Как тревожен этот мир

Тема дня

Молодое  поколение в большинстве своем не знает, что за аббревиатура  такая  –  СССР. Но именно в нынешнем году 29 декабря  будет  (или не будет) отмечаться 100-летие образовании Союза Советских Социалистических Республик.  А в декабре 2021 года исполнилось  ровно 30 лет, как не стало той страны, которую называли великой.

Почему об этом вспомнилось? Наверное, потому, что слишком нестабилен и тревожен сегодня окружающий мир. Который год нет спокойствия на Украине.  Время от времени лихорадит Кавказ. В первые дни наступившего  года полыхнул Казахстан. Что будет дальше, не предскажет, наверное, ни один ясновидящий.

А мы в стране, которая называлась Советский Союз, жили вполне спокойно и чувствовали себя в безопасности. Не спорю – многого не знали, кое-что от людей скрывалось сознательно. Тем не менее…

После 9 класса мы с подругами месяц работали на яранской птицефабрике, а потом по путевке, купленной на полученные деньги, с двумя педагогами съездили в Прибалтику.  Балтийское море оказалось  серым и холодным. Но все равно это было море!

Помнится Молдавия, небольшой поселок с красивым названием Чадыр-Лунга. Здесь довелось побывать на веселой  национальной свадьбе.

Незабываема Одесса с ее Привозом, лиманом, Дерибасовской улицей  и Потемкинской лестницей. Теперь это Украина.

А Таджикистан? Здесь, в  Гиссарской астрономической обсерватории,  в пятнадцати  километрах от Душанбе, работал мой брат. Шумный и богатый восточный базар, огромные казаны с пловом прямо на улицах навсегда остались в памяти.

Как тревожен этот мир
Фото конца 70-х. Справа у телескопа Андрей Вениаминович.

В Алма-Ату, где живет  моя подруга и одноклассница Аля Созонова (Домрачева)  в восьмидесятые спокойно  ездили вместе с детьми. Побывали на Медео, где заглянули в казахскую юрту, купались в сайране – искусственном озере, пополняемом  ледяной водой с гор…

И нигде, ни разу  не было косых взглядов, обидных слов, какого-то другого негатива.  Окружающие запомнились доброжелательными, дружелюбными,  приветливыми.

Не было границ и загранпаспортов,  таможен и пропускных пунктов, не было агрессии со стороны местных жителей и какого-то разделения по национальным признакам, не было неприязни  к тебе только потому, что ты – русский.

В том, что произошло потом и происходит в бывших союзных республиках сейчас, разбираться, наверное, долго еще будут политологи, социологи, экономисты и прочие  …исты.  Если когда-то доберутся до правды.

Для меня первым звоночком стал отъезд из города Ангрена в Узбекистане подруги и однокурсницы Валентины Князевой – журналистки, впоследствии профессора университета в  Оренбурге. Вынужденности этого шага верить не хотелось,  но она бросила все: хорошую квартиру вместе с мебелью, потому что  продать или вывезти было невозможно, – забрав детей, собаку  и то, что смогла унести в руках, уехала в первое же место, где предложили работу и жилье. Это оказалась Мурманская область. Но зато все остались живы. При этом Ангренскую ГРЭС строил весь Союз, как вся  огромная страна поднимала  в северном Казахстане целину…

Опаринский район многонационален и интернационален.  Исторически сложилось так, что рядом с русскими здесь живут и трудятся эстонцы, белорусы, украинцы, татары, молдаване. И  никогда не заострялся вопрос, кто к какой нации принадлежит и для кого русский язык  стал родным в силу жизненных обстоятельств – мы просто об этом не задумывались. Очень популярными в Доме культуры в 70-е годы были фестивали-концерты  союзных республик, участие в которых принимали разные организации.

Очень хочется позвонить в Алматы  подруге, узнать, как они там, среди стрельбы и погромов? Но в Казахстане отключен интернет, нет который день сотовой связи.

Как тревожен этот мир
Этому снимку лет 20. Моя подруга Алевтина Созонова слева, наши внуки Саша и Аня, ее сестра Галина.

Когда-то, на заре гибели Советского Союза, мною были написаны вот такие строчки:

Лениво и плавно
Течет Даугава.
Соборы налево,
А шпили направо:
Прибалтика снится такой.
И Юрмалы пляжи,
Где сосны на страже,
И камешек влажный
В ладони мне ляжет,
Который огладил прибой.
Я помню поныне
Гиссарские дыни:
Их рыжая мякоть
Как солнышко в слякоть,
А запах и вкус – чистый мед.
И гроздь винограда,
Что рос под Комратом,
Молдовы подарок,
Которому рада,
Созрев, так и просится в рот.
А горы Медео,
Проткнувшие небо –
В них сила и нега
Под шапками снега.
Я это не в силах забыть.
Границы, таможни –
Все стало так сложно…
Но в мире тревожном,
Где жить ненадежно,
Нам память на ключ не закрыть.

Что же будет, как пел Юрий Шевчук,  «с Родиной и с нами»?  Вернется ли ощущение надежности и безопасности окружающего мира,   воцарится ли спокойствие на планете и в душах, исчезнет ли страх за будущее детей и внуков? Ответов нет.

На снимках.  Чадыр-Лунга теперь город. Фото у телескопа. Справа – Андрей Вениаминович.  Последнему снимку лет 20. На нем моя подруга Алевтина Созонова (Домрачева), я, наши внуки Саша и Аня и сестра Али  Галина (Рыбакова).

Оцените статью
Добавить комментарий

  1. Василий

    Я думаю, что 100-ление образования СССР будет отмечено в СМИ, так же как и 30-летие распада. Вновь мне вспомнились слова из стихотворения поэта: “Я на мир взираю из-под столика,
    Век двадцатый – век необычайный.
    Чем столетье интересней для историка,
    Тем для современника печальней!” Поэт Николай Глазков

  2. Владимир

    ….Разговоры ,разговоры ,слово к слову тянуться -разговоры стихнут скоро , а РОССИЯ останется…