Альмеж в последний год войны

«Ещё немного, ещё чуть – чуть, последний бой он трудный самый…»

   Из песни.

В 1944 году в Альмеже появилась ещё одна лесозаготовительная организация КУТШО от кировского завода, полное имя которого «Комбинат учебно – технического школьного оборудования». В годы войны на его базе разместился эвакуированный завод из Подмосковья – имени Лепсе, получивший в оборонной промышленности №38. Производил завод лёгкие танки Т – 60, Т – 70, реактивные установки М – 13 – «Катюши». Например, с января 1942 года по июль было построено танков Т – 60 – 543, танков – Т -70 – 1386, «Катюш» – 1487 – вот это размах, вот это трудовой героизм кировских и эвакуированных рабочих (вместе с оборудованием завод привёз кадровых рабочих и их семьи). 

ля успешной работы нужна была древесина, особенно дрова. В Альмеже заводу было отдано двухэтажное здание – дом Веске, в котором до этого располагалась школа. Для школы было обустроено здание по ул. Почтовой. До середины 1944 года в этом доме был детсад и общежитие для учеников из деревни Горки (Зари) и колхоза «Новый путь».

Альмеж в последний год войны

На фоне стены школы была сделана фотография где – то перед 1944 годом. Может,  кто-то узнает своих бабушек, дедушек.

На первом этаже для рабочих была оборудована столовая, на втором – контора и общежитие для командированных из Кирова рабочих. Построили декавильку, которая проходила по нынешней ул. Ленина. От корчёвки – нынешней бетонки она шла наискось к началу нынешней ул. Кирова, проходила через лог – ручей,  и вот здесь кировчане заготавливали лес – пилили в основном метровые дрова – швырок. Была вырублена большая делянка почти до речки у хутора Калас, в которой в 50 -60 – е годы альмежане пасли коров.

Декавилька от корчёвки к станции проходила возле домов, сейчас это чётная сторона улицы, а слева был лес. Где – то после нынешнего переулка Линейного отворачивала влево и выходила между ж/д и нынешним зданием почты. Возили в основном на быках. Конюшня была между нынешними ул. Ленина и стоянкой для автобуса в Зарю. Дрова отправляли в Киров на завод, спич – осину в Слободской на спичечную фабрику «Белка».

Закончилась война, и Кутшо к концу года свернуло заготовку дров.  Даже оставили штабеля дров, чем ещё в 1947 году пользовались альмежане – зимой из делянки на санках возили сухие дрова. Остались две подружки от КУТШО – Тася и Валя, которые вскоре нашли женихов, одна вышла замуж за К.Адамовича, другая за Р.Аннок, так и прожили в Альмеже, а кировчанин  А.Рыжаков нашёл невесту в Альмеже – Колеватову М. 

декавилька

Декавилька

Лесопункт «Консервлес» продолжал заготовку леса для консервной промышленности. В одном из приказов начальника Колеватова было указание мастеру леса Баёву об увеличении производства клёпки, которая нужна была для производства бочек. Тесали клёпку в окрестностях Альмежа. Одно место известно – это возле вышки, на расстоянии одного км  в сторону нынешней Зари. Оттуда зимой эту клёпку на санках возила Суманеева – муж на фронте, дома трое ребят. Одним из мастеров по тесанию клёпки была Качанова  ГЯ. Кто представляет эту работу, удивится – не женский труд, но в годы войны многие мужские профессии были освоены героическими женщинами.

О делах в Альмежском лесопункте.

1 февраля 1945 года появился приказ по Опарнскому ЛТХ. «Вследствие нерентабельной работы Альмежского лесопункта и отсутствия перспективной развёртки рентабельной работы в 1945 г, ввиду отсутствия достаточного количества собственных средств и рабочего постоянного кадра, собобоза, наёмной рабочей силы и гужевой силы. Приказываю: 1. С 1 февраля 1945 г.Альмежский лесоучасток закрыть и подчинить, как мастерский участок Маромицкому л-ту. 2. Кяро Ф. из начальника перевести в мастера леса».

Вот так – отсутствие перспективной работы. В годы войны такое переподчинение уже было – была ли от этого  польза, трудно сказать. Может, колхозы обязали направлять колхозников на работу в Кутшо, всё же военная организация, может, часть кадровых рабочих перешла в Кутшо, но в годы войны это запрещалось. До этого и рабочих хватало, и лошадей – что произошло?

