Зеленая рощица. Окончание

Проснулся через час. Я ничего не ел с утра и решил пойти в чайную. Поднялся, надел китель, но, увидев на тумбочке свой мешочек, принес от тети Шуры стакан чаю и с удовольствием стал уминать волмангские ватрушки. Потом сидел, перебирая в памяти последние дни и особенно насыщенный событиями день сегодняшний. Решил — завтра ехать, Хотел сразу же идти на станцию, но вспомнил, что билет здесь можно взять в любое время: пассажиров немного.

Покупая билет, в помещении станции я увидел стайку девушек, явно куда-то едущих. Среди них оказалась знакомая по брату Римма. Они, прошлогодние выпускники школы, ехали в Киров для оформления на учёбу. В веселой болтовне быстро пролетело время до Кирова.

Через сутки с небольшим я был в Москве. Приехал по взятому при отъезде из части у приятеля адресу и стал налаживать свой свободно-мирный быт: нашел загородное жилье, поступил в вечернюю школу, стал работать на автозаводе. Многое случилось за семь долгих лет, пока наладилась более-менее моя лично-семейная жизнь. Но речь не о том.

За это время младший брат Николай, воспитывавшийся в детдоме, окончил военную академию, послужил в Казахстане, перевелся под Москву. Встреча состоялась нескоро – в последний три года мы не виделись. В его новой квартире сидели за столом с женой Николая Раей и дочерьми. Разговор был в основном между собой — о малой родине. Говорили о Волманге: она превратилась в один поселок лесорубов, деревни исчезли, никакого сельского хозяйства в сельсовете больше не было, только свои огороды. Но зато появилась неплохая дорога для вывоза леса на станцию, состоящая их двух параллельно уложенных железобетонных плит; ежедневно ходит пассажирский автобус. Вспомнили речку Белую, мельницу, пруд, луга. И тут я, припоминая свой десятилетней давности поход на Белую, высказал удивление об исчезнувших Липнягах.

«Николай, может, ты знаешь, куда подевались Липняги?»

Лицо Николая, до этого находившегося в мажоре, потухло, он ссутулился, обведя недоброжелательным взглядом, как мне показалось, стол, тесно уставленный закусками, и с какой-то то ли болью, то ли злостью отрезал:
«ИХ СЪЕЛИ».

Зеленая рощица. Часть 1
Зеленая рощица. Часть 2
Зеленая рощица. Часть 3

Михаил Верещагин.