Мама, милая мама.

13 января –  день памяти по моей мамочке Соколовой Александре Васильевне. Родилась она  19 июля 1925 года, а не стало её 13 января 2005 года.

Мама, милая мама.

Я замужем (19 лет), маме 55 лет, тетя Валя Козлова

В 1985 году (мне тогда было уже 25 лет) попросила мама меня написать в газету «Опаринская искра» поздравление к её 65 – летию. Каюсь до сих пор – не выполнила просьбу, застеснялась выпячиваться. Несколькими годами позднее моя хорошая знакомая поздравила свою маму через газету, сделала приятное человеку… А я до сих пор живу с той, глупой тогда, пугливостью пред людьми и невысказанной виной перед мамой. А она, моя мама, заслуживала от меня признания в любви через ту газету за 1985 г. Сегодня, через десятки лет, я  с великой благодарностью и запоздалым раскаянием, с уважением и светлой грустью пишу о судьбе моей бескорыстной, справедливой, открытой, доброй, мудрой, великодушной матери. И хотя много лет нет её на этом свете, живут ещё люди, которые, прочитав этот «крик» души, вспомнят её добрым словом.

Мама, милая мама.

Мама (справа), Аня Крюкова и ее мама

Мама, милая мама.

Мне 3 года (стою на гармошке), маме 38 лет и Женя Рожкина,  1963 год.

Родилась Саня в многодетной семье. Из тринадцати детей выжили только четверо: старший Николай, Саня, Мария и Нина. Отец – Василий Ильич ,был суров, после войны работал счетоводом в колхозе, плотничал. Мама   Орина Лукояновна была безграмотной, но деньги считать умела, расписывалась -ставила крестик. Отец, Саня звала его тятя, любил её, выделял среди других детей, так как она была сильной и смелой, помогала по хозяйству, всё умела: жать, сено косить-скирдовать, отёл у коровы принять, лошадь запрячь… Работала в войну в лесу, как и все, пилила деревья, рубила сучья, по весне бывала сплавщиком- сплавляла по реке Моломе лес. Обморозила ноги в лесу, а однажды на сплаве почти утонула – провалилась между «челёньев», хорошо,  юбки носили «солнышком», когда проваливалась, зацепилась юбка за сучок. Вытащили – откачали…

После войны (Сане шёл 21-й год),стали строить дом в Журавлёнках, стала она первой помощницей тяте.

Мама, милая мама.

Дом, где жили мои дедушка и бабушка и строили его моя мама с дедушкой Василием Ильичом.

Почти вдвоём с отцом построили они дом.   Старший брат Николай не вернулся с войны, его убили 09.11.1943 г. у деревни Лисьи Тверской области…

Дом, колодец, баню построили! Начала работать животноводом в колхозе в своей деревне Журавлёнки. Скотные дворы на отшибе были. Наработается за день, а на пляску охота,  и усталости как не бывало. Песни пела звонко, задушевно. Полюбилась она парню по фамилии Рябков. Поприглядывались друг к дружке, провожать пошёл. Посидели на скамеечке у нового дома, а наутро тятя сказал: «Санька, чтобы я этого парничка с тобой больше не видел, у него отец лестницы сделать не может…». Так и закончилась  первая любовь. Из парней, ушедших на войну, мало кто вернулся, многие героически погибли.

Потом Александру послали в ФЗО учиться на пекаря. Какое-то время она  работала пекарихой в Кузюке, там  был пионерский лагерь, и одной из воспитательниц была Лина Ефимовна Рослякова (это невероятно, но, когда я (Е.Волынская, – ред.) училась в Опаринской средней школе в 1976-77 г.г., Лина Ефимовна меня узнала, так как  мы с мамой были похожи).

Из Кузюка Александру перевели в Опаринскую пекарню,  стали жить они с подружкой на квартире. Однажды из Шабур к Сане приехал Толя-радист (прошу прощения, фамилии не знаю), тоже в мою маму был влюблён. Так подружка и гулять то по Опарино с ними ходила, ни на минуту не отстала. Так он и уехал, потом женился на другой. К слову, я приезжала к маме в гости в 1986 году, заходила на почту, туда же зашёл  Толя-радист (проживал он  в деревне Журавлёнки, в Шабуры пришёл на почту да в магазин). Он мне и  сообщил: «Я ведь матку-то твою любил!». Я ещё спросила: «Почему настойчивости не проявил?».  Он только руками развёл.

Читайте также:  Времена не выбирают

И так год за годом – «стукнуло» ей 35 лет. В Опарино ходила Саня  на танцы и познакомилась с моим отцом Алёшкиным Евгением Васильевичем, он тогда уехал от семьи и жил в Опарино у родителей. Надумали жить вместе. Тятя Василий Ильич привёз на лошади с Журавлёнок в Опарино четверть самогону, мяса, ещё что-то. Радовался,что дочка наконец замуж выходит.

