Запольский богатей, часть 2

Мы продолжаем публиковать воспоминания Василия Евграфовича Бабкина о Рудакове Иване Михайловиче.

В чём я упрекнул бы Рудакова?

В кулацкой алчности. В ростовщичестве кулацком. Вымогательстве, когда попадал ему в должники мужик-бедняк. В Заполье Рудаков завёл богатое хозяйство. Всякой живности во дворе как у помещика. Лошадей держал по 4 и 5, тогда как обычно в нашем краю держали мужики по одной коняге, редко-редко по две, если семья большая. А земля откуда? Надо широкую полосу, много сенокосов. Да, полоса земли в Заполье у Рудакова была широченная, как ни у кого другого в деревне. Откуда земля? Рудаков скупал её у обедневших мужиков, ликвидировавших свой земельный надел. Были такие в Заполье. Земля в частной собственности по закону Столыпина закреплена, значит, её можно продать свободно. И продавали Рудакову, сами становились безземельными бобылями. Хозяйства разорились вконец. Вспоминается один такой запольский бедолага по прозвищу Алёша-солдат. Уж не знаю, был ли он на самом деле солдатом, но обеднел настолько, что землю свою продал Рудакову. Полоса у него была широкая – много девок в семье было.

Итак, полоса в поле широкая, во дворе всякой живности как у помещика. А работать кому в поле и дома? Потомство  большое: четыре сына, четыре дочери. И все – белоручки, никого не заставляли выполнять черновую работу, кроме торговли в лавках-магазинах. Скажу, и не поверят, что две старшие дочери Рудакова Мария и Анна остались совершенно неграмотными, в школе не учились. Почему? В ту пору ещё Рудаков не мыслил, что так широко развернётся. Две младшие дочери учились в сельской школе (со мной в одно время). Но это уже было после смерти самого Рудакова.

Чтобы судить, кулацкое ли то или иное хозяйство, надо учитывать, есть ли в нём наёмная рабочая сила (батраки). У Рудакова постоянно было много рабочей силы: тут и приказчики – доверенные «порученцы», тут и рабочие на заводиках, на мельнице и дома в хозяйстве( уход за скотом, выезды на лошадях). Словом, постоянно было много наёмных рабочих. А полевые работы кто выполнял? Наёмные. Устраивались так называемые «помочи», на которые сходились жнецы и косари с окрестных деревень. Много. За угощение, а не за плату. Подадут чарку водки, закуску – и вся плата. Не жаловались. Не отказывались, считалось невозможным отказать самому Рудакову.

Потом, если Рудаков ссужал какому-то бедняку хлеб насущный, то помимо оплаты (процентов) договаривался о том, чтобы из этой семьи пришёл к Рудакову косарь или жнея в самую нужную пору помочь в уборке урожая, хотя своя полоса ещё не сжата. Своя подождёт, а рудаковская не ждёт, надо идти работать, иначе в будущем при нужде Рудаков не поможет, запомнит. Вымогательство явное.

В наших местах раньше самым дорогим были пожни – сенокосы. Есть пожни, значит есть и сено у хозяина, есть чем кормить скотину, а будет скотина во дворе, будет и навоз на поле, урожай. Рудаков всеми способами приобретал пожни у бедноты. Вымогал. Давали подписки на те сенокосы, если вовремя не вернут Рудакову долг. Ну, чем было возвращать долги? И Рудаков «на законном основании» по подписке, завладевал пожней – сенокосом, сам увозил оттуда хорошее сено. Плачь не плачь, мужик. Не поможет. В суд идёт, а там Рудаков предъявляет подписку того бедолаги, заверенную сельским старостой или даже в волостном правлении, с «приложением печати» и наклеенной государственной гербовой марки – подобие векселя, сила которого неуязвима. Закон на его стороне. Словом, самое алчное бессовестное ростовщичество, как у всякого кулака. Напрасно кое-кто сомневается, мол, запольский Рудаков и не был кулаком, а просто торговец-заводчик. Какая разница? Наёмная сила постоянная. Вымогательство.

И всё-таки скажем, что Рудаков в своё время пользовался большим уважением в народе. Уважали его за предприимчивость, удачу во всём. Гордились, что есть такой мужик в Шабурах. Другого такого не было во всей округе, во всём нынешнем Опаринском районе. Слава о нём широко летела. Завидовали ему.

Умер он скоропостижно. Преемника не оказалось. Некому было подхватить его дело. А тут навалились многочисленные кредиторы со всех сторон (вятские). Оказалось у Рудакова очень много долгов. Удивительно, как ему безгранично доверяли разные купцы! Кредитовали его безотказно. Видимо, оправдывал их доверие. Ворочал делами за чужой счёт. Ну, и пошло всё прахом. Развалилось задолго до революции. Торговлишка ещё мало-мало велась, старые запасы распродавали. А тут общее бестоварье. И остался один большой дом.  А что с ним было делать? Продать? Но кто его тут на месте купит? Ну, можно бы сплавить до Котельнича. А что там соберёшь? Овчинка выделки не стоила. Вот и остался дом в целости и сохранности за семьёй. Владела она им до конца двадцатых годов, когда начали ликвидировать кулацкие хозяйства. Отобрали дом. Муниципализировали в собственность сельсовета.

Семья развалилась. Конец торговому дому. Повторяю, всё такое произошло ещё до революции.

Продолжение следует…

Из воспоминаний Василия Евграфовича Бабкина
Сохранена орфография автора.


Запольский богатей, часть 1