«Я вам принесу белоснежные астры…»

Умерла поэтесса Маргарита Петровна Чебышева. Моя учительница. Летом мы с ней так и не встретились — только поговорили по телефону. Она не хотела, чтобы я видела её больной и беспомощной...

Маргарита Петровна Чебышева

Маргарита Петровна Чебышева в Герценке

Сегодня с мужем были в Зелёном бору, и я всё это время вспоминала Маргариту Петровну. Мы с ней познакомились, когда я училась в 6-м классе школы №2 города Кирова.

Я ненавидела 6-й «Г», в котором училась после того, как мы переехали в этот район. Взрослые мужики-учителя убегали с уроков, как ошпаренные, потому что мальчишки — малолетние бандиты срывали эти самые уроки. Учителя-мужчины убегали не только с уроков, но и из школы вообще.

И вот пришла к нам Маргарита Петровна Чебышева преподавать литературу. Она зашла в класс, где стоял шум и гвалт, села за стол и тихим голосом начала читать стихи. Наступила тишина, и Маргарита Петровна повела урок. Потом её уроков ждали. И даже отпетый бандит Витька Кутергин как-то выучил заданные на дом стихи и прочитал перед всем классом.

То, что Маргарита Петровна поэтесса, знали все. И уважали её все. Не было таких, которые бы не уважали.

Я любила литературу всегда, и уже в 6-м классе писала стихи. И первая, кому я их показала, была Маргарита Петровна. Не было снисхождения ко мне – шестикласснице. Очень серьёзно Маргарита Петровна отнеслась к моим поэтическим опытам. Указала на ошибки, что-то похвалила. Я была на седьмом небе от счастья! И тут Маргарита Петровна организовала факультатив по литературе для старшеклассников. Я пошла просить, чтобы мне разрешили туда ходить. Разрешили! Я слушала, внимала, приобщалась, была счастлива. Этот человек проливал на меня свет счастья всю мою жизнь. Чебышеву все ученики очень любили. Особенно ею гордились те, у кого она была классной руководительницей. Когда выходила в свет новая книжка стихов Маргариты Петровны, вся школа её читала, передавая друг другу. И на уроках читали под партой...

Как-то объявили в школе конкурс чтецов. Я выбрала «Балладу о Настасье Хлоповой» Чебышевой. Как оказалось, этот же стих выбрала ещё одна девочка из параллельного класса. Мои одноклассницы, услышав, как она репетирует, сказали: «Даже не старайся. Ольга читает эти стихи». И вот настал день конкурса. Я на сцене. Волнуюсь. В зале автор – Маргарита Петровна. Вижу всё происходящее как бы со стороны: Чебышева сидит в окружении девочек из своего класса, тишина. Мне надо начинать. Читаю, как в обмороке – такое сильное волнение. Убегаю под аплодисменты. Через несколько дней ко мне подходит Маргарита Петровна, протягивает свою книжку «Славяна» с надписью: «Милая Оленька, ты открыла в моей «Настасье» даже то, чего я не смогла написать. Желаю тебе не растерять ни капли твоего таланта. М.П.» Я не верила своему счастью!

С Маргаритой Петровной мы никогда не теряли связь. Хотя бы раз в году встречались. И это на протяжении более сорока лет. Как-то мы с ней ездили выступать со стихами от бюро пропаганды художественной литературы. Не вспомню – куда. Но помнится, что было лето, и мы нарвали букеты цветов. На обратном пути в машине я положила букет на колени, а Маргарита Петровна держала свой букет в руке перед собой спокойно и торжественно всю дорогу. Такое бережное отношение к цветам меня поразило.

Когда вышел сборник стихов «Только любовь» и была его презентация в Доме Витберга в Кирове, меня больше всего радовало, что моё имя в одной книжке с именем Маргариты Петровны.

