«Я сам себе слуга и барин…»

Анатолий Быстров

Сегодня у нас в гостях Анатолий Васильевич Быстров, поэт, член Союза писателей России. 1 августа у него юбилей. Поэту исполняется семьдесят лет.
Какими же принципами руководствуется он в жизни? Анатолий Васильевич отвечает стихами:

Я сам себе слуга и барин –
И щи варю, и хлев рублю.
Не надо левых мне и правых.
Живу в объятьях тишины.
Вдали от денег и от славы
И, может быть, один из самых
Счастливых пасынков страны.

«Это жизненное кредо?»
«И не только мое. Сыновьями и дочерями у страны мы никогда не были – пасынки при любой власти. Нам повезло:  мы выжили, не случилось новой войны. Это – уже счастье. Мы относительно свободны, никому не лизали задницу, не зависели от сильных мира сего – гордость не позволяла. И не надо нас тянуть в политику, снова делать рабами и воинами…»

«Но военные годы на твою долю все-таки выпали?»
«Конечно. Я же родился в сороковом (в деревне Гремячево Даровского района – авт.), рос безотцовщиной – отец погиб на фронте. Словом, «сам себе слуга и барин».

У Анатолия Васильевича вышло шесть поэтических сборников: «Я хочу тебе солнца», «Три желания», «По солнцу сверяя дорогу», «Слово ищу самоцветное», «У солнышка в гостях», «День рожденья у синицы». В том числе две книжки для детей. Стихи А. В. Быстрова вошли в «Антологию вятской поэзии».

Интересно знать мнение поэта, признанного и любимого читателями: поэтами все-таки рождаются или становятся в течение жизни?
«Если не дано от рождения и от Бога, писать стихи не научишься, – считает он. – Будешь безликим, даже если овладеешь всеми приемами стихосложения. Я бы и Литературный институт срочно закрыл: творчеству нельзя научиться в аудитории. Поэт должен развиться и подняться сам. Многое зависит от характера, от насыщенности судьбы. Путь в поэзию лежит через тернии».

«Почему в названиях твоих книг так часто упоминается солнышко?»
«Я по натуре оптимист. Я радуюсь, что родился, что живу, что хожу по этой земле. Нытье и уныние – смертные грехи, мне они неведомы».

«Как приходят темы стихов? Название сборника «Слово ищу самоцветное» вызывает у меня такие ассоциации: ты шагаешь по родному краю и, как драгоценные камни, то на берегу реки, то на цветущем лугу находишь слова…»
«Я  никогда не думаю, о чем буду писать. Слова появляются неожиданно, приходят сами. Да, для этого нужны ходьба, движение, знакомство с разными людьми. Всю жизнь пешочком по России… Я не дурак, чтобы задыхаться в железной коробке, машины мне не надо. А уж в Опаринском районе мне знаком каждый уголок.
Хожу, в зависимости от настроения, в лес, на реку. Но не попусту. Просто прогулки ради не пойду. Здесь я меркантилен: обязательно что-то из леса или с реки должен принести, не навредив природе и познав что-то новое в ней.
Я всю жизнь учусь у природы. Просто смотрю, слушаю, впитываю. А потом впечатления от увиденного и услышанного «укладываются» в голове и вдруг совершенно неожиданно «ударяют»: подсознание «выдает» их в виде стихотворных строчек или поэтических образов».

«Анатолий Васильевич, новая книга стихов, насколько мне известно, готова и даже существует в компьютерном варианте. Она названа «Равновесие». Почему? Между чем и чем человек должен балансировать, чтобы не упасть?»
«Не надо левых мне и правых…» То есть, ни революций, ни радикализма, а просто жить – светло и честно.

«Это сложно?»
«Да, редко кто выдерживает».

«Как бы ты сам охарактеризовал себя – что  ты за человек?»
«Я (и это меня иногда подводило) прямой и честный. Никому не больно оттого, что я живу. Ошибки, конечно, совершал – все мы люди. Но никому зла не причинил».

«А какие качества в людях не приемлешь?»
«Подхалимство, лицемерие, вранье, несдерживание слова. И еще зависть. Это самое пакостное качество, от него все грехи. Но плохой человек всегда наказуем, все рано или поздно к нам возвращается – и зло, и добро».

«Ты всю жизнь прожил в Опарино. Мысли перебраться куда-то не возникало?»
«Я объехал много мест, был и  за границей. Рая на земле нет. А то место, где живешь: эта речка, эта роща (но не эта власть) – родина. Ощущение  такое живет в душе».

«Что сформировало тебя как поэта, что стало фундаментом  для творчества?»
«Книги. Я читаю сейчас и читал всегда.  До пота уставая на работе, бежал домой радостный не потому, что сейчас поем да посплю, а из-за того, что меня ждала недочитанная книга. Прочел многое из мировой литературы, всю русскую классику».

«Что скажешь о вятской поэзии?»
«Вятская и вологодская поэтические школы всегда были самобытными и сильными. Московской не было и не будет, хотя отдельные поэты, такие, как Вознесенский, Евтушенко – настоящие, большие.
Из кировских поэтов наиболее импонирует мне Валерий Фокин. Зря он полез в политику, это отрицательно сказалось на его творчестве».

