Храм построенный, закрытый, сгоревший и забытый

Это прошение попало в хозяйственное управление Святейшего Синода, и на него было затребовано письменное заключение Вологодского и Тотемского епископа Никона, который своим письмом от 18 ноября 1908 года признал необходимым сооружение на ст. Опарино храма.

После этого началась рутинная бюрократическая работа, без которой мы никуда. Ни сейчас, ни в те времена.

Уже 10 февраля следующего года хозяйственное управление Святейшего Синода запрашивает у Вологодской духовной консистории сведения, а имеются ли проект и смета на храм и в какой сумме исчислен расход на строительство. Имеются ли на это какие-либо местные средства для покрытия расходов. Не представляется ли возможным изходотайствовать потребный на стройку лес бесплатно из казенных дач. И пошла писать губерния.

Оказывается, что на то время ничего не было. Ни сметы, ни проекта, ни денег, ни леса. Но все-таки бюрократическое колесо провернулось, и делу был дан ход. Уже в июне 1909 года Вологодская духовная консистория докладывает в хозяйственное управление Святейшего Синода о том, что вопрос с лесом решен, проект и смета уже в разработке, правда, денег собрано за счет пожертвований пока 175 рублей. Хотя денег по смете нужно где-то 25 тысяч рублей. А затем — длительная переписка по вопросу, какие цены на материалы, проект, каково потребное количество прихожан и их возможности по оказанию помощи в строительстве.

Церковь в поселке Опарино

Вся эта переписка еще раз подтверждает, что вопросы возведения храмов в России, да и не только храмов, решались, как правило, по принципу «с миру по нитке», проще говоря, кто сколько даст. Хозяйственное управление, к примеру, сообщило, что имеет возможность выделить деньги в пределах от одной до двух тысяч рублей. Были частные пожертвователи. Например, вышеупомянутое хозяйственное управление 22 апреля 1913 года в адрес Вологодской консистории сообщало, что от жертвователя раба божиего Аркадия (фамилия не упоминается) поступила сумма в одну тысячу рублей, которая переводным билетом за № 42016 Московского купеческого банка (по-современному — платежное поручение) поступит в консисторию. При этом предлагалось о поступлении денег уведомить отправителя, а имя раба божиего Аркадия занести в синодик строящейся церкви для поминовения.

Круг жертвователей был широк. 13 ноября 1913 года в адрес Вологодского и Тотемского епископа было сообщено, что о строительстве доложено Государю Императору, и он соизволил пожаловать на означенный предмет от монарших щедрот тысячу рублей. Также говорилось, что деньги в скором времени будут препровождены председателю комитета по постройке церкви, и об их расходовании должен быть представлен подробный отчет.

Председателем комитета был Иван Владимирович Волков, который эту ношу «тянул» с основной своей работой в должности заведующего Опарино-Моломским Переселенческим районом. Его имя в бумагах дела с 1913 года. Он, надо полагать, и занимался непосредственно строительством храма. Во всяком случае, из документов это явно просматривается.

Василий Графов, г. Санкт-Петербург.

Продолжение следует…