Маргарита Петровна была человеком очень прямым и бескомпромиссным. За это её уважали. Писатель Лев Кожевников мне рассказывал, что в 70-е годы, когда он преподавал в Омутнинском педагогическом училище литературу, приехала туда выступать Маргарита Петровна. Она прочитала свои стихи, ответила на вопросы. И тут одна преподавательница говорит: «Вот вы всё о любви, да о любви… А услышим ли мы сегодня стихи про партию? Про нашу замечательную страну?» На что Чебышева резко ответила, что таких стихов она никогда не писала и писать не будет. Я думаю, это был хороший урок для студенток педучилища. А Лев Афанасьевич всегда относился к Маргарите Петровне с пиететом.

Как пишут в пьесах – прошли годы. Мы со Львом Афанасьевичем пришли в гости к Маргарите Петровне. «Вот, значит, как живут русские писатели…» — сказал он, оглядев скудный быт её квартиры. Маргарита Петровна лишь печально улыбнулась в ответ.

Не ценят у нас на Вятке писателей. Причина сия мне неизвестна. Говорят – народ, который не имеет своего поэта – не имеет сердца. Поэты в Вятском крае есть. И очень хорошие поэты. Есть сердце у нашего края. Но почему это сердце не берегут власть предержащие? Нет ответа. С уходом Маргариты Чебышевой Вятская поэзия осиротела…

«Грешна – не верю прописной морали.
Грешна. Святыней чту – одну любовь…» — это строчки из стиха «Монолог женщины ХХ века».

Когда я училась в 9-м классе, Маргарита Петровна ушла работать на телевидение. И о ней задумали там снять большую передачу. Это был год 75-й или 76-й. Меня позвали принять участие. Я была ужасна рада по двум причинам – освободили от какой-то контрольной, и я попала на телевидение вместе с любимой учительницей! Запомнилось, как Надя Рудомётова – ученица из класса Чебышевой, пела песню, которую сочинила на её стихи:

«За окошком – штора парусом
Из волшебной темноты…
Если б можно – все по-старому,
Если б можно – я и ты.
Если б можно – всё бы, кажется,
Отдала б, да не отдать…
И сказала б, да не скажется,
Так, как хочется сказать…»

(«Колыбельная»).

Потом школа закончилась, началась взрослая жизнь. Литературный клуб «Молодость», которым одно время руководила Маргарита Петровна. Вот небольшой отрывок из моего очерка «Вторая «Молодость» приходит к тому, кто первую сберёг», посвященного 50-летию литературного объединения:

«…Второй мой приход в клуб был во времена правления в нём Маргариты Петровны Чебышевой. Она руководила «Молодостью» два года. Это было незабываемое время! Просто всё совпало – замечательная моя учительница (я училась у Маргариты Петровны в школе), всплеск любви и творчества. Маргариту Петровну не только любили, но и почитали. Каждое её слово – будь то похвала или замечание, было на вес золота. Маргарита Петровна всегда говорила: «Я не могу научить вас как надо писать. Я только могу сказать вам, как не надо». Мы очень внимательно слушали, «как не надо». Думаю, что поняли.

Какое-то время я тоже работала на телевидении, потом – на радио. В то время мы виделись с Маргаритой Петровной достаточно часто. Конечно, были на радио передачи и с её участием, хотя каждый раз приходилось её уговаривать. Упиралась она по причине, что не хотела читать свои старые стихи о любви: «Возраст не тот, чтобы о любви рассуждать», — говорила. Я принималась её убеждать: «Маргарита Петровна, а о чём ещё говорить? Только о любви!..» Но ей хотелось высказать свою гражданскую позицию. И она написала книжку стихов про политику – но я ее не люблю.

Как ни странно, о стихах мы при встречах говорили мало. Говорили о жизни, о ситуациях, в которые эта жизнь затаскивала. Маргарита Петровна советов не давала. Она высказывала своё мнение, свои мысли обо мне. Она обо мне думала! Однажды я на неё обиделась. Разговор был по телефону. В то время я уехала жить в Казань, и Маргарита Петровна сказала: «Зачем ты это сделала? У тебя там нет никаких перспектив». Я остолбенела – как – нет перспектив? Да они мне и не нужны! Я уехала спасать свою душу, истерзанную и искалеченную. Я не хотела никому ничего доказывать. Я не хотела писать. Но – куда денешься? Начала писать спустя какое-то время. Меня стали здесь печатать. В журналах «Аргамак» и «Казанский альманах», в книге антологии русской прозы «Когда вернусь в Казанские снега…» и в других изданиях. Привозила всё это Маргарите Петровне почитать и оценить. Оценки были положительные. Хотя, её удивило, что я больше не пишу стихов – проза и пьесы моя теперешняя стезя.

