Храм построенный, закрытый, сгоревший и забытый

4 ноября 1913 года он (И. В. Волков) телеграфирует Вологодскому и Тотемскому епископу, что деньги полностью израсходованы, поступлений нет, а срочно в преддверии зимы необходимо немедленно покрыть церковь железом, и на это необходимо две тысячи рублей.

Эта телеграмма, как явствует из письма епископа, явилась основанием для ходатайства в Святейший Синод о срочном выделении этой суммы. Кстати, за подписью И. В. Волкова в деле имеется много бумаг в адрес различных ведомств, из которых явно усматривается одержимость этого человека закончить успешно начатое дело. С цифрами и документами в руках он убеждает в необходимости выделить деньги на достройку храма.

Вот его письмо в адрес Вологодского и Тотемского епископа, начинающееся словами: «Покорнейше прошу...». Он пишет, что его прошение в адрес Святейшего Синода о необходимости выделить еще две тысячи рублей на достройку церкви было отклонено за неимением средств. Но, тем не менее, в последнее время работа значительно продвинулась вперед и, главным образом, за счет тысячи рублей, поступивших от Российского монарха.

К половине декабря церковь снаружи уже закончена. На главах водружены кресты. На колокольню вставлены косяки. На место поставлены железные оконные решетки. Внутри настлан черный пол и подшит чистый потолок. И далее идет длинный перечень сделанных работ и которые еще предстоит выполнить».

Обосновывая необходимость выделения денег, он приводит перечень поступивших денежных сумм. Из него видно, что и будущие прихожане не остались в стороне. Оказывается, переселенцы района получили от управления Переселенческой партии ссуду аж в 3500 рублей и внесли ее в кассу комитета по строительству. Громадная по тем временам сумма, и даже куда более значительная чем вспомоществование самого Государя Императо¬ра.

Приводится и расход денег. Начиная от попенной платы за лес на месте строительства храма (кстати, эту территорию впоследствии занимал кинотеатр «Заря») в сумме 19 рублей 97 копеек, покупки 1000 пудов цемента, 26 тысяч штук кирпича, распиловки леса, подвозки бутового камня из Лузы, платы подрядчикам и кончая мелкими расходами, к примеру, почтово-телеграфными и командировочными.

Самый крупный расход — плата подрядчику Шерстобитову в размере 2430 рублей. Затем, сравнивая доходы с расходами, автор письма делает вывод об отсутствии средств на достройку, и что единственным источником по-ступления денег является пока работа сборщика пожертвований, который с книжкою для уже выехал в соседние губернии: Вятскую и Архангельскую. При этом ожидается поступление не более 500 рублей. И задается вопрос, а где достать остальную сумму?

Василий Графов, г. Санкт-Петербург.

Продолжение следует…