Дорогами православия. Путевые заметки. Часть 30

Кажется, что все вокруг пустое…
И не будет счастья никогда.
Падает слеза на аналое –
Горечь за распятого Христа!
Первая слезинка – покаянье,
А вторая – боль былых утрат.
Расширяет память мирозданье,
Словно благовест звучит в набат.
Вновь стою в смиренье у престола,
Надо мною Небо алтаря.
Регент басом исполняет соло,
Поучает: Жизнь! Дана! Не зря!
Возглашает: «Коли ты, допущен,
На святое место в алтаре!..
Будет смертный грех тебе отпущен,
В трудный час, на утренней заре!»

Эти стихи озвучила одна из участниц фестиваля Православной песни, которые ежегодно проходят на вилегодской земле в Христофоровой пустыни. Эта обитель ведет свою историю от 1550 года. Поскольку я активно занимался возрождением стоящей здесь с 1907 года каменной Богородицкой церкви, в восстановление которой коряжемцы и коряжемские предприятия внесли немалые средства, при первой же возможности бываю на проходящих здесь мероприятия.

Их открывает Крестный ход от церкви Лонгина Коряжемского, который покрывает 27 километров. Во главе православной колонны икона святой Божией Матери путеводительницы Одигитрии. С такой иконой ушел из Коряжемского монастыря воспитанник Лонгина монах Христофор. Его пустынь прославилась открытым здесь святым родником, молва о котором достигла до самой Москвы. Царица Анастасия Романовна, услышав о чудесах от иконы Пресвятой Богородицы и о целебном источнике, пожелала воспользоваться его водою, и по приказанию царя Иоанна Васильевича преподобный Христофор должен был доставить её ко двору. Велика была радость царя, когда царица получила облегчение от своей болезни, испив целебной воды, и по-царски наградил он старца, давши достаточную сумму денег на устройство обители.

На снимке: фестиваль православной песни в Христофоровой пустыни.

На снимке: фестиваль православной песни в Христофоровой пустыни.

Из истории Верхомоломского Спасского монастыря, украшением которого была и остается Никольская церковь, освященная в 15 января 1717 года, узнаем, что монах Иосиф, который с двумя сподвижниками пришел на Верхнюю Молому 16 мая 1663 года, вскоре направляется в Москву, добиваться признания новой обители у царя Алексея Михайловича, и получает от него жалованную грамоту на земельные угодья, средства на развитие монастыря и церковную утварь. В летописи обители есть ещё одно сообщение: «И позднее монастырь получал дорогие царские подарки: в 1684 году Наталья Кирилловна Нарышкина подарила обители Евангелие в серебряном окладе и книгу «Апостол» в знак вечного поминовения о почившем супруге. К другим святыням, которые находились в храмах вплоть до их закрытия, относились черная мантия и деревянные костыли основателей и первых строителей пустыни». Теперь к царю за признанием и помощью не пойдешь. Теперь, как это и было в старину, чаще всего прихожане строят храмы и восстанавливают разрушенные временем церкви всем миром. Более подробно мы поговорим об этом в следующей зарисовке, так как наше путешествие по дорогам православия продолжается.

Поэтому приведу всего одно сообщение: приходу нужна помощь. «Храм в селе – это источник света, – пишет в своем обращении настоятель, – средоточие духовной жизни, призыв к внутреннему обновлению человека и, как следствие, надежда на продолжение жизни самого села. Так считают и жители Учки, решившие восстановить хотя бы то, что осталось от духовного центра их округи после обрушения в 2011 году величественного памятника архитектуры 18 века – Христорождественской церкви. Когда-то к ней был пристроен предел в честь святителя Николая, чудотворца. Потом, в 1848 году, этот предел был отнесен на самостоятельный прочный фундамент. Вот он-то и является сегодня местом молитвы, возносимой к Богу православными людьми Учки. О нем болит душа прихожан. На сегодняшний день необходимо произвести ремонт кровли. На стройматериалы и оплату работ требуется 180 тысяч рублей. Собрано 70 тысяч. Это, в основном, от жителей села. Они вносят свою посильную лепту – то, что можно отделить от своего скудного семейного бюджета Приходу нужна помощь. Помогите нам! Господь увидит ваше участие, ваш душевный порыв и воздаст вам по вере и по делам вашим».