Маргарита Петровна Чебышева

Последнее фото. Маргарита Петровна Чебышева, Ольга Владиславовона Журавлева, Надежда Ильинична Перминова.

У Маргариты Петровны есть строчки: « Кем я стану? Облаком? Звездой? Как я стану звать тебя оттуда?»

Кем вы стали, Маргарита Петровна? Облаком? Звездой? Дайте знак.

Это стихотворение я когда-то давно посвятила Маргарите Петровне Чебышевой. И забыла о нём. Сегодня вспомнила.

Я вам принесу белоснежные астры.
Вы в жизнь свою впустите нас на мгновенье
И примете, будто простое лекарство
От боли разлуки и боли забвенья.
Сквозь призрачный дым сигареты «Родопи»
В лицо ваше буду смотреть, как в икону.
Я вас не встревожу своею заботой
О вечном незнании прав и законов.
Пусть эти права соблюдаются кем-то,
Законы пускай исполняют придурки.
Реальна лишь дыма прозрачная лента
И около вазы седые окурки.
Реальны цветы, принесённые мною,
И ваши глаза, отразившие время.
И это мгновенье святого покоя.
И новой разлуки щемящее бремя...

Когда человек пишет воспоминания о ком-то, он всё равно пишет о себе. И оплакивает он себя.

Ольга Журавлева, член Союза писателей России.

Перечитываю последнюю книгу Маргариты Петровны «Дом на песке». И думаю: какое емкое и какое точное название! Разве не дом, построенный на зыбучем песке времени – вся наша жизнь, которая может оборваться в любой момент, независимо от нашей воли и желания?

Сколько замечательных поэтов предвидело свой скорый уход, и от этого строки их стихов становились вдвойне откровенными и обжигающе искренними. Потому что «не лгут у бездны на краю…»

Только вчитайтесь:

Уйти бы тихо, незаметно,
Растаять, как дымок костра,
Когда придет моя пора.
Чтобы любимым беззаветно
Осталось только вспоминать,
Чтоб им не довелось узнать
Бессилия минут прощальных
И тяжести хлопот печальных.
Погаснуть бы с закатом дня…
Чтоб все, кого любила нежно,
Приняв потери неизбежность,
Живою помнили меня…

Кем же была и остается для меня Маргарита Петровна Чебышева? Прежде всего, Поэтом. А еще Женщиной, Человеком, Старшим Товарищем, Учителем – все слова только с большой (прописной) буквы. Потому что все мы были здесь, на земле, а она – где-то там, на недосягаемой для нас высоте! Теперь уже – навсегда.

Я училась у нее – не стихосложению, нет – умению идти наперекор судьбе, не размазывать слезы по щекам, а сильнее стискивать зубы, когда судьба била под дых.

Горжусь тем, что именно Маргарита Петровна дала мне одну из рекомендаций в Союз писателей России, разглядев что-то в моих далеких от совершенства стихах. Я ценю этот аванс доверия и стараюсь его оправдывать.

Мы общались по телефону чаще, чем встречались лично. О болезнях — никогда и ни слова. Что ж, мужества Маргарите Петровне и в творчестве, и в жизни было не занимать. Но с каждым телефонным разговором голос ее становился все глуше и слабее. Хотя никто не верил и не ждал, что конец так близок! Думаю, не я одна – многие, кто был близко знаком с М. П. Чебышевой, когда ее не стало, вдруг почувствовали себя осиротевшими.

Мы всегда будем помнить и любить Вас, Маргарита Петровна! В моей памяти вы останетесь светлым человеком, статной русской красавицей с косой на плече, в цветастом полушалке – той самой Славяной вятской поэзии, которой Вы были и останетесь в Вашем творчестве.

Татьяна Тунгусова, член Союза писателей России.

Фото с сайтов: www.orichi-rayon.ru, www.izbrannie-guild.ru