«Ах, эта свадьба, свадьба, свадьба…»

Прежде чем рассказывать про обычаи жителей деревень по реке Кичуг: Аксентьевице, Лопатино, Зманово и Кичуг – познакомлю, где располагались эти деревни. Они возникли севернее торгового пути, который проходил по реке Моломе. Кичуг – река образуется из слияния двух речек, Левой и Правой, последняя начинается почти от Верлюга.

Фото - карта. А – Аксентьевица, К – Кичуг – располагались по реке Кичуг.

Фото – карта. А – Аксентьевица, К – Кичуг – располагались по реке Кичуг.

Деревня Аксентьевица – в 25 км от Альмежа, деревня Кичуг в 15 км. Кичуг – река впадает в реку Пушму, которая берёт начало севернее Альмежа. По реке Пушма были хутора, заселённые по реформе Столыпина. Река Пушма впадает в Юг. Деревни Кичуг, Аксентьевица упоминаются в документах Никольского уезда за 1858 год. В 1859 году в Аксентьевице было 14 дворов и 35 жителей, в Кичуге – 5 дворов, 20 человек. В 1924 году в Аксентьевице было 34 двора, 169 жителей, а в Кичуге – 26 дворов и жило 135 человек. В деревне Кичуг жили почти одни Быковы, а в Аксентьевице – Гмызины и Савины. И только с 1939 года в этих деревнях появились жители с другими фамилиями – переселенцы с хуторов.

В 1972 году с членами краеведческого кружка Альмежской школы, мы совершили поход по такому маршруту: Альмеж – Кичуг – Аксентьевица – деревни Подосиновского района – Пинюг – и на поезде вернулись в Альмеж. Дошли до Кичуга – 15 км – и остановились на ночёвку в доме Быковой Е.И. В деревне в тот момент жили только двое – Евгения Ивановна да Илья Быковы. Дома стояли пустые, такое же мы увидели позднее в Лопатино возле Аксентьевицы.

так выглядели дома в Кичуге

Так выглядели дома в Кичуге

Немного о Евгении Быковой. Родилась в 1894 году в Аксентьевице, девичья фамилия Савина. Вышла замуж за кичужского парня – они славились вплоть до Устюга – оттуда даже невест – двинянок привозили. Муж – Быков Аникей, в простонародье его называли Еня, и жену стали называть Ениха – так и прошла по жизни под таким именем. В деревнях было заведено – жён называли по имени мужа.

Быкова ЕИ

Быкова Е.И.

Евгения Ивановна и поведала о многих обычаях деревенской жизни, о заговорах, молитвах, песнях. Хочется познакомить читателей со свадебными обрядами – как проходило сватовство, как веселились на свадьбах, некоторые заговоры, молитвы. С этим жили люди долгий период. То, что будет в кавычках – это слова Енихи. До замужества как и все ходила на пляски, пряла лён, ткала холст – для будущей свадьбы, заполняя сундук приданного. Зимой ходили девки (опять отмечаю – с самыми добрыми понятиями это слово употреблялось) с парнями даже в далёкие деревни: Куличи, Палыхино, Окулово, Илюхино, Красниково (это всё Подосиновский район, сейчас, вероятно, этих деревень уже и нет, как нет Кичуга, Аксентьевицы, Лопатино, Зманово.) А нашёлся жених – рядом в 10 километрах, в Кичуге.

Как знакомились? На посиделках, когда пряли или плясали, приглядывались друг к другу. Парни девок называли – барышни, куколки (куколка, христовая, моя), а парней – кавалер, дроля, милёнок. Сядет рядом с девкой такой милёнок и сидит, молчит, держа иногда девку за руку. Не говорливы были большинство кавалеров – за вечер произнесёт несколько слов: «Когда в гости приедешь? И так раз 15, держа за руку, надавливая легонько руку. Буди весной», – вспоминала Елена Ивановна. Не все такие парни были – были и боевые. После «Бурло» – это парни с шумом входили в избу на пляски, пели, а точнее «ревели» частушки, а потом расходились к знакомым девкам. (В 50 – е годы школьниками ездили в колхозы копать картошку, теребить лён. Вот тогда был зрителем такого «Бурло» – с полатей смотрели на деревенскую пляску – вот так я определил их пение.

