Человеческое свинство

Знакомая всем с детства сказка о похождениях Буратино А. Толстого. Помните, как девочка с голубыми волосами Мальвина задает деревянному человечку, манеры которого далеки от идеальных, вопрос: кто его воспитывает? И слышит в ответ: «Когда папа Карло, а когда никто».

Похоже, опаринскую молодежь и подростков тоже не воспитывает никто: ни семья, ни школа, ни общественность. Откуда такой вывод? От отсутствия элементарной культуры поведения на улице.

Каждый день, направляясь на работу, работники Центра культуры и досуга и ДЮСШ поселка Опарино наблюдают одну и ту же картину. Тополиная аллея, где установлены скамейки и скоро будет положена плитка, завалена мусором: бутылками, разного рода упаковками и шелухой от семечек. Такая же картина возле спортивной школы. И это при том, что рядом установлены специальные урны.

Об отсутствии элементарной культуры поведения на улице

Видимо, любителей такого «отдыха» не волнует, что назавтра кому-то придется убирать это свинство. Им глубоко наплевать на то, что поселок готовится к юбилею и многое делается в преддверии этой даты, проводятся субботники, что неплохо бы и свой вклад внести в общее дело. А зачем? Лучше потратить время и деньги (скорее всего родительские) на такое вот «веселье», которое иначе, как хулиганством не назовешь.

Читайте также:  Почему так жесток мир?

А бедный тент, закрывающий сцену на площади? Что только с ним не делают – и режут, и прожигают окурками. Кто будет зашивать и заклеивать эти дыры (каждый день новые), виновных тоже мало беспокоит.

Когда велась речь о строительстве универсальной спортивной площадки, заходила речь и том, что площадь неплохо бы оснастить видеокамерами, чтобы тех, кто хулиганит, можно было увидеть и опознать. Может быть, хоть один привлеченный к ответственности тогда бы задумался. Задумались бы и родители, какие качества они прививают детям…

Кто-то делает, а кто-то способен только разрушить и испоганить. Может быть, это мурашинцы или кировчане приезжают и вредят нам? Да вряд ли. Свои, опаринские, которых и людьми-то назвать трудно.