Все хорошо, что хорошо кончается

От чего только человек не зависит! От погоды и времени года, от мнения окружающих и собственного настроения, от общепринятых правил и бюрократических проволочек. А иногда, хотя поверить в это трудно, все упирается в одну-единственную букву.

Весной нынешнего года в материале «Молчат архивы, прошлое храня» мы рассказали о том, как жительница поселка Опарино Серафима Степановна Бусова много лет безуспешно пыталась доказать, что ее муж Сергей Генадьевич Бусов на самом деле был участником Великой Отечественной войны. Не хватало одной существенной детали: номера воинской части, где он служил. Все, что помнила женщина из рассказов мужа – это фамилию командира полка Тривайло.

И представьте: после публикации материала в одном из комментариев Сергей Буяков посоветовал нам заглянуть на сайт "Подвиг народа". А потом прислал документы на комполка Тривайло

Серафима Степановна Бусова

и… С. Бусова

Серафима Степановна Бусова

где было все: номер воинской части, подтверждение участия в боевых действиях и сведения о наградах.

На основании этих данных был сделан запрос в Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации. 12 апреля 2012 года из него поступил ответ следующего содержания:

«Сообщаем, что в книге учета рядового и сержантского состава 505 стрелкового полка 393 стрелковой дивизии за 1945—1946 годы значится: «красноармеец снайпер 9 ср (вероятно, стрелковой роты – авт.) Бусов Сергей Генадьевич (отчество так записано в книге) 1925 года рождения, призван 1.1.42 г. Опаринским РВК Кировской области».

Далее (некоторые абзацы опускаем):

«505 стрелковый полк 393 стрелковой дивизии с 09 августа 1945 года по 03 сентября 1945 года входил в состав действующей армии».

На основании этой архивной записи Серафиме Степановне было выдано удостоверение вдовы участника Великой Отечественной войны.

Вы думаете, история на этом счастливо закончилась? Увы, с этого момента она только началась. Потому что уже на следующий день женщину попросили вернуть удостоверение. На каком основании? Были обнаружены разночтения – в одних документах отчество Сергея Бусова было записано как Геннадиевич, в других – Генадьевич. Сразу возникло предположение, что Сергеев Бусовых два – один живой, а другого уже на этом свете нет.

Между прочим, в свидетельстве о рождении Сергея Бусова в графе «отец» родитель его был записан как Бусов Генадий (с одной буквой Н). Вероятно, на заре прошлого века писари и секретари в сельсоветах особой грамотностью не блистали. А вот в свидетельстве о смерти вторая буква Н в отчестве прописана уже четко и Ь заменен на И.

Удостоверение Серафима Степановна не возвратила, а пошла сначала к адвокату, потом в ЗАГС, чтобы внести исправление в свидетельство о смерти. Но Опаринское подразделение Мурашинского межрайонного отдела ЗАГС ей в этом отказало по причине отсутствия оснований. За сим последовало обращение в суд.

Вся переписка, включая запросы в Нижегородскую область, где родился С. Г. Бусов, и прочие хождения по инстанциям (читай – по мукам) пожилой женщины продолжались полгода.

Точку в истории поставил суд, установив, что 12 января 1968 года именно Опаринский ЗАГС допустил ошибку в свидетельстве о смерти, вписав в отчество лишнюю букву Н и заменив Ь на И.

Было принято решение внести изменения в запись акта о смерти Бусова С. Г., изменив отчество с «Геннадиевич» на «Генадьевич».

Все хорошо, что хорошо кончается. Решение суда вступило в силу 18 ноября. Серафима Степановна пользуется удостоверением на законных основаниях и получила право на некоторые льготы. «В Котлас к дочери бесплатно съездила», — радуется она.

А я все думаю об одной букве, которую сначала не дописали, потом удвоили, а потом никак не хотели признавать лишней. И в которую в итоге все уперлось.

«Спасибо всем, кто мне помогал, — говорит Серафима Степановна. Хорошо, что я дожила до справедливости». А ведь могла и не дождаться – столько сил и нервов было затрачено на девятом десятке лет.

Татьяна Тунгусова.
На снимке: Сергей Бусов, фото из архива семьи Бусовых.