«Другого было просто не дано»

Владимир Александрович Костров – генеральный директор ЗАО холдинговая компания «Опаринский леспромхоз». В этой должности он второй год, с мая 2010-го. По структуре закрытое акционерное общество – это объединенное предприятие, в которое входят «Вазюк-Лес», «Опарино-Лес» и «Мураши-Лес». Сегодня сто процентов акций этих предприятий держит холдинг.

Владимир Александрович Костров

Объемы заготовки в настоящее время составляют порядка 300 с небольшим тысяч кубометров в год, лесопиления нет.

«Владимир Александрович, почему вы пришли именно в лесную отрасль?»
«А я из нее и не уходил. Родился в поселке Чурсья. Этим, наверное, сказано все. Изначально люди, которые меня окружали, были связаны с лесом. Поэтому и мне другого было просто не дано. В свое время закончил лесопромышленный колледж по специальности «технолог лесозаготовок», затем Вятский государственный университет («экономика и управление на предприятии»).

«Подниматься по служебной лестнице с какой ступени начали?»
«С самой нижней. Монтер пути на узкоколейке, чокеровщик, помощник вальщика, штабелевщик, мастер деревообработки на нижнем складе, мастер леса, технорук, инженер производственного отдела, начальник коммерческого отдела, зам. генерального директора Опаринского леспромхоза».

«Как руководителя крупного лесопромышленного предприятия что больше всего вас заботит?»
«Нестабильность. Из-за нее мы не можем прогнозировать, как будет развиваться лесная промышленность не только в районе, но и в стране в целом. Отрасль лихорадит из года в год. Спрос на лесопродукцию иногда пропадает абсолютно, потом вдруг появляется на какие-то ограниченные ее виды – пиловочник, фанерное сырье либо на балансовую группу, потом опять пропадает. Буквально две недели назад производители начали отказываться от пиловочника, хотя осенью спрос на него был всегда. Причина в том, что они не могут отгрузить свою продукцию – нет вагонов.

Очень большая проблема с железной дорогой, которая не обеспечивает отрасль подвижным составом. Вопрос так и не решился. Видимо, в конце концов нам придется брать вагоны у каких-то частных собственников, но тогда на 20-30 процентов подорожает перевозка, соответственно, и продукция. Потому что затраты на ее доставку все увеличиваются.

Кроме того, железная дорога работает крайне неритмично. У нас есть 15 единиц своего арендованного подвижного состава. Раньше в месяц каждая платформа делала оборот четыре раза, то есть, за неделю успевала «сбегать» туда и обратно. Сейчас в лучшем случае платформа делает два – два с половиной оборота за месяц. Очень велики простои на промежуточных на пути к потребителю станциях. Железная дорога не только нам, но и себе создала проблемы, с которыми не справляется. А за каждые сутки, стоит вагон или движется, мы за него платим.

В конечном же итоге нехватка вагонов у наших покупателей отражается и на нас. Цепочка замкнулась».

«Вы – депутат районной Думы. Какие проблемы района видятся Вам наиболее отчетливо?»
«Главное, наверное, то, что район утратил за последние годы почти все головные организации. Нет военкомата, суд – и тот Мурашинский. Нет дорожного управления, которое следило бы за дорогами. Все перекочевало в Мураши, Юрью, Лузу. И со всеми вопросами люди вынуждены обращаться не в наш райцентр, а в соседние районы, для чего нужно куда-то выезжать. Для тех, кто живет не в Опарино, это становится проблемой.

Читайте также:  Живет проблемами поселка

Еще один острый вопрос – обеспеченность врачебными кадрами. Обидно за людей, которые болеют и не могут на месте получить необходимую медицинскую помощь. Жителей района это не устраивает.

Требуют ремонта дороги. Не думаю, что депутаты нынешнего созыва смогут кардинально изменить ситуацию, но попытки будем предпринимать. Хотя все зависит из бюджета, а он у нас дотационный».

«А чисто по-человечески о чем душа болит?»
«О своей малой родине Чурсье. Никакой перспективы в развитии этого поселка не просматривается. Точно знаю, что наше предприятие будет там работать еще не одно десятилетие. Но поселок тихо умирает. Работоспособного населения там почти нет, только пенсионеры и люди, занятые в социальной сфере, урезанной до предела.

Стимулировать людей, чтобы они там оставались, нечем. И переселить их тоже нереально. Года два назад такой вопрос поднимался, хотели сделать это совместно с Республикой Коми. Но все заглохло.

Наша основная лесосырьевая база там. Зимой вывозим лес машинами, рассматривается вопрос о возобновлении круглогодичной работы УЖД. Но рабочей силы в Чурсье не осталось. Конечно, несколько лет назад и политика предприятия была нацелена на переселение в Опарино. Может быть, это было не совсем правильно. Но люди переехали. И процесс этот необратим.

Кстати, вопрос обеспеченности трудовыми ресурсами остро встал и в Вазюке. Сегодня там становится некому работать. И ситуация будет только усугубляться. Отток пошел, когда возобновилось строительство дороги. Многие, получая пособие по безработице, просто не хотят возвращаться в трудовой строй. Хотя задолженности по заработной плате в Вазюке нет. Лихорадить производство там начало с прошлой осени. Доходило до того, что если кто-то из операторов «выпадал» из процесса, техника стояла – на нее некого было сажать. Зимнюю заготовку Вазюк провалил. Сейчас немного входят в колею. Но и к этой зиме подходим, не имея кадрового резерва. Это касается не только механизаторов в лесу – это крановщики на нижнем складе, операторы на разделке – абсолютно все категории. То есть, привлекательность «лесных» профессий стала очень низкой. Ситуацией озабочены и руководство «Вазюк-Леса», и холдинга, и наши акционеры».

18 сентября труженики лесной отрасли отмечают свой профессиональный праздник. Поэтому заканчивать материал на такой минорной ноте не хотелось бы. Очень хочется надеяться и верить, что наше государство все-таки вспомнит (чем скорее, тем лучше), что кроме «черного золота» – нефти – есть у нас еще «зеленое золото» – лес. И люди, которые его заготовляют и перерабатывают, сами – золото. Разве не так? Поэтому – с праздником, труженики лесного цеха!

Беседовала Татьяна Тунгусова.