Жить не во лжи

В мае этого года районный суд рассмотрел уголовное дело в отношении местного жителя Швайковского А. С. 1980 года рождения. В 7 часов утра 7 января 2012 года он на автомобиле своего знакомого на улице Октябрьской, в самом центре поселка Опарино (напротив аптеки), наехал на прихожанку православного храма, спешащую домой после рождественской службы.

Как указано в приговоре, наезд был совершен по причине превышения скорости, управления автомобилем в состоянии алкогольного опьянения, а также непринятия водителем мер к снижению скорости.

Потерпевшая умерла на месте сразу же от травм, фактически не совместимых с жизнью. Один только перечень полученных ею повреждений составляет около листа машинописного текста. Непосредственная причина смерти – перелом шейного отдела позвоночника с разрывом спинного мозга, разрыв межпозвоночного диска, отрыв правой ключицы от грудины, осложненный разрывом трахеи, разрыв легкого и печени…

После наезда на женщину Швайковский остановил автомобиль и, констатировав гибель человека, со словами, адресованными находившемуся в машине собутыльнику: «Все. Бабке конец. Поехали», — скрылся с места происшествия.

Приехав на переулок Юбилейный, они попытались спрятать автомобиль с явными признаками наезда в чужом гараже, но тот был завален снегом, и на откапывание дверей гаража ушло время. А тут и полиция подоспела.

Что касается причин этой трагедии, то дело тут, конечно, не в скорости и не в том, пытался водитель своевременно снизить ее и предотвратить наезд или нет. Хотя и эти факторы влияют на ситуацию. Главное — Швайковский был, как говорится, вдребезги пьян. До самого утра всю ночь в большой компании он пьянствовал, а когда спиртное закончилось, то с одним из собутыльников поехал за водкой. И вот такой финал.

Читателю, само собой, интересно знать, каковы последствия этой истории для самого Швайковского? Три с половиной года лишения свободы с содержанием в колонии-поселении. То есть, та же жизнь и работа, но с некоторыми ограничениями. Нельзя нарушать порядок и пьянствовать. А так – снимай «угол», перевози семью, словом, живи дальше.

Все было по закону. Прежде всего, судили не за убийство, а за нарушение правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть человека. Вот такая витиеватая формулировка состава преступления против личности.

Говорят, ответственность у нас, в том числе и уголовная, строится на принципе вины. И в основе ее такие моменты, как сознавал виновный или не сознавал опасность своих действий, предвидел или не предвидел возможность наступления опасных последствий. Но если человек садится в автомобиль в сильном опьянении и едет по центру поселка со скоростью 70 км в час? Не думаю, что он не понимает и не предвидит вероятность трагического исхода.

Русский писатель и сама совесть ХХ века А. Солженицын как-то сказал, что жить надо не во лжи, касается ли это жизни конкретного человека либо политики целого государства. Правильные слова, и означают они в том числе и то, что вещи и события называть надо своими именами. И навряд ли конструкция законов, по которым судят убийц на дорогах, реальна, моральна и справедлива.

В России в отдельные годы под колесами машин гибнет по 35 тысяч человек. Нельзя, наверное, утверждать, что если некоторые дорожно-транспортные происшествия со смертельным исходом переведут в разряд умышленных преступлений против личности, то их не станет. Будут, и количество их будет тоже немалое. Но все-таки иногда иной гражданин, садясь в подпитии за руль, задумается, а стоит ли искушать судьбу и попадать в убийцы с соответствующим сроком заключения.

В посткоммунистической России модно копировать жизнь, в том числе и законодательную, с Запада. Вот такое получается попугайничание. Если посмотреть, какую правовую оценку получают ситуации, сходные с вышеописанной, в той же Америке, то мы увидим, что там судят виновных за убийство. И срок заключения три года шесть месяцев там воспринимается как оправдательный приговор.

В заключение о том, как же сам Швайковский относится к содеянному и вообще к произошедшему. Для него все это – трагическая случайность. И не более. Вины за собой он не чувствует и ее не признает. Для него все получилось как бы «невзначай».

Иван Яскевич.