Дорога к храму

Кто-то в Бога верит, кто-то нет. Это личное дело каждого. Но есть категория людей, для которых служение Богу становится делом всей жизни. Это священнослужители. У каждого из них – своя дорога к храму. О том, какой была она для настоятеля прихода Александра Невского протоиерея Виктора Конева – наша с ним беседа.

Протоиерей Виктор Конев

Отец Виктор, быть священником – работа, как и всякая другая, призвание или предназначение?

По моему мнению, это призвание.

И когда Вы поняли, что хотели бы посвятить себя Богу?

Лет в 16. До этого я не имел никакого понятия о вере, о Боге, о духовной жизни. В 15 родители меня крестили, я прошел исповедь и причастие, на этом первое знакомство с церковью закончилось. Я поступил в музыкальное училище по классу баяна.

Семья наша жила тогда в южном Казахстане. Родители были людьми образованными, в церковь не ходили. Да и не было ее в том населенном пункте.

Когда открылся молельный дом и приехал священник, отец познакомился с ним. Тот пригласил его петь в церковном хоре.

Постепенно родители приобщились к вере. Когда я в очередной раз приехал на каникулы, то был сильно удивлен, что они молятся, ходят в церковь. Тогда я впервые задумался: если мой отец пришел к Богу, значит, это серьезно.

Он приносил домой духовные книги. Я стал их читать, они меня увлекли. Пил как воду после долгой мучительной жажды.

У местного батюшки был сын, мой ровесник. Мы подружились. Это стало еще одним толчком к активной духовной жизни. И в один прекрасный день я понял, что хочу стать священником. Но тогда я не представлял, когда это произойдет и что это значит. Но чувствовал, что церковь, иконы, богослужения – наше, истинно русское, близкое, родное. Конечно, это была чисто внешняя сторона, в суть религии я пока не вникал.

Через год батюшка предложил отцу стать дьяконом. Он подумал и согласился. Я поехал с ним в областной центр на посвящение в сан. Это произвело на меня сильное впечатление.

Сын местного священника уговаривал меня вместе с ним поступать в Московскую духовную семинарию. Сначала я отказывался, но когда его отец меня благословил, согласился. Мысли, что поступлю, не было – конкурс сумасшедший (тогда это было единственное на СССР учебное заведение подобного рода и ехали туда изо всех союзных республик). Решил просто посмотреть, что и как. Но неожиданно для себя поступил. И через четыре года вышел из семинарии священником. С музыкальным училищем я расстался без сожаления.

Человек, который посвящает себя служению Богу, должен обладать какими-то особыми качествами?

В идеале – безграничным терпением, чуткостью, любовью к людям. Как говорил апостол Павел, людей нужно не просто любить, а любить с нежностью. Батюшка должен полностью забыть о себе, в том числе и о материальном благополучии. Он должен любить молиться и сам неукоснительно исполнять то, чему учит людей.

Ваш должность предполагает ли отказ от чего-то, что доступно обычным людям?

Отказываться приходится почти что от всего. Мы отрекаемся от материальных благ, нам нельзя ходить в цирк, в театр, на развлекательные мероприятия, свадьбы.

Это сложно?

Иногда – да. Ведь от обычного внешнего вида мы тоже отказываемся. Я понимал, что нужно будет отрастить бороду, и это навсегда, ряса – это тоже навсегда. В меня могут ткнуть пальцем, обсмеять, освистать. Но помогает вера. Без нее преодолеть все это невозможно.

Читайте также:  «Я сам себе слуга и барин…»

У Вас семья, трое детей. Как Вы их воспитываете?

Это больной вопрос. Мы с матушкой знаем Закон Божий и хотим, чтобы дети наши его понимали. Но в школе учат одному, мы – другому. Поэтому имеет место некоторое противостояние церкви и мирской жизни. Тяжело и нам, и детям. У них свои понятия, свои взгляды. Мы воспитываем их в вере и благочестии. Но выбор жизненного пути останется за ними. Кем они захотят быть – теми и станут. Главное, чтобы оставались верующими.

