Диплом ІІІ степени

Издательский Дом Максима Бурдина реализует проект «Классика жанра». Это альманах, на страницах которого вместе с классиками своего жанра будут опубликованы произведения современных русскоязычных авторов. Издание пополнит фонды главных библиотек России, Австралии, Израиля, США, стран СНГ и Евросоюза.

Лучшие поэты и прозаики, опубликованные в альманахе «Классика Жанра», попадут в лонг-лист международной литературной премии «Русское Слово», учрежденной издательством. Весной 2021 года состоится подведение итогов и награждение лучших.

Подборка стихотворений члена Союза писателей Татьяны Тунгусовой «Отчий дом» получила одобрение на публикацию в «Классике жанра». Подтверждение тому – диплом ІІІ степени литературной премии «Русское слово».

Диплом ІІІ степени

Предлагаем вашему вниманию несколько стихотворений, которые войдут в альманах.

Основа
Тянет смолою от бревен сосновых,
Ласточка вьется над проводами.
Все, что вокруг – это жизни основа,
То, что навечно останется с нами.
Травы подсохшие сложены в копны.
Свежестью манит река и прохладой.
Светлый березник и узкая тропка –
Это все наше. Другого не надо.
Выплюнет кто-то: провинция, серость –
И улыбнется ехидно и криво.
Только не каждый найдет в себе смелость
Здесь поселившись, остаться счастливым.
Мы повторяем родителей судьбы,
Верность храня их земле и заветам.
Совесть и вера – они наши судьи,
Сколько б ни жить, но стоять нам на этом.

Крестины
А сколько в доме шуму было:
Мать плакала, кричал отец.
…Я в церковь с бабушкой ходила,
Меня крестили, наконец.
Пусть память детская непрочна
(От силы было мне лет пять):
Святых пронзительные очи
Той ночью не давали спать.
Они лишь в памяти остались.
Скандал не ветер, не затих
(Казалось бы, какая малость).
И ждал родителей моих
Партком (он сплошь из атеистов).
Там всё пытались уяснить,
Как не смогли два коммуниста
Старуху переубедить.
Но кто посмел бы с нею спорить?
В живых давно бабуси нет.
Хранима я ее любовью
И таинством тех давних лет.

Дедушкин урок
Как будто бы я не старалась!
Платок весь от пота промок.
Коса моя в землю врезалась
И косо ложился валок.
Торчали вокруг непрокосы,
Как клочья последних волос.
Туман поднимался белёсый.
Рассвет. Сеностав. Сенокос.
Дед Саша улыбку упрятал
В пушистой, как дым, бороде
И время от времени крякал,
Дивясь на мучения те.
– Ровнее, не дергай, – кричал он,
А сам далеко уходил.
Таким оно было, начало.
И коршун над нами парил.
Хоть дедушка не был суровым,
Урок навсегда преподал.
Пусть точно не купим корову,
Но сеном забит сеновал.

Старое кладбище
Рано закончилось времечко ваше,
Бабушка Тоня и дедушка Саша.
И на заброшенном сельском кладбище
Годы промчались – следов не отыщешь.

Старое кладбище – нет здесь тропинок –
В рост человеческий встали люпины.
Гнезда грачиные сплошь на березах.
Солнце неярко и небо белесо.

Сгнили кресты и просели могилы.
Что ж вам так мало отпущено было?
Правнуки вас лишь на фото видали
Да и по имени знают едва ли.

Даже сейчас не получится встречи.
Розовый день и сиреневый вечер.
Что же мы ищем на старом погосте,
В доме чужом нежеланные гости?

Дедушка Саша и бабушка Тоня…
Солнце в люпиновых зарослях тонет.

Банька
К ночи выстоится баня,
Поднакопит щедрый жар.
В бане, как на поле брани,
Распрямляется душа.
Чистоты хотело тело –
Это, право, не порок.
Пара облако взлетело,
Бухнуло под потолок.
И зашелся веник в пляске
Сумасшедшей, вихревой.
От его горячей ласки
Впору в омут с головой.
Жизнью клятый или мятый,
Позабудешь вмиг о том,
Если в бане пахнет мятой
И березовым листом.

Дядя Саша
Огород соседи пашут
С ветерком да с матерком.
А за плугом – дядя Саша
И, заметьте, босиком.
Дядя Саша ровно пашет –
Не подводит глазомер.
Он для всей округи нашей
Агроном и землемер.
У него ступня – барометр.
На термометр не глядит.
Чуть ногою землю тронет,
Сразу вынесет вердикт.
Мол, куда спешите, люди?
Май нагонит холодов:
И картошка хворой будет,
И корявою морковь.

Вот прогреется землица –
Всякий овощ уродится.

Нервно рыжая кобыла
Бьет копытом о землю.
Видимо, в хлеву изныла
Без работы с осени.

Зайчик солнечный на плуге,
Ручеек в логу журчит.
А по пашне друг за другом
Ходят важные грачи.

Мама
Последняя вынута рама.
И в светлом проеме окна
Руками взмахнет моя мама,
Как будто взлетает она.
Недобрые взгляды стирала,
Что пылью легли на стекло.
Старалась? Конечно, старалась,
Иначе и быть не могло.
Надраены окна до блеска,
До звонкой сквозной чистоты.
И бьется в окне занавеска
Как синяя птица мечты.
Весна. Воробьев перекличка.
И рушится с крыши капель.
Нет мамы. Но окна привычно
Я мою, встречая апрель.

Красим дом
Красим дом в зеленый цвет,
Цвет весны и обновленья.
От неверного движенья
На щеке зеленый след.
Красим дом в весенний цвет.

Красим дом в зеленый цвет.
Пусть на улице на нашей
Он дорогу тем подскажет,
Кто здесь не был много лет.
Красим дом в веселый цвет.

Дом мы красим в цвет надежд.
В нем не будет места грусти.
Может, счастье корни пустит.
Вместо сумрачных одежд
Дом мы рядим в цвет надежд.

Дом мы красим в юный цвет,
На глазах помолодел он,
Сбросил – трех десятков нет –
И с души своей, и с тела.
…Красим дом в зеленый цвет.