Времена не выбирают

В чужих фотографиях разобраться так же сложно, как и в чужих судьбах. Но на каждом снимке – люди, которые жили в нашем поселке много лет назад. Время обошлось с ними по-разному, ко многим оно отнеслось незаслуженно жестоко.

В «Книге памяти жертв политических репрессий Кировской области», на 373 странице, есть такая запись:

«Месин Ян Карлович, 1894 года рождения, уроженец Лифляндской губернии, Латвия, латыш, проживал в п. Опарино Опаринского района, работал в Опаринской промартели «Союзфото» фотокорреспондентом. 28 августа 1938 года постановлением комиссии НКВД СССР и Прокурора СССР осужден за шпионскую и контрреволюционную деятельность к высшей мере наказания. Расстрелян 28 августа 1938 года. Реабилитирован 26 августа 1963 года».

Письмо с краткими и разрозненными сведениями об этом человеке и его семье прислала из Латвии его правнучка Лига Артеменко. Она живет недалеко от Риги, в городе Тукумс.К письму были приложены фотографии, сделанные Яном в 30-е годы. На них не только родные Яна Месина, но и улицы поселка Опарино. Документы эти воистину бесценны.

Вот что пишет Лига:

«Мой прадед Степан Смирнов (на коллективном фото 1932 года в четвертом ряду, темноволосый, с усами) приехал в Опарино из села Рождественского Ветлужского уезда Костромской губернии. Он – ветеран Первой мировой войны, был контужен.

Групповое фото

20 июня 1928 года его дочь Ольга (моя бабушка) вышла замуж за Яна Месина, моего деда.

Ян и Ольга Месины

У них родилось двое детей: сын Ричард и дочь Тамара. Правда, сначала Ян записал ее как Долорес. Но когда такое имя услышал ее дядя (бывший полицейский пристав Ордин), он посоветовал срочно перерегистрировать ребенка. Вот и получилось, что 4 октября родилась Долорес, в этот же день «умерла» и 14 октября родилась Тамара (в первой дате я могла ошибиться).

В 1938 году Яна сначала арестовали, а затем расстреляли. Бабушка об этом не знала, никаких бумаг ей не дали. После ареста мужа ее затаскали по допросам. Она падала в обмороки, а ее все допрашивали и допрашивали. Но в конце концов оставили в покое. Только через несколько лет ей было выслано свидетельство о смерти мужа с указанием причины – дизентерия.

Пока не было документа о смерти, второй раз официально бабушка выйти замуж не могла, жила в гражданском браке с Эдуардом Юрьевым (мой дед). В 1942 году родилась Надежда (Юрьева), в 1947 году – моя мама Екатерина Месина. Фамилия у нее бабушкина, потому что после войны гражданские браки опять стали считаться недействительными.

Жен врагов народа на работу не брали. Сначала бабушка чудом устроилась дровокладом (на укладку дров), позднее – на железную дорогу сторожем, затем обходчиком.

В начале 1949 или 1950 году бабушка с четырьмя детьми уехала из Опарино в Прибалтику».

Кто же на снимках?

Женщина с огромной корзиной – Ольга Месина.

Месина Ольга

Женщина с мальчиком – Ольга Месина с братом Васей.

Месина Ольга с братом

Он же в форме. О его судьбе Лига не знает – вероятно, он пропал без вести во время войны. Ольга искала его всю жизнь.

Месин Василий

Ольга Месина с дочкой Тамарой (Муркой) – 1934 год.

Месина Ольга с дочерью

На охоте Ян Месин с мужем сестры Эмили Петерсом. Он также был арестован, его судьба неизвестна.

На охоте

Два документа – справка о рождении Екатерины Месиной и железнодорожный аттестат №39 младшего сторожа ПД-2, выданный 14 мая 1946 года народным комиссариатом путей сообщения СССР (Северо-Печорская железная дорога).

Справки

Снимки поселка Опарино в начале 30-х годов, сделанные Яном Месиным.

Здание конторы Опаринского леспромхоза. Видны купола церкви, которая сгорела – на ее месте был открыт кинотеатр.

Церковь в Опарино

Дом купца Рудакова (ныне магазин «Савва»).

Магазин Савва

То ли электрификация, то ли радиофикация поселка.

На столбе

Женщины полощут белье на реке (вероятно, на Осиновке?).

На реке Осиновка

Уборка льна.

Уборка льна

На фоне барельефа Ленина – Н. А. Яхлаков.

Н. А. Яхлаков

Трое мужчин на фоне плакатов с надписями: «Чем раньше начнешь лечить сифилис, тем легче он излечится». Видимо, проблема была актуальной. Бабушка рассказывала Лидии, что мужики специально ходили на танцы следить, чтобы молодежь не целовалась (значит, была распространена открытая форма).

На фоне плаката

Видимо, Ян был хорошим фотографом. Некоторые его снимки цветные – он сам их раскрашивал.

Месин Ян Карлович

Есть и другие фото, в основном групповые. Но так как ни Лига, ни мы не знаем, кто на них изображен, публиковать их не имеет смысла.

Ян Месин мог бы прожить совсем другую жизнь, стать настоящим фотохудожником. Но он не дожил и до 40 лет. Что тут скажешь – жестокое было время. И не дай Бог ему повториться.

Подготовила к печати Татьяна Тунгусова.