Да, в деревнях по Пушме – реке своеобразно напевали частушки парни, действительно громогласно « ревели». Как сейчас? Уже, наверно, и не пляшут и не поют, как прежде. Как древние говорили – всё течёт, всё изменяется. В Альмеже и в сторону Кирова такой мелодии для частушек не было – играли на гармошке и напевали частушки по-другому). Парни после «Бурло» приглашали девок плясать четвёрку, а для этого нужна была смелость и мастерство в пляске. Выбирали понравившихся девок – так и договаривались о планах на будущее.

Читайте также:  «А годы летят, наши годы как птицы летят…» (окончание)

Приведу частушку, какую любили петь парни из Кичуга, мне её передал В. В. Колесниченко. « Мы не пушемски телята и не вохомски быки, а мы робята удалые с Кичуг – матушки реки».

Сватовство

«Родители жениха вместе со сватами приходят к родителям невесты. Сваты и родители жениха, переступив порог избы невесты, говорили – почто иголка – то валяется? Заходят в избу, но не проходят за матицу. Родители невесты приглашают их садиться – садитесь, садитесь. – Мы не сидеть пришли, с добрым делом пришли. – Что за доброе дело? Присаживайтесь, и будете говорить, что за доброе дело. – Сватом пришли: наш жених, ваша невеста. Как на это смотрите – подходит ли, не подходит? Пойдёт ли она, не пойдёт? Бывало, мать невесты и так отвечала: «Уйдите, буди, леснухи, какой – то ещё жених». Или про жениха: «Глаза большие, чёрные – не баской». А дочка, бывало и такое говорила: «Неужто, мама, я Вам надоела, силой Вы меня стали отдавать. Ни разу не ходила на посиделки без Вашего разрешения». Мать отвечала: «Не я отдаю, а отец». После всего родители договаривались, когда провести смотрины, свадьбу», – рассказала Елена Ивановна.

Немного из истории. Пётр 1 в 1714 году издал Указ, по которому запрещалось насильно женить дворянских детей. Потом это распространилось и на горожан. А помещики до 1861 года частенько вмешивались в процесс бракосочетания крепостных крестьян. Было и в ХХ веке множество случаев, когда родители выдавали замуж за нелюбимого .

Меня сватали сваты
На сивой кобыле,
Всё приданное забрали,
А меня забыли.

Смотрины

«В определённое время проходили смотрины – приходили жених, его родители, близкие родственники жениха. Невеста одаривала жениха и его родственников подарками, не забывая о попе и дьяконе – эти тут как тут. Поп, что не понравится – отбрасывал, дьякон всё данное прибирал. Родственников жениха одаривала холстами, для мужиков даже шили рубашки, штаны и даже кальсоны. Для женщин холсты с разными рисунками. Для мужиков холсты были более скромные – в основном полосатые», – так рассказывала Ениха. Наверное, поэтому и появилась такая частушка: «Полосатая рубаха, полосатые штаны, девки к парню привязались – покажи да покажи».

Да, невеста пряла, ткала – много времени потратила на это и за один день всё раздарила и опустошила свой сундук. Теперь дело за свадебкой. Но вначале надо было обвенчаться. Не спросил Елену Ивановну – где же, в какой деревне церковь была, где венчали молодых? Промах. Спрашивал потомков жителей Кичуга – не знают. Наверное, венчались до начала 30-х годов, позднее церкви закрывались.

Елена Ивановна поведала, как развивались события дальше: «Запрягали пару лошадей с колокольцами, и жених ехал за невестой. Вся деревня сбегалась, дорогу загораживали, загадки загадывали жениху – обязан был ответить. Невесту прятали. Спрашивали: «Откуда ехали, по кочкам ли или по болоту или по дороге»? Жених должен был ответить: «Полями, зелёными лугами за невестой». Жениху – на запоре вилы да грабли. Он отвечает: «У нас кони храбры». Съездили в церковь, обвенчались, от венца приехали. Дружка забегает в избу отца жениха со словами: «Дайте дружке дорожку, кабы кому не наступить на ножку». В избе говорит: «Сват да сватья, на улице свадьба, прошу покорно встречать молодых». Отец несёт икону, а мать – пирог с рыбой. Отец иконой перекрестит, благословляя молодых, со словами: «Во имя отца и сына и святаго духа – Аминь».

Ю. Холопов, продолжение следует.