Черный день календаря

Вот что пишет Нина Васильевна Краева из поселка Заря:

«22 июня 1941 года – черный день календаря. В этот день тысячи немецких орудий открыли огонь, подвергли бомбежкам города, села, деревни нашей страны. В том числе и город Смоленск.

22 июня 1941 года

В поселке Заря Опаринского района живут две сестры, Мария Владимировна и Ольга Владимировна, которые родились в городе Смоленске. Они не понаслышке знают все о той страшной войне, принесшей слезы и горе миллионам советских людей. Враг был беспощаден и силен. Над городом висела пыль, смешанная с дымом. Рвались бомбы и снаряды, поднимая тучи земли, мусора, песка. Дома рушились один за другим, словно во время землетрясения. Днем было темно от гари, дыма, пыли, а ночью светло от взрыва ракет.

В середине июня пал их родной город Смоленск. От города остались только руины. В первый же день отец маленькой Ольги и 8-летней Марии, забрав семью, увел их в деревню за 15 км от города. Вместе с другими беженцами они скрывались в силосной яме и не выходили из нее несколько дней. Отсюда их отец ушел добровольцем на фронт, больше они его не видели. А им нужно было уходить из временного убежища, и мать привела детей в деревню, где они поселились у родственницы.

Деревня была захвачена фашистами. Идти дальше было некуда, кругом шла война. Сразу же после вторжения немцев стали организовываться небольшие партизанские отряды. Они осуществляли взрывы дорог, мостов, порчу телефонной связи, собирали сведения о немецких войсках. Хотя сестры были еще детьми, они хорошо понимали, какой страшной была война. В деревне немцами был назначен староста. Фашисты врывались в дома, забирали кур, свиней, требовали молоко, яйца, хлеб. Мужчины, которые не ушли на фронт, подались в лес к партизанам.

Земля вокруг деревни была поделена на наделы и взята под надзор старосты и управляющих. Уход за землей, посев, уборка осуществлялась жителями. Большую часть урожая немцы забирали себе, оставляя крестьянам лишь самую малость. На местном рынке стояло шесть виселиц, они никогда не были пустыми. Людей казнили за самую малую провинность, за уклонение от указов, за связь с партизанами.

Близ деревни располагался лагерь военнопленных. Девочки с матерью ходили вдоль колючей проволоки, они искали отца. Позднее выяснилось, что он погиб при обороне Днепра. Они видели наших голодных пленных солдат, совсем еще юных, стоявших по колено в грязи и умирающих от ранений, голода, болезней. Им давали 20 граммов пшенной каши и 100 граммов хлеба в сутки. Они ели траву, листья, древесную кору. Зимой укрывались в вырытых ими самими же ямах. Совсем обессилевших немцы расстреливали. С 6 часов вечера до 7 утра запрещалось хождение по улицам. Если человек казался немцам подозрительным, его убивали. Молодых девушек от 14 лет и старше отправляли в Германию. Жестоко расправлялись с теми, кто уклонялся от отправки. А там, на чужой земле, их ждал изнурительный труд, издевательства и полное бесправие. Семью сестер тоже не обошло это горе. Сестру матери, 16-летнюю девочку, увезли в Германию. К счастью, она осталась жива, но встретиться им довелось только через 50 лет.

В оккупированной немцами деревне они прожили три долгих года, пока наши солдаты не освободили Смоленщину. Сестры смогли пойти учиться в школу лишь после войны. Возвращаться в родной город было некуда. Семью, как и тысячи других, эвакуировали в Архангельскую область. Там они прожили до 1959 года, а когда узнали о строительстве лесохимического завода в поселке Заря, переехали туда и работали в СМУ. В то время они уже имели свои семьи. В поселке тогда стояли щитковые домики.

Всю жизнь женщины работали на тяжелых физических работах. Сначала кирпичи в СМУ, потом – цех по разделке древесины. Они добросовестно заработали свой трудовой стаж. Заботы и интересы завода для них всегда были на первом месте. В быту также подавали хороший пример. Сейчас обе сестры на пенсии. Они заботятся и помогают друг другу в трудную минуту. Но до сих пор в их глазах боль и горечь от воспоминаний о рвущихся снарядах и крестах на русских могилах.