«Как должен поэт относиться к слову?»
«Бережно. Чувствовать его. Поэт – тот же живописец, только он рисует картины, используя для этого не краски, а слова.  Слово в стихах должно быть красивым и доносить до читателя мысль четко, связно, грамотно. Это – мое отношение к слову. Сегодня у ДК увидел афишу: «Сегодня ночная тусовка дембелей». Ну что это такое? Сплошь вульгарность, сленг. Куда это годится?»

«Анатолий Васильевич, что нужно для превращения новой рукописи в книгу?»
«Немного: мне не лениться и искать спонсора».

Вот и ответ на незаданный вопрос: нужна ли сегодня кому-то поэзия? Забота об издании и добывании средств, договор с типографией, доставка тиража и его реализация полностью ложится на плечи автора. Печально, но факт.

Не хочется заканчивать на этой грустной ноте. Поэтому читайте новые стихи Анатолия Быстрова – они наполнены шелестом трав и шумом берез, солнечным светом и свежестью раннего утра. А потому близки и понятны каждому.

Подготовила Татьяна Тунгусова.
Фото автора.

Стихи Анатолия Васильевича Быстрова.

Эхо
Невезения отзвук откуда возник?
А удача пришла из каких тайников?
Возвращается все: каждый солнечный блик,
Даже эхо твоих торопливых шагов.
Жизнь берет на износ.
А ведь был и металл.
Хоть стони, хоть кричи
В безответную ночь.
Возвращается все:
Даже то, что не дал,
А ведь мог только ты,
Только ты и помочь.
Повезло мне с народом
По имени Русь.
Все победы еще у него впереди.
На краю ли стою?
Оглянусь. Отдышусь,
Потому что и дальше не проще идти.
Может шепот увлечь
Посильнее, чем крик,
Если только ты будешь на сердце не скуп.
Возвращается все:
Каждый вздох, каждый блик,
Даже вкус и безмолвие губ.

У родного лога
Синей луговиною,
Сквозь кустов объятия,
Тороплюсь по инею
По долине батиной.
Жизнь не очень сытая,
Но я рад, что разная.
А душа открытая –
То грустит, то празднует.
Как обычно, искренна –
По страницам странница.
Но не все я высказал,
И другим останется.
И другим достанется
Дальняя дорога.
Но душа расправится
У родного лога.

Не ухожу
Не удержать, хоть сколько ни  держи.
Давно река отмечена для брода.
Довольно злости, зависти и лжи!
Прими меня в объятия, Природа!
Кукуй, кукушка, ближе к шалашу
Под синевой небес необозримых.
Я у тебя немного попрошу:
Отмерь побольше для моих любимых!
На свете все хорошее любя,
Я по большому счету не задира.
Не ухожу, а прихожу в себя
После безумств оглохнувшего мира.

Факелы
Никогда не заплачу.
Да что вы!
Не смогу ни за что позабыть –
От глухой деревушки до школы
Пешеходная тянется нить.
Вязкий путь под холодным рассветом –
Ученической жизни штрихи.
В вое волчьем под факельным светом
Я вышагивал эти стихи.
Почему-то мне кажется сказкой
Этот круг испытующих дней.
Биография родины вятской
Биографией стала моей.

Мир интересен
Все толкаемся.
Вся жизнь набекрень.
По крутому пролетев виражу,
Окунулся в долгожданный я день.
Хоть сегодня на траве полежу.
Я от доброго совета отвык.
От дороги запылилась душа.
Земляничину возьму на язык
И почувствую, что жизнь хороша.
А дорога далека, далека…
И не знаю, где последний приют.
А по небу – облака, облака
Не спеша, красноречиво плывут.

По ночной дороге
Не спеша шагается по ночной дороге,
Мимо ржи до пояса да высоких лип.
Тишина кудрявая. Месяц круторогий.
Сочный и пронзительный коростеля скрип.
Это моя родина. Здесь моя основа.
И себя я чувствую защищенным с ней.
Спит она, усталая, сторона отцова.
Чувства мои нежные с каждым днем острей.
Ночи вот такие же возникают в памяти.
Но тогда, молоденький, не один ходил.
Здравствуйте, красавицы! Как вы поживаете?
Помните ли, сосенки, как я вас садил?
Как вернусь на родину, становлюсь моложе я.
Эти ночки летние тянут, как магнит.
Почему-то кажется: все один и тот же
Над рекой пронзительно
Коростель скрипит.

Птица на снегу
Залезаю утречком
В телогрейку ватную.
Темною заплатою –
Птица на снегу.
На дорогу выгребусь
От крыльца лопатою,
Корку хлеба вынесу –
Птице помогу.
Земляки с вороною,
Мы привыкли к северу.
По любви, по стойкости
Все вокруг родня.
Я ворону серую
Называю Верою,
И она доверчиво
Смотрит на меня.
И зимою родина –
Не осиротелая.
Самые красивые
На земле места!
Ты – ворона серая,
Я – «ворона белая».
Не орлы, но все-таки
С одного гнезда.