Сейчас много говорится о возрождении духовности и нравственности. Какова роль церкви в этом?

После того, как 70 лет в людях истребляли духовность, обратный процесс идет очень сложно, маленькими шажками. В один миг всех обратить к Богу невозможно. Многое зависит от власти, которая должна понимать усилия церкви, сочувствовать. Хорошая идея – создание церквей в колониях, воинских частях, при больницах. Это многим помогает встать на путь истинный. Основы православия нужно вводить и в школьный курс.

Что Вы можете сказать об опаринском приходе?

В Опарино я почти десять лет. За это время кое-что изменилось. И в первую очередь – отношение ко мне. Раньше людей раздражала моя одежда – в рясе невозможно было выйти из дома, дети и взрослые показывали на меня пальцами. Ощущение было, как будто я попал в хрущевские времена. Пришлось пережить даже конкретные угрозы, когда обещали перестрелять всю семью.

Но постепенно отношение менялось, я сумел расположить людей к себе. Прихожан в церкви год от года становилось больше, теперь и молодежь приходит за благословением. Провожу беседы в школе, выступаю в местной газете. Но проблемы остаются.

И каковы основные, на Ваш взгляд?

Больше всего меня волнуют опаринские дети. Мне хочется с ними заниматься, они и сами спрашивают: «Батюшка, почему Вы к нам не ходите?» Но учителя в этом плане пассивны, инициативы с их стороны нет.

Еще одна наивысшая беды – пьянство. В основном к нам приходят женщины. И почти ни одна не может сказать, что в семье у нее все хорошо. У большинства – скорби о том, что пьянствуют мужья.

Мы пытаемся им помочь, но несколько веков назад и не нами сказано, что легче неверующего обратить к Богу, чем пьяницу.

Как Вы относитесь к строительству часовен и восстановлению церквей в нашем районе? Ведь в них не будет священников.

Я полностью охватываю весь район. Значит, в Зарю, Шадрино, Северный, Шабуры буду ездить. Будет храм – у людей живущих в этих населенных пунктах, появится какая-то отдушина.

Что хотели бы Вы пожелать перед Пасхой не только прихожанам, но и всем жителям района?

Хочется, чтобы все пришли в храм. Пусть не боятся, что здесь мало места – в прошлом году на службе присутствовало 200 человек.
Верующим пожелаю, чтобы они в пасхальную ночь не боялись, что сон будет их одолевать. Желаю им бодрости, и чтобы их коснулась благодать Божия, чтобы в сердцах они ощутили духовную сладость и еще ревностнее возлюбили Бога. Как Господь был верен нам до смерти, так бы и они были верны Богу до смерти.

А неверующим желаю, чтобы Господь воскресил их души. Ведь если человек живет без веры, его душа мертва.

Вопросы задавала Татьяна Тунгусова.

Добавить комментарий

  1. Ewgenia

    Мне нравится наш батюшка! Он моего ребятёнка крестил. Молодец, тянет на себе нас, грешных и неблагодарных! 😐 Когда вы последний раз были в храме?

  2. Sasha

    Давненько не бывал. Лет 5 точно.

  3. социум

    Очень актуальное интервью в канун Пасхи. Спасибо!

  4. Kroha

    Да что тут скажешь, он и вправду молодец!

  5. василий

    Статья понравилась.Конкретные вопросы, грамотные и емкие ответы.Хотелось
    ды обратить на два момента. Первый:отношение о.Виктора к молодежи.Зашел
    я как-то с сыном-подростком в храм в первый год служения настоятелем и
    увидел с какой радостью засветились глаза о. Виктора. Он достаточно времени с ним беседовал. И второй:отношение к родителям,которое я увидел во время Великорецкого крестного хода.Впрочем, как дополнение можно про-честь статьи из газеты “Вера”,зайдя по этим ссылкам:
    http://www.rusvera.mrezha.ru/571/6.htm «Были отцы и есть» и
    http://www.rusvera.mrezha.ru/623/8.htm «Вятские люди.Отец Валерий»