Кто мы – вятичи или двиняне?

Взгляд назад

Когда начинал писать историю Альмежа, строительства железной дороги Пермь – Котлас, я вскользь упомянул об оживлённом торговом пути, который проходил по рекам Моломе, Кае, Югу, от Вятки до Устюга и далее по Северной Двине. И этот путь был востребован до окончания строительства железной дороги в северной части Нижне – Волмангской потом Опаринской волости. Когда появились села Красное, Шабурская, Волманги, Паломицы, Лодейно, мне неизвестно, может, местным краеведам это известно – сообщите, пожалуйста. Заселение этих мест проходило примерно с 13 века двумя путями – из Вятки, Котельнича по реке Молома, а с запада – из Великого Новгорода и Устюга по реке Юг.

Вятские ушкуйники (разбойники) неоднократно ходили походом на Устюг, земли Московского княжества – пограбить богатый город. Походы эти сопровождались большой жестокостью. Но и устюжане ходили на Вятку – отомстить, наказать за такие набеги. Так что отношения были всякие. В 1391 году устюжане приходили в Вятку, чтобы помочь в борьбе с татарами. Главное – как пробирались по нашим дремучим лесам – по Моломе, по её притоку – Кае, волоком в реку Юг. Кто когда проложил этот путь, так и останется тайной. Со временем и дороги более прямые появились – на Лодейно. Более вероятно, уже в это время стали возникать первые поселения по этому пути. И такие грабительские походы на Устюг совершались до присоединения Вятки к Московскому княжеству при Иване III в 1489 году.

В XV веке немало зла сотворили вятичи Московскому княжеству. Но в 1471 году спасли Москву от разорения татар. Московский Великий князь Иван III с войском отправился подчинять Великий Новгород, бояре которого хотели переметнуться в княжество Литовское. Москва осталась незащищённой. Хан Золотой Орды воспользовался этим и направился с ордой к Москве, но не дошёл. Вятичи под командованием воеводы Кости Юрьева спустились на баркасах вниз по реке Вятке, потом по Каме, Волге и напали на столицу Золотой орды город Сараев. Разграбили город, захватили знатных пленных и жён хана и обратно уплыли. Погнался за ними хан с войском, но не догнал. Так Москва была спасена от разорения. Устюжская летопись так описывает это событие: «В лето 6979 (1471году) идоша Вятчане Камою на низ в Волгу на судах и шедшее взяша град царёв Сарай на Волзе, и множество татар изсекоша, жёны их и дети в полон поймаше, и множество полону вземше возвратишася. Татарове же Казанские перенявше их на Волзе, Вятчане же бившеся с ними проидоша здравы со всем полоном». Ай да вятские – робята хватские – не замай наших.

Вот так вятичи помогли Ивану III, хотя отказывались ему подчиняться, совершали набеги на московские земли. В 1486 году вятичи по зимнему пути разграбили три ближайшие к Устюгу волости, весной осадили город Осиновец (Подосиновец), но не сумели его взять. Их воевода Костя Юрьев перешёл на сторону Московского княжества. В 1588 году двое московских воевод с войском стояли на охране по реке Юг. И, наконец, терпение Ивана III кончилось – все удельные княжества были присоединены – только Вятка не подчинялась.

В августе 1489 года московская рать подошла к Вятке, по рекам Югу, Моломе подошли ополчения с берегов Сухоны, Северной Двины, Юга. Сдались вятичи – выдали трёх своих атаманов, которых казнили в Москве. 1 октября этого же года все более знатные люди с жёнами и детьми были отправлены в Москву через Устюг – там их расселили по городам. И такое огромное количество людей проходило по территории современных районов – Опаринскому и Подосиновскому – это более 500 лет назад. А что же с дорогами? Кто их прокладывал. Наверное, уже и деревеньки были.

Всё – вятичи больше не совершали грабительских походов на двинские земли. По приказу царя Ивана III из Устюга отправили переселенцев в Вятку, чтобы была опора московской власти в непослушном регионе. Переселенцы в основном из Дымковской слободы Устюга, и в Вятке они поселились на другом берегу реки Вятки – так возникла и на вятской земле Дымковская слобода, которая прославилась своим замечательным промыслом – дымковской игрушкой.

В 1542 году возле Котельнича был разбит отряд казанских татар, численностью более 4 тысяч, который возвращался вдоль Моломы из набега на земли Устюга, где разграбил несколько окрестных сёл. Но Устюг взять не смогли. Этой конной массе нужна была дорога? Значит – была, уже существовала в таёжном краю.

