За свое же жито я же и побитый

Жительница Опаринского района продала жилой дом своей престарелой свекрови без заключения договора, удостоверенного нотариусом, и регистрации в органах Росреестра.

Как уж она договаривалась с родственницей и договаривалась ли, мы не знаем, а сейчас и узнать невозможно, ибо та вскоре умерла. И напоминанием о поспешно совершившейся сделке стала лишь расписка о получении продавцом денег «за дом» да сам факт продажи дома покупателю. Говорят, правда, между продавцом и покупателем была договоренность, что сделку все-таки оформят «по закону и потом». Но, сдается мне, все это от лукавого: на оформление сделки в данной операции нужна доверенность от собственника жилого дома, по которой только при жизни доверителя имелась возможность выправить все необходимые бумаги. И все это прекрасно знали.

Но доверенности не было, как не было и завещания. То ли надеялись на «авось», то ли по какой другой причине не спешили, а может, возникли иные неизвестные обстоятельства. Только вопрос застопорился совсем, и ситуация приняла вялотекущий характер, в процессе которой стороны время от времени бранились, обменивались взаимными обвинениями и упреками.

Но все решилось разом и неожиданно. Один из наследников умершей спустя два года после ее смерти на законных основаниях и законным путем получил права на половину дома. И стороны в сделке, что говорится, остались при своих интересах. У одной стороны появились непростые отношения с родственниками, да и деньги надо бы возвращать. А другая сторона враз оказалась в чужом домовладении, с порога которого могут в любой момент запросто «попросить». И тоже на законных основаниях. И это при не таких уж малых расходах за произведенный ремонт и уплаченную за дом приличную цену. И получилось как в той поговорке: «За свое же жито я же и побитый» (жито — в некоторых областях России — хлеб, в зерне или на корню, а также немолотые зерна ржи или пшеницы – прим. автора).

Теперь вся эта компания разбирает дела недавно минувших дней в суде. Каждый, конечно, считает себя и только себя правым и тянет одеяло тоже на себя. Одна сторона клянет другую в затягивании оформления сделки, другая буквально кладет на стол ключи от дома и требует возврата денег и компенсацию за ремонт.

Не беру на себя смелость делать выводы, как должен поступить суд, ибо только он обладает таким правом. Но скажу лишь, что история эта, скажем так, некрасивая, а может быть, и совсем нехорошая. Спешка и сделка в обход закона наводят на сами понимаете, какие мысли…

Если читатель думает, что это исключительный случай, то смею заверить: он глубоко ошибается. Таких историй не просто много, а множество.

Вот еще один пример по Опаринскому району. В 2001 году умер мужчина, имевший на правах собственности жилой дом. Говоря языком закона, открылось наследство. Наследников оказалось немало, но никто из них не пожелал воспользоваться правом на оформление наследства и к нотариусу не пошел.

В доме какое-то время жила родственница умершего, затем один из его сыновей. Из родительского жилья он выехал, и там стали проживать посторонние люди. Говоря бытовым языком, квартиранты. А потом сын умершего с одного из них взял деньги за этот дом, и новый владелец уже стал как бы его хозяином. Как бы – потому что сделка документально не оформлялась.

Пожив какое-то время, жилец дом перепродал другому лицу, и уже, боюсь в данной ситуации употреблять слово «собственник», новый владелец, как это и случается в жизни, по праву «последнего» в этой цепочке стал крайним.

Родственники, ранее не претендовавшие на наследство и молчаливо взиравшие на нескончаемую многолетнюю чехарду, взмутились и стали спустя двенадцать лет после смерти отца оформлять наследство. В мае 2013 года они получили на дом все права, а потом, как это и бывает, попросили жильцов из дома съехать. Те, конечно, такого рода претензии отвергли, ибо за дом заплатили, живут в нем четыре года и уже прилично потратились на ремонт и реконструкцию.

И опять нескончаемые суды и нескончаемые вопросы: кого выселять, кого вселять и кто, кому, за что и сколько денег должен выплатить…

По данному делу уже состоялось судебное решение, которым «крайний» в длинной череде владельцев и постояльцев дома вместе с женой и несовершеннолетним ребенком выселен. Правда, решение еще не вступило в законную силу и находится на обжаловании в вышестоящей судебной инстанции. Если решение будет подтверждено, вернее, его законность и обоснованность, то дом придется передать собственникам. Тогда явно появится еще одно судебное дело. Теперь оно будет чисто денежным: о возврате покупной цены и размере компенсации за ремонт жилья.

Природа таких явлений в нашем обществе исходит из менталитета людей. Мы, признаемся честно, все-таки не те же немцы. Закон у нас никогда не почитали, начиная от простолюдина и кончая государственным сановником на самом верху власти. Не думаю также, что в подобных ситуациях все всегда преследуют одни и те же цели обмануть и только обмануть другую сторону в сделке. Просто от поколения к поколению переходит пренебрежение к закону. Про него вспоминают лишь когда сильно «прижмет» — тогда начинают к нему апеллировать. А потому подобные истории будут продолжаться и повторяться. И работы в судах, само собой разумеется, не убавится.

Иван Яскевич.