«Я уеду, он уедет, ты уедешь…»

Не про Опаринский ли район сложили пословицу о том, что рыба ищет, где глубже, а человек – где лучше?

Мы не будем говорить о темпах здешней миграции, мы просто просмотрим районную газету «Опаринская искра» за октябрь текущего года и первую неделю ноября.

В каждом номере (ну, или почти в каждом) – объявления следующего содержания:

«Срочно продается дом. Недорого»; «Продается дом по улице Октябрьской»; «Продается дом, дешево»; «Продается квартира»… И так далее.

Некоторые объявления встречаются по 3-4 раза, некоторые – из месяца в месяц, порой в одном номере — по несколько. Причем летом их было больше – осенью охота к перемене мест овладевает только птицами.

Давайте поговорим с владельцами, желающими продать недвижимость. В чем причина?

«Мы продаем дом, который остался от бабушки, — рассказывает женщина. – Домик хороший – одна беда, что нет подъезда к нему. Вот и продаем уже более трех лет. Бабушка с нами в Кирове, а дом так и стоит без присмотра, хотя если бы руки приложить…»

«Мы  собрались уезжать, потому что в Опарино нет достойной работы, — ответил молодой человек. – Надеюсь, в Кирове буду получать  хорошую зарплату и сумею обеспечить семью, даже если жилье придется снимать».

«Нет работы»; «Нет условий для нормальной жизни»;  «Дороги безобразные»; «Молодым нечем заняться», «Не вижу перспективы ни для себя, ни для детей своих», — вот набор стандартных ответов.

Был период, когда жители небольших населенных пунктов, где не стало ни работы, ни инфраструктуры, ринулись в райцентр в надежде устроиться здесь самим и устроить детей. Так опустели Шабуры, Молома, Латышский, Альмеж, Дуванное, на глазах рушилась Чурсья, сегодня хиреет Маромица. Спрос на жилье в Опарино  был высок и стоило оно недешево.

В настоящее время – все наоборот: предложений много – спрос почти нулевой.  Вполне приличные полдома с баней и надворными постройками мои знакомые не могут продать уже полтора года.

Люди предпочитают уехать из района в надежде найти то самое «лучшее». «Какая здесь перспектива? – спросил меня мужчина, судя по голосу, средних лет. — Предприятий нормальных нет, а в кочегарке тюльки кидать меня не устраивает».

Да, рабочая сила, причем квалифицированная,  из района постепенно «утекла». Уезжают даже женщины. В Москву и Подмосковье, в Тверскую область, на Ямал и на работу вахтовым методом в другие северные регионы. Иначе с чего бы вдруг по центральному телевидению прозвучало объявление, что в Опаринский район требуется бригада лесорубов? Видимо, своих уже не осталось…

Время от времени души и уши нам греет слово «инвестор». Мол, приедет (приезжал) такой добрый и состоятельный дядя, который готов построить в Опаринском районе производство по…  Ну, к примеру, переработке древесных отходов. Их у нас завались.

Но почему-то завод по выпуску  топливных гранул (пеллет) построили и запустили в работу в конце октября  в  Верхошижемье, который лесным районом не назовешь. Выпускать он будет 4 тоны продукции в час. Не придется ли Опаринскому району возить в Верхошижемье отходы лесозаготовки, да и другим районам тоже, чтобы обеспечить производственный цикл?

Но это – тема другого разговора.

А мы о том, что люди уезжают не только из поселка Опарино, но и из других населенных пунктов. Причем жители Моломы и поселка Северного отдают предпочтение Слободскому району, где все, видимо, более стабильно и есть спрос на рабочую силу.

Кстати, не только опаринцы не могут годами продать свое жилье. Никому не нужны прекрасные благоустроенные квартиры в поселке Заря. В Маромице от систем отопления и водоснабжения отрезаны несколько пустующих многоквартирных домов. Люди просто оставляют их, потому что покупателей  в этих населенных пунктах не найти.

Оставшись без хозяйского догляда, дома ветшают и рушатся. Пройдите по улицам любого населенного пункта – вы увидите десятки брошенных, но крепких еще зданий. Как это грустно!

Если в 2006 году население района составляло 13900 человек, то в 2015 году эта цифра снизилась до  10223 человек. Конечно, естественную убыль со счетов никто не сбрасывает. Но уезжают, уезжают – самые молодые, активные, работоспособные, энергичные. Потому что, как они говорят, «ловить здесь нечего».

К месту ли, не к месту ли – такие строчки:

Я уеду.
Он уедет.
Ты уедешь.
И пойдут гулять по улицам пустым
Зайцы, лисы и, наверное, медведи –
То-то вольно станет жителям лесным.

Уезжаем.
Кто из нас назад вернется,
Даже если душу с сердцем — на куски?
Заржавеет цепь у старого колодца
И вода позеленеет от тоски.

Лето выдалось груздёвым да черничным –
Для кого же эти щедрые дары?
Голосов людских не слышно, только птичьи,
Да звенят осатанело комары.

Приговор подписан. Вот и исполненье.
Не помилована матушка-земля.
Обезлюдевшие мертвые селенья
Да заросшие осинником поля…

Городскими деревенские не станут.
Им ночами будет сниться все равно,
Как по улице, пыля, проходит стадо
С рыжей Зорькой, что зарезали давно.

Горемычные окраины Вселенной,
Точки-родинки на теле у страны…
Вымирает наша вятская деревня
Без блокады, без чумы и без войны.

Процесс идет полным ходом. И лет через двадцать, приехав в Опарино, мы можем застать именно такую картину…