“Лиха беда начало”. Часть III

Боевые эпизоды

В книге «Лиха беда начало» описан только один боевой эпизод с участием Н. И. Котельникова. Он относится к периоду, когда шли отступательные бои на Волховском фронте. Но он очень показателен, так как рассказывает о смелости бойцов и об их стремлении во что бы то ни стало выполнить поставленную командованием задачу.

«С переездом в Болотово (глубокий тыл, – ред.) всякое снабжение прекратилось. В медсанбате находилось около 200 раненых плюс 100 человек штатной численности батальона. Накормить столько народу картошкой из деревенских погребов было невозможно.

Накануне праздника Октябрьской революции командир медсанбата вызвал к себе старшину Котельникова.

– Завтра седьмое ноября, а батальон сидит без хлеба. Чем будем кормить раненых и личный состав? Бери машину и поезжай на хлебопекарню. Завтра к рассвету вернешься обратно, и без хлеба не показывайся!

– А где хлебопекарня? – спросил Котельников.

– Сколько ты знаешь, столько и я.

– Разрешите выполнять?

– Выполняйте.

Повернувшись через левое плечо, старшина отправился выполнять приказ. Полевая хлебопекарня, снабжавшая хлебом войска, затерялась среди отступающих частей дивизии.

В форме

В форме

Подпись на фото

Подпись на фото

Навстречу санитарной машине, в которой ехал старшина Котельников, двигались красноармейцы, промокшие до нитки, грязные и голодные. Они тащили на себе орудия, повозки и двуколки, потому что лошади уже не в силах были тащить. Если же в этом потоке встречался транспорт, он обрастал длинным шлейфом солдат, которые цеплялись за него руками и умудрялись дремать на ходу.

Скоро Котельников наткнулся на группу дивизионных разведчиков, которые его предостерегали: «Куда едешь, старшина? Скоро здесь будут немцы!». На вопрос, где хлебопекарня, они пожимали плечами.

Помотавшись по разбитым дорогам, Котельников отыскал полевую хлебопекарню, которая уже свернула свое хозяйство и приготовилась в путь. Начальник хлебопекарни лейтенант Зарубин на просьбу отпустить хлеб только замахал руками:

– Сейчас немец задаст нам перцу!

– Раненые голодают! – умолял его Котельников.

– Ладно, грузи! – разрешил Зарубин

Замелькали лотки с ровными шеренгами буханок, в считанные минуты машина была погружена. На обратном пути она попала под обстрел немецких автоматчиков, но, благодаря темноте, удалось улизнуть.

Наутро седьмого ноября машина с хлебом была в медсанбате. Настроение у раненых сразу улучшилось».
(Стр. 93-95).

Еще об одном эпизоде Николай Иванович собственноручно написал своему другу Д. Ф. Онохину в письме. Тогда дивизия находилась на территории Польши.

Письмо

Письмо

Конверт

Конверт

«Нужно было в срочном порядке доставлять боеприпасы. 17-го числа (месяц не указан – ред.) попытались на автомашине через Вислу проехать за реку, так как переправа, которая находилась на 50 км ниже, была разбита и восстанавливалась. Но переехать по льду не пришлось: лед оказался тонким, и машина провалилась. Тогда меня вызывает командир полка тов. Хабибуллин и дает задание в ночь с 17 на 18-е провести конный обоз более 100 повозок с боеприпасами через реку Вислу, где ширина была 1,5 км. В 23 часа я взял фонарик и повел обоз. Шел впереди, было нужно провести, освещая проезд, так как местами были еще полыньи. Но обоз был благополучно переведен на тот берег Вислы. Задание командования выполнено. За эту операцию я был награжден командованием медалью «За отвагу».

Читайте также:  Из истории школ Альмежского сельсовета

Вместо послесловия

Еще об одном нашем земляке, Алексее Ивановиче Багине, рассказывает книга О. С. Четверикова – один небольшой эпизод из его боевой биографии, стр. 138.

"Лиха беда начало". Часть III

Страницы книги о Багине

Страницы книги о Багине

Мы не будем останавливаться на нем подробно, потому что «Опаринская сорока дважды рассказывала об этом уроженце нашего района: 3 июля 2017 года («Ищу потомков Багина») и 1 мая 2019 года («Служили два товарища»). Кроме того, о нем можно прочитать в книге Д. Ф. Онохина «От Вятки до Эльбы» (стр. 70-71). К сожалению, тогда на эти публикации никто не откликнулся.

…Один год из жизни одной дивизии: 1941-й. Самый первый, самый трудный, трагический, самый, пожалуй, страшный. Невозможно читать без волнения эти страницы, с которых слышится грохот взрывов, вой вражеских бомбардировщиков, стоны раненых, хлюпанье грязи по ногами отступающих. О такой войне и вот так откровенно и без прикрас нам, пожалуй, никто еще не рассказывал.

Многие солдаты 311-й стрелковой не вернулись из боя. О судьбах сотен и сотен из них до сих пор ничего не известно.

Уроженцы Кировской области разбросаны по всему миру, и не только по России. Может быть, у кого-то из них деды, прадеды и другие родственники тоже воевали в составе этой дивизии? Тогда дайте о себе знать, отзовитесь в комментариях. Мы поможем связаться с Олегом Семеновичем Четвериковым, который в настоящее время работает над более полным вариантом книги.

Бессметный полк

9 мая Николай Иванович Котельников встает в рады «Бессмертного полка» – его фотографию в торжественном шествии проносят родные – внуки и правнуки, ради которых он прошагал фронтовыми дорогами от первого до последнего дня.

Часть I
Часть II

Окончание следует…

Фото предоставлены правнучкой Н. И. Котельникова Мариной Лобановой.