На снимке: первую Божественную литургия в новосвященном храме поселка Таврической отслужил епископ Яранский и Лузский Паисий.

На снимке: первую Божественную литургия в новосвященном храме поселка Таврической отслужил епископ Яранский и Лузский Паисий.

Господь увидит ваше участие, ваш душевный порыв и воздаст вам по делам вашим. Этми словами завершил первую Божественную литургию епископ Яранский и Лузский Паисий 23 сентября 2018 года во время совершения чина великого освящения храма в честь святителя Луки, исповедника архиепископа Симферопольского в поселке Таврический Лузского района. А в это время в славном поморском городе Архангельске коммунальные службы разбирали, как говорится, по кирпичику часовню в честь святого праведного отрока Артемия Веркольского, хотя еще два года назад заверяли: «Никто не ставит вопрос о сносе куполов», – говорил директор департамента градостроительства Михаил Елагин. На фасаде часовни была мозаичная икона святого Артемия Веркольского, поскольку часовня построена на месте бывшего подворья Аремиево-Веркольского монастыря. Часовня стояла в центре Архангельска на пешеходной улице Чумбарова-Лучинского около тридцати лет. Стояла на виду всего города, просматривалась из окон мэрии областного центра.

На снимке: снос православной часовни во имя Артемия Веркольского на улице Чумбарова-Лучинского в Архангельске.

На снимке: снос православной часовни во имя Артемия Веркольского на улице Чумбарова-Лучинского в Архангельске.

И вот итог. ИА «Руснорд» сообщает: «Подрядчик сноса незаконно построенной часовни, что на Чумбарова-Лучинского в Архангельске, не выполнил условия муниципального контракта. До сих пор на месте остается фундамент, не вывезен строительный мусор после разборки здания. Что безнадежно портит внешний вид самой парадной улицы областной столицы». Напомним, что снос часовни проходил со скандалами. В работах принимали участие лица явно неправославного исповедования, что шокировало воцерквленных наблюдателей. С места разбора здания исчезли православные иконы (по некоторым данным, их след обнаружен в Архангельской епархии, информация проверяется). Не вовремя было отключено энергоснабжение, вследствии чего на деревянной улице города чуть было не начался большой пожар. И самое удивительное, что в заявлении городской администрации записано: «Затраты из бюджета на снос незаконно реконструированного здания будут взысканы с собственника строения – Владимира Алексеевича Радченко».

Читайте также:  Запольский богатей, часть 1

В этой истории со сносом часовни больше вопросов, чем ответов. Во-первых, часовня построена на средства прихожан, на что было получено благословение епископа Архангельского и Холмогорского Пантелеимона. Потом новый архангельский епископ Тихон, с которым я был хорошо знаком, мне удалось побывать вместе с Владыкой в нескольких поездках по православным храмам области, благословил прихожан храма Артемия Веркольского на Чумбаровке на добрые дела.. Радченко поясняет: «Так и сказал мне: Владимир, доделывай, будем освящать как храм». Почти десять лет – с девяностых по 2004 –й действовала храм-часовня праведного Артемия Веркольского. Владимир Алексеевич состоял хранителем храма. У храма была своя община. Сюда приходили люди, здесь читали акафисты, молились отмечали православные даты и праздники. Был в Архангельске замечательный архитектор – Александр Шалькевич. Он спроектировал и наш храм-часовню с красивой колоколенкой. Проект ему не согласовали, но он до сих пор хранится в архиве Владимира Алексеевича Радченко, которого обвиняют, что он построил частную часовню.

На снимке: обновленная Осерёдская часовня во имя Николая Чудотворца в селе Ракула Холмогорского района. Прихожанам удалось её сохранить.

