Зарождение посёлка Альмеж

Итак, получив документы на право пользования земельным наделом, часть переселенцев приезжала на станцию Альмеж, где было одно здание – здание вокзала. Вокзал становился местом ночёвки и жилья для переселенцев.

Кто-то приезжал с семьёй, кто-то один. Но все не миновали вокзал. Заходили – и поражались красотой отделки зала ожидания. На какой-то заштатной станции зал ожидания был украшен лепной розеткой на потолке. Потолок окаймлял лепной фриз (кайма, бордюр стены, потолка, обычно украшенный сплошным орнаментом). Удивляло, что даже на таких крупных станциях, как Опарино, Пинюг залы ожидания не имели никаких украшений. Загадка. Чем же понравилась прорабу, руководящему строительством вокзала, станция Альмеж?

Зарождение посёлка Альмеж

С конца 40-х годов я часто видел эту красоту – привык и не обращал внимания. И вдруг после длительной «разлуки» в 2007 году я вновь увидел эту красоту. Сфотографировал. Теперь могу пожилым альмежанам воспроизвести её, а молодых познакомить, вызвать у них гордость за наш бывший вокзал. Кроме зала ожидания, ещё одно помещение было так украшено – товарная контора. Умели строить наши предки. За 100 лет существования вокзала лепнина сохранилась. Увы, всё подвластно времени. Разобрали вокзал, а точнее, сравняли с землёй, вдавили, вкатали в нее. Был построен новый – как скворечник. Будет ли кто восхищаться им через десятки лет?

На основании документа о земельном наделе, где был указан номер участка заселения, лесник вёл переселенцев на место будущих хуторов. Приведу воспоминания Анисьи Ключниковой (Силкиной): «Приехали, вышли из поезда, кругом лес. Только один дом – вокзал. Трудно приходилось на первых порах.

Кругом была глухая тайга, богатая дичью – зайцами, белками, лисами, куницами, разными птицами. Вначале приходилось жить в шалашах, землянках, затем по три семьи жили в срубленной избе. Приходилось вручную валить деревья в обхват, вручную корчевать пни. На разработку хуторов уходили годы изнурительного труда. Климат был суровый, местность преимущественно низменная, местами болотистая. Земля плохо родила, посевы часто вымерзали, труд плохо оправдывал себя. Зарабатывали на жизнь тем, что летом заготовляли дрова, тесали шпалы, складывали их, а зимой продавали купцам и государственной управе — вывозили на станцию, грузили в вагоны. Этим и жили.

Постепенно жизнь налаживалась. И земля стала культурнее, щедрее. Расширялись площади под посевы. Держали по две и больше коров, лошадей. Теперь уже поселенцы в основном себя кормили, сами себя и одевали».

В наших краях, чтобы успешно заниматься сельским хозяйством в те времена, нужен был такой круговорот. Побольше скота, навоз для пашни, сено — и лет этак через десять земля будет родить. Лесничество не ограничивало хуторян в разработке леса – это занятие приносило неплохой доход. Лес заготовляли и продавали даже в 30 –е годы. Покупал лес Альмежский лесопункт и Главпищетара. Хуторяне по речке З. Альмеж свозили лес на 216 км, к хутору Злобина, где легче было его грузить в вагоны.

Когда писал о строителях железной дороги, говорил о тяжёлом труде строителей. Но они работали артелями. А хуторянам в большинстве приходилось часто в одиночку пилить, рубить лес, корчевать пни, распахивать целинные земли. Кому было труднее?

А теперь познакомлю с расположением первых домов в Альмеже. №1 – вокзал, №2 – водонапорная башня, №3 – дом Лучинина, №4 — дом Ускова, №5 – дом Пестова, №6 – дом Гмызина, №7 – дом Веске и не обозначенные цифрами — два дома Хиндовых.

Зарождение посёлка Альмеж

А теперь самое время рассказать о первых жителях будущего посёлка Альмеж.

В 1908 году на участке №39 поселились две семьи из Вятской губернии – Лучинины и Усковы. Этот участок находился влево от перекрёстка современных улиц Почтовой и Советской. На хуторе №1 поселились Лучинины, ближе к ж.д. и дальше к улице Октябрьской –Усковы. На другой стороне ж.д., напротив вокзала, поселились братья Хиндовы. Откуда они приехали? Вероятно, тоже вятские, — так как поселились у станции, приехали раньше других хуторян. Их одноэтажные дома прилегали к современной улице Ленина. Дома эти простояли до конца 60 – х. годов. Участок Хиндовых числился под №41.

К 1915 году в Альмеже уже было 4 двухэтажных дома и три одноэтажных. Один из двухэтажных домов на хуторе был построен Лучининым Ильёй. Мария Гендриксон, которая приехала в Альмеж в 1915 году, работала библиотекарем, многое рассказала о первых жителях. Что будет в кавычках, это будут её слова. «Лучинин сам не торговал, но в его доме торговал Матанцев. Торговля была небольшая, мало туда и люди ходили. Лучинин закупал скот у хуторян и перепродавал. Он был вдовец и какой-то злой, замкнутый человек. С ним жили дочь Харитина и сын Григорий. Когда Советская власть забрала дом, он с дочерью куда-то уехал». Но одна из комнат была оставлена Лучининым. Григорий в 1924 году, с образованием сельсовета, работал секретарём. Имел среднее образование, что было редко в то время в наших краях. К 1931 году Григорий построил себе дом в метрах 200 от дома отца в сторону Пушманского. Простоял этот дом до конца 50-х. Жена Фрося, сыновья – Виталий, Валерий. Перед войной работал табельщиком на станции. Погиб в Великую Отечественную войну.

Зарождение посёлка Альмеж

О семье Усковых почти ничего нет. По переписи 1926 года на хуторе жили только двое, наверное, старики. Дом у них был одноэтажный. Сын Тимофей Александрович был один из первых активных комсомольцев Альмежа. Куда уехали?

Юрий Холопов.

Продолжение следует...