Мама, милая мама.

Мой отец Евгений – справа

Пожили недолго, перед родами Евгений сказал Сане: «Мне надо съездить в Кемеровскую область за паспортом (уезжая к родителям, паспорт не взял с собой (тогда можно было и без паспорта путешествовать), да за вещами. Поехали со мной». Но как в той песне: «Милая моя, взял бы я тебя, но там, в краю далёком, есть у меня жена…» В свои 35 лет, конечно же, Саня решительно всё поняла. А тут и роды начались, 30 августа 1960 года  появилась на свет я  собственной персоной. Дождь в тот день скупо ронял на окна роддома слёзы.

Пролежала моя мамочка в роддоме больше месяца, почему-то не спадала температура. На выписку пришли родители моего отца Евгения – Василий и Анна (кстати, бабушка Анна сочиняла стихи и, наверняка, тяга к сочинительству у меня от неё). Какое то время, до 1,8 года, они (бабушка Анна и дедушка Вася – родители отца Евгения) водились со мной, спасибо им за помощь моей маме! Раньше декретных не давали, надо было работать, и мама перешла на работу полегче – банщицей…

В 1962 году  переехала Саня с дочкой  в Шабуры (поближе к своим родителям), устроилась работать на пекарню. В Шабурах почти у всех были прозвища, придумали и ей: «Санька-пекариха, Шура-пекариха». И я стала «дочкой Саньки-пекарихи». Под таким «именем» её и знают многие…

Мама, милая мама.

С мамой. Мне 5 лет. У шабурской пекарни.

Мама, милая мама.

Моя мама и Люба Закипная-1969 г.

Долгое время работала Саня на пекарне, в чайной – на кассе, подменяла на время отпусков.  Потом хлеб стали возить из Опарино. Работала «ночнухой» в интернате, поваром в больнице. Дома хлеб пекла всегда, в основном ржано-пшеничный. И никогда потом я не едала вкуснее того хлеба!

С моим отчимом – Дробышевским Николаем Феликсовичем (хорошим, добрым человеком) прожили они  33 года, с 1969 по 2002 (пока его не стало). Держали корову, поросят. Ко мне в Опарино мама приезжала не по одному разу на месяц с большой сумкой, в которую помещались масло сливочное и топлёное, творог, сметана, хлеб. В другой руке всегда  бидон утрешнего молока. Если резали телёнка или поросёнка, то еще и рюкзак с мясом несла за плечами…

Мама, милая мама.

У тети Дуси в огороде. На заднем плане клуб. Мама с Дробышевским -справа, сестра Мария с мужем – слева.

Мама, милая мама.

Мама стоит  слева.

Раньше не принято было обнимать-целовать  своих детей. И меня никогда не обнимала мама, но… совсем изредка  называла  «капелька моя». И  эта «капелька» (сказочное слово!), как благословление,  будет жить во мне всю мою жизнь.

С декабря 1955 по январь  1960 года мама работала на хлебопекарне райпотребсоюза помощником мастера хлебопечения.

Мама, милая мама.

Опаринская пекарня – мама в первом ряду – вторая справа.

Мама, милая мама.

Трудовая книжка.

С марта  2002  и по 13января  2005 года  мама жила у меня в Опарино. И постоянно хотела, чтобы я её свозила в Шабуры. Когда ко мне приходили шабурские люди, она потом месяцами вспоминала эти встречи. Как-то шёл фильм «Дело было в Пенькове». Оказалась, что фильм и песня: «А я люблю женатого», – близки её сердцу, как будто про неё сюжет этого фильма…

Всегда подходила к окну, когда гнали стадо коров по нашей улице. Говорила: «Родненькие коровушки идут». Радовалась, что я хожу в ансамбль «Россияночка». Любила после бани попить чаю с ложкой коньяка (продавались тогда бутылочки маленькие 100-граммовые) и «канфетиком» (её слово).

12 января вечером, я  налила ей чаю с ложкой коньяка, принесла в спальню (на кухню она  уж не могла ходить). Она попросила ещё плеснуть коньячку.  А я не плеснула, сказала: «Давай завтра налью…». Но  завтра для неё не настало.

Мы опоздали.
Пробил страшный час.
Глядим мы со слезами потаенными,
как тихими суровыми колоннами
уходят наши матери от нас…

(Евгений Евтушенко).

И живут на земле от «капельки» Соколовой Александры Васильевны, её внук и внучка, шестеро правнуков, и все они помнят «Саню-пекариху» из Шабур!

Елена Волынская.

3.6 5 голоса
Рейтинг статьи