«Я на Слудке стою, и все думы о ней»

Осень-2011. Человек 63 лет поселился в Слудке в единственном пригодном для жилья доме. А напротив нового его места жительства еще сохранился родительский дом. Один, с собакой, прожил он более месяца на малой родине. Уезжая, не прощался, он готов возвращаться сюда, в родные места, вновь и вновь. Николай Алексеевич Бобков — сын учительницы и кузнеца, написал стихи о Слудке и плакал, как мальчишка, болея душой о стертой с лица земли ветром времени своей деревне.

Я на Слудке стою,
и все думы о ней,
И все чаще со мной так бывает.
И все тот же есенинский клин журавлей
Над деревней моей пролетает.

В 5 километрах от села Шабуры, на другом берегу реки Моломы, некогда жила и процветала деревня Слудка. Дома одинаковые, в два ряда, большинство — с балкончиками, одна прямая улица протяженностью в 1 километр. В начале и в конце деревни изгородь с воротами. В домах-пятистенках: голбец с лестницами, полати с жердочками, битые глиняные печи. На печах сушили зерно и шерсть, в основном, колхозную, спали. В деревне были четырехлетняя школа, магазин, клуб, контора колхозная, кузница, дворы (коровники, конюшни, свинарник, овчарня), теплушка. Кузнецы (в разное время): Малиборский (из беженцев во время войны), Н. П. Рудаков, А. К. Пупышев, А. И. Бобков.

Деревня Слудка

Согласно документам, находящимся в секторе муниципального архива, в начале 30-х годов началась коллективизация — сселение хуторов, починков в хозцентр. В хозцентр «деревня Слудка» влились: хутор Бушуева, починки Никитина, М. 3. Козлова, Ноговицына, Циунеля, Пупышева, Поцепкина. По акту слияния от 03.04.1931 г. в колхозе «Большевик» (Слудка) дворов было 38, в хуторе Бушуева – 12... Все русские. Запрещалось строительство жилых построек в хуторах, помимо хозцентров. Так как были антиколхозные настроения, принято решение вывозить дома с хуторов в хозцентр Слудка (колхоз «Большевик») либо строить новые дома. В то время председателем колхоза был А. К. Пупышев, счетоводом В. А. Рудаков.

По акту сселения хуторов и починков от 1938 г. на Слудке дворов — 52, домов колхозников — 40, число единоличников, тяготеющих к колхозам, — 390 человек. Единоличники: Николай Павлович Ноговицын, Любовь Павловна Никитина, Борис Герасимович Лысов, Петр Егорович Галина, Васса Меледьевна Скочилова.

Из воспоминаний жтелей.

Колхоз «Большевик» — семеноводческий (зерно пшеницы, ячменя, льна, семена клевера). С другими колхозами был обмен — им зерно на посев — колхозу «Большевик» — фураж. Также было развито животноводство: лошади, коровы, свиньи, овцы. Люди работящие, богатые, никогда не голодали. Через две реки — Кузюг и Молому — ежегодно весной перед вздутием рек мосты убирались, после ледохода мужики строили их снова. На воротах летом сторожили по два человека.

Деревня Слудка

Дрова заготовляли поперечными пилами-лучковками. В лесу напилят, наколют, в поленницы уложат.

У Владимира Алексеевича Рудакова был патефон — бегали слушать (ухо к стене приставляли). Нину Даниловну Бабкину засватали за Геннадия. Мама ей сказала: «Иди — парень хороший». Она и пошла замуж.

Рожали, бывало, дома. У Поцепкиных бабка-повитуха примет роды — а назавтра в больницу в Шабуры.

На фронт провожали пешком, дети на закрошках ревут, ревут. Потом ждали писем. Почтальон, жалея всех, всегда скажет: «Вам пишут, пишут».

Деревня Слудка

Елена Волынская, продолжение следует...