В 1609 году вятские ратные люди в количестве 1000 человек отправились через Устюг изгонять завоевателей – ляхов – шли известным путём, на Подосиновец, на Устюг.

Кто мы – вятичи или двиняне?
Пунктиром отмечен примерный путь возле Моломы.

В XYII веке начинается активная торговля вятских купцов с Устюгом, позднее и с Архангельском .7 февраля 1634 года в Устюг из Хлынова ( Вятки) приехал купец Кибишев на трёх лошадях и привёз льняное и конопляное семя, 9 пудов воску (1 пуд чуть больше 16 кг) – всего на 65 рублей – так было записано в таможенной книге Устюга. 24 февраля Ф. Апышев на трёх лошадях привёз 21 пуд воска, 13 пудов мёда, 6 мехов беличьих, три фунта шёлка ряжского. – всего на 160 рублей. 3 декабря купец Степан Давыдов привёз 55 пудов мёду. И в Хлынов ехали купцы с товаром из Устюга и даже их Холмогор – эти больше летом передвигались на лодках по рекам.

Стоит привести интересный факт из документа таможни. «22сентября 1646 года 8 вятчан с товаром ехали к Вятке в трёх крытых лодках, на которых было 19 рабочих и кормщик. В тот же день вятчане Ермолай Моисеев и Денис Ларионов пошли к Вятке от Архангельска с товарной кладью на дощанике длиной 15 сажен – более 30 метров, рабочих с ними было 20 человек. Из Устюга к дощанику они взяли ещё две лодки. 27 апреля 1654 года из Вятки в Холмогоры на барже привезли хлеб государственной закупки, который из Поволжья зимой складировался в Вятке, а весной его везли на Север. Длина баржи 14 сажен, ширина – 5 (сажень – 2,16 метра), на ней было 30 человек» – из таможенной книги города Устюг. Рабочие были нужны для перетаскивания лодок волоком из притока Моломы в реку Юг. Пофантазируйте, представьте, как люди 350 лет назад в лодках с грузом летом, а зимой в санях двигались в разных направлениях. Впечатляет?

В 1662 году в деревне Нижний Починок была построена Никольская церковь – значит, уже по этому пути были деревни, постоялые дворы, кузницы – жизнь кипела.

Кто мы – вятичи или двиняне?

В начале XYIII века из Вятки в Архангельск прошла масса людей и провезли тысячи пудов груза. Россия вела войну со Швецией за выход к Балтийскому морю. Единственным выходом к морю был Архангельск, через который торговали с Европой. У Швеции в тот период был один из сильнейших флотов Европы. Петр I боялся за безопасность Архангельска и решил срочно укрепить город – его стены. По всем близлежащим городам были даны задания. Вятка должна была прислать 1999 работных людей с кирками, заступами, лопатами и со всяким запасом и 982 лошади. Не всё получилось, как хотел император. 284 человека дорогой исчезли, а 121 работник уже из Архангельска сбежали. Петр Алексеевич в своём стиле наказал пойманных – каждого четвёртого по жребию повесили, остальных били кнутом, а затем их с жёнами и детьми отправили на поселение в крепость Азов – недавно отвоёванный у турок.

В октябре 1702 года вятичам дали новое задание – построить 209 сажен городской стены Архангельска, потом ещё добавили и всего около 500 метров. Из Вятки должны были доставить строительный материал – 50035 тёсаных камней, 1033 сажен бутового камня, 5205 бочек извести, 587 связочного железа и 337230 штук кирпича. И весной в апреле такое количество строительного материала было перевезено по рекам Моломе, Югу, Северной Двине. Каменщики и кузнецы уехали по зимнему пути. Такое количество груза возили по нашим рекам. Восхищает! Честь и хвала нашим предкам.

Кто мы – вятичи или двиняне?