На снимке: обновленная Осерёдская часовня во имя Николая Чудотворца в селе Ракула Холмогорского района. Прихожанам удалось её сохранить.

Архангельская епархия сразу же, как поднялась информационная волна, официально заявила, что не может вмешиваться, потому что часовня это – частная. Рассказывает игумен Феодосий (Нестеров), руководитель отдела по взаимоотношениям Церкви и общества Архангельской епархии, настоятель подворья Артемиево-Веркольского монастыря в Архангельске: «Владимира Алексеевича я знаю с 2000 года. Он бескорыстно помогал нашему монастырю, когда у нас в Архангельске не было ни кола, ни двора, Я жил в строящейся часовне. Но в данном вопросе наши позиции расходятся». Вы, уважаемые читатели, наверно, помните, что 6 декабря 2018 года в моих путевых заметках «Дорогами православия» прозвучал рассказ, как прихожане Осерёдской часовни во имя чудотворца Николая в селе Ракула Холмогорсского района Архангельской области, не согласовав свои действия с государственными органами, обновили свой храм на свои деньги и своими силами. Вместо благодарности им вынесли предписание: обшивку убрать, все новое удалить, часовня должна приобрести свое подлинное лицо. Пусть и разрушенное! Тогда Архангельская епархия спасла прихожан от суда, а в данном случае сохранила молчание.

На снимке: часовня пророка Божия Ильи – Афгано-чеченский мемориал в Архангельске

На снимке: часовня пророка Божия Ильи – Афгано-чеченский мемориал в Архангельске

В Архангельске есть пример церковного сооружения, которое построено и нормально функционирует, но не принадлежит епархии. Это часовня в честь порока Божия Ильи или Афгано-чеченский мемориал. Владеет ею общественная организация «Долг». Впрочем, к тому сооружению, как пишет областная газета «Правда Севера» у департамента градостроительства мэрии Архангельска претензий не возникает. И речь сегодня идет не только о часовне и букве закона – о человеке и его понимании веры. Одно можно сказать уже сейчас: сегодня вряд ли у кого поднимется рука сносить церковные купола с крестами. Историческая память не даст. Как видим, и рука поднялась и кресты пали на земь, и иконы, как в годы становления Советской власти, сгинули в неизвестность.

О какой исторической памяти можно тут говорить?!

Дорогой православия. Путевые заметки. Часть 1
Дорогой православия. Путевые заметки. Часть 2
Дорогой православия. Путевые заметки. Часть 3
Дорогой православия. Путевые заметки. Часть 4
Дорогой православия. Путевые заметки. Часть 5
Дорогой православия. Путевые заметки. Часть 6
Дорогой православия. Путевые заметки. Часть 7
Дорогой православия. Путевые заметки. Часть 8
Дорогой православия. Путевые заметки. Часть 9
Дорогой православия. Путевые заметки. Часть 10
Дорогой православия. Путевые заметки. Часть 11
Дорогой православия. Путевые заметки. Часть 12
Дорогой православия. Путевые заметки. Часть 13
Дорогой православия. Путевые заметки. Часть 14
Дорогой православия. Путевые заметки. Часть 15
Дорогой православия. Путевые заметки. Часть 16
Дорогой православия. Путевые заметки. Часть 17
Дорогой православия. Путевые заметки. Часть 18
Дорогой православия. Путевые заметки. Часть 19
Дорогой православия. Путевые заметки. Часть 20
Дорогой православия. Путевые заметки. Часть 21
Дорогой православия. Путевые заметки. Часть 22
Дорогой православия. Путевые заметки. Часть 23
Дорогой православия. Путевые заметки. Часть 24
Дорогой православия. Путевые заметки. Часть 25
Дорогой православия. Путевые заметки. Часть 26
Дорогой православия. Путевые заметки. Часть 27
Дорогой православия. Путевые заметки. Часть 28
Дорогой православия. Путевые заметки. Часть 29

Николай Шкаредный, член Международной Ассоциации писателей.

Окончание следует.