Закрыть нельзя отремонтировать

Не правда ли, напоминает известную фразу: «Казнить нельзя помиловать», — в которой никто не знает, где должна стоять запятая. Вот и мы не уверены, после первого или после второго слова ей место. Потому что в зависимости от этого смысл меняется на прямо противоположный.

Есть в Опарино такая организация – Центр социальной помощи семье и детям. Функции его разнообразны и распространяются на весь район. Это надомное обслуживание инвалидов и престарелых, отделения дневного пребывания и срочной социальной службы. Здесь состоят на учете семьи, находящиеся в социально опасном положении, и семьи, относящиеся к группе риска.

Но мы сегодня поговорим еще об одном подразделении Центра – геронтологическом отделении, которое находится в поселке Маромица. Здесь проживает 27 человек – одинокие, немощные и даже лежачие, за которыми больше некому ухаживать. Расходы на одного пациента в месяц составляют более 15 тысяч рублей. Но не нужно думать, что пребывание в отделении полностью оплачивает государство: живущие здесь на свое содержание отдают часть пенсии.

В связи с тем, что в последнее время подобные отделения были закрыты в Мурашах, Юрье и Пинюге, в Маромицу приезжают люди из соседних районов, хотя статуса межрайонного у учреждения нет.

Оказываясь в силу различных житейских обстоятельств в геронтологическом отделении, внося плату за проживание, пациенты вправе рассчитывать на комфортные условия.

За создание этих самых условий с 2009 года и по сей день ведет борьбу (иначе не скажешь!) Галина Леонидовна Горбачева, директор Центра. В объемистой папке – переписка с департаментом социального развития, администрацией района и даже обращение к губернатору области.

Все началось, когда отделение стало нуждаться в расширении. Рассчитанное на 15 человек, оно вмещало 25. В комнатах было тесно, на что указал Роспотребнадзор. Не соответствовал требованиям и пищеблок.

Геронтологическое отделение было расширено в 2010 году за счет части помещений первого этажа Маромицкой участковой больницы, которая к тому времени превратилась в амбулаторию, а стационар был закрыт. Средства (более 1 млн. 300 тысяч) выделила администрация района.

Когда ремонт был завершен, выяснилось, что в новых помещениях холодно. Да, был частично отремонтирован водопровод, поверх отслуживших свой срок чугунных труб канализации уложены полипропиленовые. А вот система теплоснабжения осталась прежней. На пищеблоке (кухня переехала в бывшую больничную) температура не превышала +8°, в ванной, коридоре, одной из палат и комнате медсестры теплом и не пахло.

Комиссия департамента социального развития предложила в межсезонный период провести анализ причин и устранить недостатки. Временно были поставлены обогреватели. Переезд в начале 2011 года состоялся.

С тех пор минуло еще полтора года. Но ситуация остается прежней. Не помогли ни сделанная летом промывка системы, ни врезка кранов, ни приобретение теплоснабжающей организацией ООО «Тепловик» более мощного насоса для улучшения циркуляции воды.

В феврале 2011 года администрацией Опаринского района было написано гарантийное письмо о том, что с 1 по 13 мая будет проведена проверка системы отопления в помещении, выделенном под геронтологию, и проведены необходимые ремонтные работы.

Центр социальной помощи данные помещения арендует. Если ранее здание находилось в муниципальной собственности, то впоследствии оно было передано в собственность областную. И кто теперь чужое должен ремонтировать? А ведь совсем недавно вынашивались планы занять под геронтологическое отделение и второй, ныне пустующий, этаж. Обещали — ох, обещали – батареи заменить на привезенные из Шабур.

Начался еще один отопительный сезон. Но тепла, которое так нужно пожилым и больным людям, как не было, так и нет. Вот один из ответов, полученных Г. Л. Горбачевой из администрации района: «По поводу ремонта и реконструкции теплосетей в ваших помещениях обратитесь к арендодателю. Готовы оказать помощь в пределах своих полномочий».

Какие теперь претензии?

Площадь здания – в пределах 1800 кв. метров. Система теплоснабжения захватывает оба этажа, поэтому часть ее заменить нельзя – только всю целиком. Это – миллионные затраты.

Департамент соцразвития подобными средствами не располагает. Его последнее слово было таким: «Если тепловой режим не будет приведен в соответствие с нормами, в 2013 году отделение геронтологии будет закрыто».

Пока вопрос окончательно не решен. Данное учреждение востребовано, свободных мест в нем не бывает, госзадание по койко-дням не только выполняется, но и перевыполняется. Поэтому коллектив ждет, надеется, верит и хочет работать.

В департамент социального развития Центром социальной помощи направлена заявка на выделение 600 тысяч для замены окон в отделении на пластиковые, а также энергосберегающие лампы и теплоотражающие экраны. Может, это поможет сохранить тепло?

«Закрыть нельзя отремонтировать…» Так где же поставить запятую? Я бы поставила ее после второго слова.