Ещё интереснее. В начале 19 века торговый путь вдоль реки Моломы оказался тесен. Нашли другой – по реке Лузе. Товары отправлялись обычно зимой, складировались у устья реки, а весной на барках сплавлялись по реке. Купец Клепиков так писал об этом сплаве: «Луза – река лесная, неширокая, с крутыми берегами. Весной берега подмывает, и лес сваливается в реку. Вследствие этого много барок убивалось, много также страдали они от подводных камней и крутых поворотов этой реки», – из книги Луппова. Вследствие этих опасностей перевозка товаров становилась значительно дороже. Откуда брались барки? Вероятно, весной барки из реки Моломы по её притоку – Кузюк доставлялись в верховья этой реки, потом волоком перетаскивались в реку Луза, здесь загружались, и барки плыли до реки Юг и дальше. Этот же Клепиков признаёт, что этот путь был связан с большим риском, да и протяжённость этого пути по Лузе равнялся 350 вёрст (1 верста больше километра.) – значительно больше, чем вдоль реки Моломы. Немногие купцы рисковали передвигаться этим путём. И это происходило недалеко от нынешнего Опарино. А я считал, что до строительства железной дороги тут был дикий медвежий край, куда не ступала нога человека.

Про все торговые обороты не расскажешь, да и не к чему. Наиболее плодотворным торговым годом был 1872 год, когда из Вятки в Архангельск было отправлено 1005000 пудов товаров – ржи 600000 пудов, ржаной муки 200000, льна 80000 и кудели 125000.Вот это размах – перевезти столько груза по необорудованному торговому пути. По Волге, по Каме уже ходили пароходы, и грузопоток постепенно перемещался туда. И только с постройкой железной дороги Пермь – Котлас в 1998 году грузопоток в Архангельск увеличился. И постепенно старинный путь по рекам Моломе, Югу был забыт.

В начале 20 века в Подосиновском городском училище учился Иван Подволоцкий, родом из села Нижняя Паломица. Наверное, не один он там учился – значит, сообщение по дорогам было. Но постепенно этот край стал приходить в упадок. И завершилось это уже после Великой Отечественной войны. Вся основная хозяйственная жизнь передвинулась к железной дороге, так было и с деревнями Подосиновского района по реке Юг.

И немного из истории Великого Устюга. Два города в истории России назывались Великими – Новгород и Устюг. Устюг был построен на месте впадения реки Юг в Сухону, впоследствии на очень выгодном торговом пути. По Сухоне из Вологды везли товары. Из Вятки тоже. И город богател. Особенно после начала торговли с Англией при Иване Грозном. Через Устюг проходил водный путь в Сибирь – по рекам Югу, Лузе, притоку Лузы – Лале, затем волоком до Кайгорода на Каме, по Каме, её притокам к Уральскому хребту. Ещё раньше по этому пути устюжские ратники присоединили к Московскому княжеству Пермь Великую. Только в XY веке устюжане по заданию Московских князей совершили 16 походов, особенно при Иване III.

В то время как из Устюга рать за ратью уходила в военные походы, сам город частенько подвергался опасностям. О богатстве города говорит такой факт – в начале XYII века в Устюге было 28 храмов. В начале этого же века устюжский крестьянин Ждан, его сын Шумило были первыми часовщиками, установившими часы – куранты на Спасской башне московского Кремля. Подобные часы были установлены и в Устюге. В этом же веке уходили открыватели сибирских просторов. Устюжанин Семён Дежнёв с товарищами дошёл до пролива, отделяющего Сибирь от Америки. В честь него есть на карте мыс Дежнёва. Он с Поповым раньше Беринга на 80 лет открыл пролив. Другой уроженец устюжского уезда Ерофей Хабаров открыл кратчайший путь из Якутска к Амуру. В честь него есть город Хабаровск, есть железнодорожная станция – Ерофей Павлович. Уроженец Великого Устюга Владимир Атласов прошёл Камчатку с севера на юг, описал жизнь и быт местных жителей. После этой экспедиции Камчатка стала частью русского государства. Он же дал первые сведения о Курилах, Японии. В освоении Алеутских островов большая заслуга принадлежит устюжанину Василию Шилову. Освоение Аляски принадлежит Российско – американской компании, директором которой был великоустюжский купец Михаил Булдаков. Так что устюжане много славных страниц вписали в историю России. Ну как не гордиться делами устюжских первооткрывателей, а это же двиняне.

Не знаю, как Вас, читатель, но меня поражает могучая жизненная сила в наших предках – земляках. Борьба за жизненное обеспечение в суровых климатических условиях и породила её. За каких – то сто лет было освоено огромное пространство от Урала до Америки. Курилы были под боком японцев, но там первыми появились русские. В Северной Америке в районе нынешней Калифорнии русские основали форт Росс. В отличие от американцев русские не уничтожали местное население, а помогали, передавали навыки хозяйствования. И сейчас в Сибири и на дальнем Востоке живут и здравствуют малые народы, а американцы уничтожили целые племена индейцев – как и сейчас внедряли свою «демократию».