Здесь уместны слова поэта Саянова: «Что мы пережили, расскажет историк. Был сон наш тревожен, и хлеб наш был горек». Вот такую трагедию пережили две сестры, проживающие в нашем поселке — Мария Владимировна Базелева и Ольга Владимировна Перминова. Хочу пожелать им крепкого здоровья и долгих-долгих счастливых лет жизни».

А вот еще одна женская судьба, по которой война прошлась тяжелым катком.

Юлия Ивановна Береснева живет в поселке Опарино. 19 июня ей исполнилось 90 лет. Поздравить с юбилеем ее пришли представители администрации Опаринского района и городского поселения, районного совета ветеранов. Пришли и приехали многочисленные родственники: дети, внуки и правнуки (даже из Санкт-Петербурга). Были подарки, в том числе и от правительства Кировской области, цветы, теплые слова и искрение пожелания, празднично накрытый стол, фотографии на память.

22 июня 1941 года

19 июня 1941 года, за три дня до начала военных действий, Юлии исполнилось всего 17 лет. Еще год проработала она счетоводом в колхозе в селе Шабуры. А потом – повестка, солдатская гимнастерка и тяжелые сапоги. Так обычная деревенская девушка стала бойцом.

Два года и восемь месяцев шагала Юлия Ивановна фронтовыми дорогами. Победу встретила в Кенигсберге. Была она зенитчицей, командиром отделения. Место службы – Калининский фронт.

После войны, вернувшись в родные края, Юля Ивановна встретила свою судьбу – Андрея Петровича, тоже фронтовика. Вырастили они четверых детей: Вениамина, Василия, Леонида и Надю. Вместе работали в колхозе “Красная заря”. Сейчас у Юлии Ивановны (супруг несколько лет назад ушел из жизни) десять внуков и шестеро правнуков. Живет пожилая женщина в семье сына Василия, окруженная заботой и вниманием.

На ее парадно-выходном пиджаке – боевые и юбилейные награды: ордена и медали, – среди которых орден Великой Отечественной войны второй степени и орден Георгия Жукова.

22 июня 1941 года

Казалось бы, все, что было семь десятилетий назад, давно поросло быльем. А так ли это? Проходит время, сравнивая с землей окопы и блиндажи. Но раны, которые оставила война в душах людей, не затянутся, наверное, никогда.

22 июня 1941 года

Разные женщины, разные судьбы. Но есть в них нечто общее, что роднит их – они видели войну, они знают о ней не понаслышке.

Юлия Ивановна хорошо видит и слышит, читает газеты и смотрит телевизор. События, которые происходят сегодня в мире, особенно на Украине, не оставляют ее равнодушной. Она помнит, что такое война, как помнят это Ольга Владимировна и Мария Владимировна. Они не хотят, чтобы тот кошмар и ужас, который довелось пережить им (и не только им) повторились вновь. И слезы набегают на глаза…

На снимках: Юлия Ивановна Береснева; в кругу родных; с внучками и правнуками.

22 июня в 10 часов утра в поселке Опарино у обелиска воинам-опаринцам, отдавшим жизни за Родину, состоится митинг, посвященный Дню памяти и скорби.

Оцените статью
Добавить комментарий

  1. Ш.Н.Н.

