женщине?

  2. Ewgenia

    А в Книге памяти Кировской области не смотрели? Я там своего прадедушку нашла, и номер части и дивизии.

  3. Татьяна Тунгусова

    Но Сергей Бусов вернулся живым! Его в Книге памяти нет.

  4. Ewgenia

    О, точно, простите!

  5. Mamulya

    Вот и опять бедной женщине приходится сходить туда-не знаю куда…..У нас как-то гордость за вояк только 9 мая и просыпается.Обидно.

  6. Ona

    А может обратится с этим письмом на телепередачу ” Жди меня”.Очень много находят людей . И эта программа пользуется успехом среди пожилых людей.

  7. Татьяна Тунгусова

    И кого Вы посоветуете искать?

  8. Ona

    Сослуживце. Ради льгот можно и поискаться.

  9. социум

    Знаю одну вдову. Она нашла сведения об участии мужа в войне через депутата Госдумы Розувана, но у нее на руках было удостоверение к ордену “Красная Звезда”. Он помог быстро сделать справку через ЦАМО г.Подольска.

  10. buser

    Тривайло Иван Иванович – командир стрелковой роты, 3 стрелкового батальона, 505 стрелкового полка, 303 стрелковой дивизии, 25 армии, 1-го Дальневосточного фронта

    Может этот?

  11. buser

    Интересное совпадение в том же 505 полку служил ефрейтор Бусов Сергей Геннадьевич, 1925 года рождения, призван в 1943, только вот место призыва – Апаранский РВК, Армянская ССР, Апаранский р-н

  12. Татьяна Тунгусова

    Ой! Не знаю даже, что и сказать. Может быть, в названии района по неграмотности писаря О заменили на А? Только при чем здесь Армения? Тривайло – фамилия редкая. В понедельник встречусь с Серафимой Степановной, попробуем что-нибудь сделать.

  13. Татьяна Тунгусова

    Уважаемый Busser! Напишите мне на адрес моей электронной почты: ertach@yandex.ru Я хотела бы пообщаться с Вами по данному вопросу не публично. Это касается Серафимы Степановны.

  14. Sh.N.N.

    Внимательно слежу за публикациями «Опаринской сороки», но как-то проглядел статью «Молчат архивы, прошлое храня». Возможно, был в отъезде. Листая страницы минувших лет, обнаружил этот пробел. Ситуация с восстановлением имени фронтовика Сергея Геннадьевича Бусова напомнила мне историю с поиском фронтовых документов бывшего кузнеца Моломской МТС Виталия Павловича Шубина, о которой я рассказал на портале «Опаринской сороки» в серии публикаций «Мы-кузнецы» (27 февраля, 6,10 и 13 марта 2014 года). Мне удалось растрясти архивное «болото» и тишину военкоматов с районного до областного. Рад, что смог помочь ветерану войны остаться документально в рядах участников Великой Отечественной войны. В комментария к материалу «Молчат архивы, прошлое храня» есть несколько «наводок» подсказанных BUSTRом. Татьяна Вениаминовна, Вы обратились к этому респонденту с предложением пообщаться. Но продолжения не последовало. Что же произошло? Ведь было все не так уж безнадежно. Конечно, Серафиме Степановне в марте 2012 года было уже 82 года и ей не по силам самой вести поиск документов, но у нее были дети, а теперь, возможно, и внуки. Им и карты в руки. В этом поиске все жанры хороши, в том числе и, как советовала ONA: обратиться с письмом, приложив копии фотографий, в телепрограмму «Жди меня», указав фамилию того же Тривайло с координатами, указанными BUSERом. Чем все-таки закончилась эта история, или она все еще ждет своего продолжения?

  15. Татьяна Тунгусова

    Мы еще дважды возвращались к этой теме: “Все хорошо, что хорошо кончается” (30 ноября 2012 года”) и “Злополучные метры (9 мая 2013 года). Серафима Степановна на основании найденных документов была признана вдовой участника ВОВ, но денег на улучшение жилищных условий так и не получили, хотя был суд. Почитайте материалы. Она продала квартиру и уехала к дочери в Котлас. К сожалению, больше мы ничем не смогли ей помочь. Комиссия признала квартиру пригодной для проживания, суд встал на сторону комиссии.

  16. Sh.N.N.

    Татьяна Вениаминовна!Спасибо за подсказку.А то, что в России равнодушие идет впереди человека – это уже не новость. И, к сожалению, многие из нас смирились с этим. В итоге имеем то, что имеем.