В январе 1941 года три района – Лузский, Опаринский и Подосиновский были переданы из Ахангельской области в состав Кировской. В моём паспорте такая запись о месте рождения: село Шадрино Опаринского района Архангельской области.

Так кто мы – вятичи или устюжане – двиняне?

Кто заинтересовался данной темой предлагаю найти и прочитать небольшую книжечку А.В.Эммаусского «Очерки истории Вятской земли в XYI – начало XYII в.» Так же при написании статьи использована литература: П.Н. Луппов «История города Вятки», Н. Батаков, Е. Мансветова «Великий Устюг».

И в заключение познакомлю с предметами быта, изготовленными из берёзовой коры, какими пользовались наши предки.

Бурак. Из берёзовой коры изготовлялись ёмкости для любой жидкости, разных объёмов. Этот ведёрный.

Кто мы – вятичи или двиняне?

Емкость под сыпучие продукты.

Кто мы – вятичи или двиняне?

Пестерь – изготовлялись из берёзового лыка емкостью от одного ведра и до пяти. Ни грибы, ни ягоды в нём не мнутся.

Кто мы – вятичи или двиняне?

Лапти. Обувь для зимней поры, одевались на портянки (онучи) с шерстяными носками. Катали валенки, шили сапоги – так что носили не только лапти – (информация для молодёжи). Если пляски были в другой деревне, девки (в старые времена это слово было положительное) шли в лаптях, а перед деревней переобувались – одевали ботинки. Парни на пляски ходили в сапогах.

Кто мы – вятичи или двиняне?
Лапти с кочетыгом.

Ступни – босяки. Летняя обувь – удобна на сенокосе и при ходьбе по лесу. Замечательное свойство берёзовой коры – отдавать тепло. В 70 – е годы привозил ступни в Крым и пользовался ими как домашними тапками – грели ноги при наших бетонных полах.

Кто мы – вятичи или двиняне?

то мы – вятичи или двиняне?

Кочедык – инструмент, с помощью которого изготовлялись предметы быта из берёзового лыка.

Кто мы – вятичи или двиняне?

Плелись и другие предметы из берёзового лыка. Жизнь заставила совершенствоваться в изготовлении их для хозяйственной жизни. А сколько изготовлялось из древесины? Наверное, перечислить невозможно.

Ю. Холопов.

Оцените статью
Добавить комментарий

  1. Ш.Н.Н.

    К сожалению, несмотря на использование авторитетных научных источников, в статью вкрались досадные неточности. Отмечу только те, которые, как говорят, на слуху.Автор пишет: “В 1662 году в деревне Нижний Починок была построена Никольская церковь – значит, уже по этому пути были деревни, постоялые дворы, кузницы – жизнь кипела”. История Верхомоломского Спасского мужского монастыря подробно прописана в моей документальной повести “Даль памяти”, которая была опубликована на страницах районной газеты “Опаринской искры”. Известно, что на Верхнюю Молому (отсюда название село Верхомоломское, монастырь Верхомоломский, – Н.Ш.) монахи Михайло-Архангельского Устюжского монастыря старцы Иосиф, Игнатий и Феодосий Киевлянин основали обитель 16 мая 1663 года.”А место это приложил Спасу да Николаю Чудотворцу (Николай Чудотворец покровитель путешественников, – Н.Ш.) Устюга Великого Гостиной сотни Василий сын Грудцын, по своих родителех, в вечное поминовение при бывшем строителе старце Игнатие с братией”.Монахи-пустынники всегда выбирали пустынное место,поэтому никакого Нижнего почина в то время на этой земле не существовало, как и Никольской церкви. Первым монахи поставили деревянный Спасский храм, а Никольская церковь была начата строительством в 1716 году и освящена 15 января 1717 года. На землях Василия Грудцына появилась обитель, а со временем рядом с ней слободка – деревня или починок, где жили половники и трудники. Нижний Починок со временем стал выполнять роль пристани, где были поставлены амбары для хранения товара. Не совсем точно автор представил и устюжских часовщиков. Действительно, среди кузнецов Великого Устюга были кузнецы-часовщики. Но здесь особый случай. Спасскую башню построил архитектор Пьетро Антонио Солари в 1491 году. Ворота Спасской башни были главным парадным въездом в Кремль. Отсюда уходили на битву полки, здесь встречали иностранных послов. При постройке башня была приблизительно вдвое ниже современной. Точной даты установки башенных часов (первых)нет, но в 1585 они уже работали, так как сохранились документы, что мастера-часовщики получили в тот год по 4 рубля и 2 гривны, да по 4 аршина сукна на одежду. В начале XVII в. старые часы со Спасской башни были проданы в Ярославль за 48 рублей, в 1621 году для изготовления новых часов для Спасской башни в Москву был приглашен известный английский механик и часовых дел мастер Христофор Головей. В 1624 году под его руководством были установлены башенные часы с механизмом и 13 колоколами. Детали и механизмы для часов, действительно, были выполнены часовщиком из Великого Устюга Жданом, его сыном Шумилом и внуком Алексеем, литейщиком Кириллом Самойловым. Кроме того, литейщик Самойлов отлил к новым часам 13 колоколов. В статье использован богатый исторический материал, но автор так и не попытался ответить на вопрос: кто мы – вятичи или двиняне?