Стоит сказать, что Альмежский лесопункт уже в середине 1944 года отмечался, как один из отстающих, а в предыдущие годы числился в передовых. И как результат – Альмежский сельсовет в марте 1945 года был на 9 месте из 11 сельсоветов по выполнению плана лесозаготовок, плохо обстояли дела и с вывозкой древесины. В чём причина? Председателем сельсовета в 1945 году был Тонких.

Читайте также:  Церковь Николая Чудотворца. Часть 5

В годы войны огромную помощь в заготовке леса в лесопунктах сыграли мобилизованные колхозники. Жили в бараках – где -то были кровати, где – то – топчаны, а где – то и нары. Работали колхозники в осенне – зимний период. Кормились в столовых лесопунктов. Кого же направляли колхозы на такую работу – это зависело во многом от председателей. Радости от поездки на такую работу мало у кого было, хотя какие – то деньги зарабатывали.

Поведаю рассказ жительницы деревни Аксентьевица (Березники). Фамилия – там все Савины. Муж на фронте, получала денежную помощь на детей. «Посылают меня на лесоразработки в Альмеж, а у меня пять ребёнков, за меня ушла дочка 14 лет. Пришла повестка из сельсовета, пришлось идти за 25 км. Мне там говорят – почему сама в делянку не идёшь? Говорю – а куда ребёнков деть, скот,  да и избу сожгут. Отвечают – а это не наше дело. Сгорит, мы за это не отвечаем. Корову сдай в колхоз, а сама на лесоразработки. Отвечаю им – не пойду я, у меня девка работает. Они мне – девку убьёт – мы отвечаем, а тебя убьёт –  то не отвечаем. Дай расписку, что за девку не будем отвечать. Куда деваться – дала.  Так и работала дочка. Председатель сколь обозлился,  каждую зиму посылал на лесоразработки. Военный заем столько же – сколь и с мужиков. Пособия на детей приносил письменосец. А однажды не принёс, разобрались – подпись председателя была – видно, пропил». Вот и такая проза мобилизованных колхозников. И наверняка было много подобных случаев.(Сделал эту запись в 1972 году, когда с учениками прошли по маршруту  Кичуг, Аксентьевица, Пинюг.)

Всё население страны жили по карточной системе.  А как и чем кормили красноармейцев на передовой линии фронта? Этим интересовались многие и поэтому В.М  Молотову пришлось рассказать об этом в выступлении по радио 25 ноября 1941 года. Он сообщил о нормах питания советских воинов – 600 гр. хлеба в день, 150 гр. мяса и других продуктов. Фактически всю войну на передовой выдавали 900 гр. хлеба, мяса – 150, сахара – 35 и другие продукты. В тыловых частях меньше, в госпиталях, как и на передовой, даже разнообразнее и выше норм, правда, хлеба меньше – не нужно было столько. Так что верно ли  расхожее утверждение, что Сталину было наплевать на потери и солдатские жизни – они для него ничего не стоили? Если так, то зачем тратить дефицитное продовольствие на раненых, если их можно посадить на паёк тыловиков, а то и  ополовинить его, как у немцев. Большая забота о выздоровлении раненых– это один из путей быстрого возвращения в строй.

И как не упомянуть знаменитые «наркомовские» 100 гр.? Маршал К.Е. Ворошилов в январе 1940 года, во время войны с финнами, предложил Сталину ввести выдачу в действующих войсках по 100 гр. водки и 50 гр. сала. Сталин поддержал – были сильные морозы. И в годы Великой Отечественной войны эта традиция сохранилась для солдат на передовой. Грело душу солдатскую. Но и такое было, вспоминал режиссёр Пётр Тодоровский, что перед атакой больше выпивали молодые, а потом лезли прямо под пули и погибали. «Старики» воздерживались, понимая опасность действия водки перед началом атаки.

Ратный труд – это тяжелейшая и опасная работа. П.И. Митин вспоминал, что пришлось испытать: «Холод, портянки аж примерзали к ногам, приходилось стоять в траншее почти по колено в грязи, в воде, ползать по уши в грязи. Бывало,  и вши заедали. Когда я при штабе служил, было легче от них избавляться – над раскалённой буржуйкой тряхнёшь нательную рубаху  – только треск стоял. Солдатам на передовой было трудней». Но приходило время, когда передовую часть отводили на отдых – вот там и баня, чистая смена белья. И какой титанический труд совершили девушки и женщины банно – прачечных формирований, которые в тылу фронта стирали, штопали солдатское бельё. Вот и такая «романтика» войны была.

Юрий Холопов, продолжение следует.

 

3.8 4 голоса
Рейтинг статьи