    22 июня для всех живущих и помнящих, действительно, черный день календаря. Мы, дети войны, наверно, острее, чем кто-либо другой понимаем это. Дети, потерявшие детство, потерявшие своих отцов и дедов, в этот день со слезами на глазах идут к обелискам павшим. К сожалению, я не смогу в этом году посетить могилу отца. Он захоронен на Луганщине в братской могиле в центре города Славяносербска. Не смогу посетить могилу отца, потому что здесь уже два месяца идут боевые действия. Мой отец погиб, защищая украинскую землю от фашистской нечисти, а сегодня бандеровцы, уоновцы и предатели украинского народа всех раскрасок и мастей снова ведут на луганщине боевые действия. Только воюют они не и интервентами-завоевателями, воюют со своим народом. И снова, как и в годы Великой Отечественной, тянутся по украинским дорогам колонны беженцев. И это вдвойне больно: мой отец погиб, чтобы на этой земле царили мир и труд. Мне всегда казалось, что он делал большое дело: защищал Отечество. И это давало мне силы трудиться и жить! Потому мне никогда не понять и не принять той ненависти, которую сегодня пытаются «привить ридной вукарине» новые правители самостийной по отношению к русскому народу. Верю в человеческий разум. И если нам выпало еще одно трудное испытание, Россия сумеет доказать, что для нее человек (хохол или москал все равно!), его ценности и его жизнь превыше всего. Отец погиб на войне, давно ушла из жизни мама. Читая письмо Нины Васильевны Краевой из Зари, вспомнил мамины рассказы о войне и об отце, о его последней схватке с врагов, которую мне поведали его фронтовые друзья, которым выпало счастье дойти до Победы и вернуться домой. Перед глазами вновь ожил образ мамы – милого, родного и теплого человека, и ожили в сердце стихи.
    Войну я помню не по красным датам
    Салютов, фейерверк и побед.
    Войну я помню по большим утратам,
    Которым равных на планете нет.
    Они легли на сердце свежим шрамом.
    Зарубцевалось в нем немая боль.
    И сразу меньше ростом стала мама.
    И больше стала к ней моя любовь!
    Любовь – это чистое, как родник, чувство. В нем не может быть фальши или красивости. Любовь – это жизнь. Она питает нас новой энергией, дает силы жить и бороться. Любовь ближних помогала опаринскому ветерану войны Юлии Ивановне Бересневой встретить 19 июня свое 90-летие. С Юбилеем Вас, Юлия Ивановна! Крепости духа, здоровья! Когда рядом с нам есть такие люди, мир кажется светлее и добрее. Спасибо Вам за это! Желаю бодрости и терпения, а это сегодня в наших житейских перестройках крайне необходимо, заринским сестрам Марии Владимировне и Ольге Владимировне. А Нине Васильевне Краевой желаю почаще рассказывать о людях родного поселка. Много ли человеку надо -память и доброе слово!

  2. Нина Краева

    Спасибо Николаю Николаевичу за добрые слова в мой адрес.

  3. ольга

    Дочь Юлии Ивановы зовут НАДЕЖДА!

  4. Татьяна Тунгусова

    Простите, исправим.

  5. Ш.Н.Н.

    22 июня, ровно в 4 часа, нам сообщили, нам объявили, что начался война. Война была трудной и долгой. И победоносной. Но с полей сражений не вернулись наши отцы и деды, матери и сестры. Поэтому этот день – 22 июня – для всех нас – день Памяти и Скорби. И никакие памятники и обелиски никогда не заменят нам павших. И только Вечный огонь говорит нам о том, что жизнь продолжается. Я не могу спать в эту тревожную ночь. Каждый год 22 июня в 4 часа я занимаю Вахту Памяти за рабочим столом. Так было и сегодня.
    Я помню солдат, что в бессмертье навечно шагнули.
    И мне на рассвете идти вместе с ротами в бой.
    И если споткнусь на кургане от вражеской пули,
    То песню Победы, как знамя, прикрою собой.
    И раненой птицей она распластается рядом,
    И новая песня пойдет по солдатским рядам.
    Кому-то «Каховка» досталась,
    Кому-то «Гренада»,
    А я эту песню уже никому не отдам.
    Песню Памяти о Священной войне.
    Склоним головы у Вечного огня и пусть этот огонь всегда будет мирным!

  6. Татьяна

    Исправьте, пожалуйста, окончание: Сейчас у Юлии Ивановна (Ивановны)(супруг несколько лет назад ушел из жизни) десять внуков и шестеро правнуков.

  7. Администратор автор

    Спасибо, поправили.
    Уважаемые читатели, если вы нашли ошибку или опечатку в тексте, то пользуйтесь, пожалуйста, для сообщения об этом, формой обратной связи или почтой сайта.