  2. Михаил другой

    Автор вероятно плохо разбирается в средневековой истории Руси. Даже в самом заглавии умудрился противоречить самому себе. Вятичи – (а об этом сказано в школьном учебнике истории) славянские племена жившие по берегам реки Ока. А вот новгородские ушкуйники (это следует из приводимых автором цитат из исторических документов) назывались ВЯТЧАНЕ. Далее. На упомянутой территории, т.е. в нынешнем Опаринском районе никогда не было ни Нижнее-Волмангской, ни Опаринской волостей. Деревня Нижняя Волманга (центр волости), Опарино и другие близлежащие населённые пункты располагались в Никольском уезде Романовской волости Вологодской губернии.
    Заселение наших мест началось гораздо позднее 13 века. Связано это с отменой крепостного права, в соответствии с Манифестом от 1861 года. Освобождённым крестьянам по императорскому решению необходимо было выделять по 50 соток земли на семью. Государственных земель в земледельческих районах было очень мало. Правительство пыталось выкупать часть земель у помещиков, но те мгновенно подняли цены. В результате крестьян пришлось переселять в другие регионы. Так заселялась и территория нынешнего Опаринского района.
    В своё время мне доводилось общаться с Яковом Петровичем Кошелевым, историком из Архангельска. Одно время Яков Петрович работал в «Опаринской искре». Он высказал предположение что частичное заселение территории может быть связано и с разгромом пугачёвского войска: остатки войска устремилась в наши края и здесь прижились. Отсюда, по его мнению, название деревни Волгарица.
    Хотелось бы особо отметить, что до середины восемнадцатого века города Вятка не было! Был город Хлынов. Вяткой нынешний областной центр стал именоваться по повелению Екатерины Великой. Связано переименование с созданием примерно в 1760 году Вятской губернии.
    Ещё одно в 13 веке Московского княжества не было. Данная территория была всего лишь уделом Великого княжества Владимировского.
    Да, и Вятчане (новгородские ушкуйники), и дружинники Владимиро-Суздальского княжества неоднократно нападали друг на друга. Вторжения владимиро-суздальских дружинников происходили с территории Великого Устюга. Так одна, так сказать войсковая операция, закончилась для Великого Устюга довольно плачевно. Перед рассветом дружинники скопились в Раздерихинском овраге с целью внезапного нападения на крепостную стену Хлынова. Внезапным ударом защитники города уничтожили нападавших. Довольно значительные потери со стороны Великого Устюга Привели к соглашению о беспрепятственном проходе родственников погибших воинов к месту трагедии. Регулярные языческие поминки с того времени трансформировались в современный праздник «Вятская свистунья». Разумеется, люди ходили и ездили на поминки по дорогам. Дорога эта называлась «Девья тропа».
    … . И, наконец, терпение Ивана III кончилось – все удельные княжества были присоединены — только Вятка не подчинялась… Вятка, как пишет автор, т.е. Хлынов никогда не был княжеством. Этот город и подведомственные ему территории находились в экономической и политической зависимости от Новгорода Великого. Сам Новгород тоже не был княжеством. Там власть принадлежала народному вече. И не Иван 3, а Иван 4 подчинил через жесточайшее кровопролитие Великий Новгород и, соответственно, Хлынов.
    Маловероятно что бы в 17 веке значительно активизировались купцы. Ведь купечество сформировалось из крестьян. В это время крестьяне были крепостными.
    … В начале XYIII века из Вятки в Архангельск прошла масса людей … В это время Пётр 1 приступил к строительству новой столицы, так сказать «прорубал окно в Европу» и вряд ли был серьёзно обеспокоен укреплением Архангельска. Да на строительство Санкт Петербурга со всей империи собирались строители. Надо заметить, что это решение вызвало обветшание всех российских городов. Все призванные строители так и не вернулись на своё прежнее место жительства.
    В отношении перемещения товаров по реке Луза. Да, вероятно, так оно и было. Не случайно одна из деревень на реке Кузюк называлась Переезжено. Но здесь хочется отметить одну деталь. В 19 веке на нашей территории существовали и грунтовые дороги. Так, например, до сегодняшнего дня существует оканавленная дорога по правому берегу реки Луза. Сейчас её называют райтоповская. Соединяла она в своё время дорогу, вернее это был тракт расположенный по правому берегу реки Кузюг, с населённым пунктом Ношуль, это в Коми. Тракт вдоль рек Кузюг и Молома после строительства дороги с бетонным покрытием стали называть старой шабурской дорогой. В районе Шабур к тракту примыкает дорога идущий со стороны села Молома. Все эти транспортные пути использовались как перевозки грузов, так и для перемещения людей, почты (ямщики).
    Вряд ли мы, современные жители Кировской области можем именоваться вятчанами или двинянами. На протяжении столетий население как добровольно, так и принудительно перемещалось не только в пределах Кировской области. На сегодняшний день, например, только в Опарино проживают и русские, и потомки эстонцев, и молдаване, и украинцы, и представители многих других народов.

    P.S. … И сейчас в Сибири и на дальнем Востоке живут и здравствуют малые народы, а американцы уничтожили целые племена индейцев – как и сейчас внедряли свою «демократию»… Хочу заметить о малых народах. Мы все читали в учебниках истории и художественной литературе о войне на Кавказе. А что нам известно о российско – чукотских войнах. А ведь такие были во времена колонизации северо-востока.
    Индейцы пострадавшие от «американской демократии». Во времена колонизации Америки довольно часто случались вооружённые стычки между бледнолицыми и краснокожими. Инициаторами таких стычек были чаще всего индейцы. Первобытные племена ведущие кочевой или полукочевой образ жизни невидели ничего зазорного в том, чтобы ограбить и убить семью фермера. Поэтому власти предлагали индейцам переселяться в резервации. В случае отказа и дальнейшего разбоя племя уничтожалось.
    Если бы краснокожие одержали победу. Их бы обвиняли в геноциде бледнолицых?
    И ещё. С берёзы лыко не дерут. Материалом для изготовления поделок является береста. Инструмент с помощью которого плетут берестяные изделия автор называет КОЧЕТЫКОМ. В Опарино я слышал иное название КОДАЧИК. Кстати даже фамилия была Кодачиков.

  3. Ш.Н.Н.

    О том, из чего плетут лапти, так называемую низовую обувь, можно говорить много. Есть общее понятие – из древесного лыка (липовые, ивовые) бересты или пеньки. Название инструмента, которым плетут лапти, пестери и т.д. закрепил в Толковом словаре Великого Русского языка исследователь-словесник Владимир Даль: КОЧЕДЫК – плоское изогнутое шило для плетения лаптей. В значении – крюк. Правописание названия этого инструмента имеет много вариантов: кочетыга, коточига, кодочик и т.д. Вологодский – коточик. Видимо, именно это название инструмента и закрепилось на территории бывшего Никольского уезда, который входил в состав Вологодской губернии. Поэтому, как пишет Михаил Другой, в Опарино прижилось имя КОДАЧИК, где мягая “Т” стала звучать как твердая “Д”. Такие примеры рядом: Вазюк и Вазюг, Кузюг и Кузюк. Поэтому Ю.Холопов и использовал название КОЧЕДЫК. Его ошибка в другом. Он один тот же инструмент называет разными именами. В подписи к снимку №4 именует его кочетыгом, а в подписи под снимком №7 – кочедыком, хотя на снимках представлен инструмент для плетения лаптей одной конструкции в металлическом исполнении. Есть кодачики, где шило для плетения насажено на деревянную ручку. В этом случае и название инструмента несет другую нагрузку и может быть изменено.