В Опарино был польский детский дом

Хотя в нашем секторе архива таких данных не имеется,  о том, что в области были  детдома, созданные для детей спецпереселенцев, свидетельствуют документы Государственного архива социально-политической истории Кировской области и Государственного архива Кировской области.В марте 1940 года в соответствии с решением бюро ЦК ВКП(б) на «освобожденных» землях Западной Украины и Западной Белоруссии была проведена операция по «чистке». Фактически все польское население с этих территорий депортировалось в глубь СССР и направлялось на лесозаготовки. Так на севере Кировской области появились поселки с польскими спецпоселенцами.

15 декабря 1941 года посольство Польши направило в Наркомат иностранных дел СССР следующую ноту: «Польское правительство, движимое понятным чувством заботы о судьбе детей польских граждан, лишенных на территории СССР родительской опеки, намерено приступить к постепенному разрешению проблемы оказания им необходимой помощи. Прежде всего, речь идет о помощи сиротам и детям, разлученным с родителями, а также о помощи тем детям, родители которых в результате болезни или по другим причинам являются нетрудоспособными» Правительство Польши намерено было поручить своим уполномоченным организацию приютов для сирот, дошкольных учреждений… в тех местах, где наблюдается скопление польских граждан.

Народный комиссариат иностранных дел не возражал. И в 1942 году Делегатура Польская в Кирове начала работу по созданию детского дома для польских детей. Так как в большинстве своем поляки проживали в районах, тяготевших к Пермь-Котласской железной дороге (в Мурашинском районе – 790, в Опаринском – 493 человека, в Нагорском – 450), облоно предложил здание в селе Молома Опаринского района, принадлежащее районному отделу народного образования. Однако против этого выступили местные власти.

В обком ВКП (б) пришло письмо следующего содержания:
«Опаринский райком ВКП(б) считает организацию польского детского дома в помещении, которое занимал Путиловский детский дом, нецелесообразным, так как:

во-первых, в одном помещении будут находиться и детский дом, и наша начальная школа, и польская школа, в которой обучение будет вестись на польском языке и воспитание будет религиозное, с выполнением всех религиозных обрядов; это будет отрицательно сказываться на наших учениках;

во-вторых, население Моломского сельсовета, в котором находится детский дом, эстонское и латышское, и соседство с польским населением может повлиять на убеждения местного населения;

в-третьих, помещение сейчас совсем непригодно для содержания детей, требует длительного ремонта и больших материальных затрат.

Исходя из вышеизложенного, просим обком ВКП(б) организацию польского детского дома перевести в другой район».

К письму была приложена справка: «В с. Молома Опаринского района был Путиловский детский дом, эвакуированный из Ленинградской области. Решением исполкома облсовета этот детский дом из-за непригодности помещения, отсутствия воды и дальности расстояния от железной дороги (45 км) перемещается в Немский район».

Вопрос об организации в Моломе польского детского дома разрешался у председателя облисполкома т. Иволгина. Польское представительство считало необходимым организовать детский дом только в этом месте, так как поблизости от Котласской железной дороге проживало большинство польского эвакуированного населения. Представительство берет на себя ремонт помещения. Начальная школа из этого помещения будет вывезена. 18 июля 1942 года.

Опаринские власти вынуждены были согласиться. В район приехал Адам Лучкевич, назначенный Делегатурой директором будущего польского детского дома. Совместно с уполномоченным посольства по Опаринскому району Антони Григайтисом он нанял рабочих, и  начались ремонтные работы. Однако вскоре из-за ликвидации Делегатуры в Кирове и реорганизации подчиненных ей структур Лучкевича отозвали из Опарино. Подходящее помещение решено было подыскать в районном центре, прекратив всякие работы в Моломе.

Польский детский дом был открыт 12 ноября 1942 года и размещался по адресу: п. Опарино, ул. Колхозная, 20. Об его открытии  была послана телеграмма в польское посольство в Куйбышеве.

Детский дом содержался полностью на средства, выделяемые польским посольством. Весь обслуживающий персонал был из поляков: директор – Нимертович Наталья Ивановна, 1904 г. р., образование 6 классов, воспитатель – Вохновская Александра Людвиговна, образование 6 классов гимназии, ранее работала фармацевтом. Также в штате были кухарка, помощник повара, няня, конюх и дровокол –  тоже поляки.

На 15 февраля 1943 года в детском доме числился 31 воспитанник и 19 детей, «прикрепленных» на обед.

Примерно в то же время был открыт польский детский дом в п. Малая Дубровка Нагорского района (сейчас Белохолуницкий район).

Польские детские дома находились в ведении посольства Польши в СССР и, естественно, проводили политику воспитания детей в польском духе. В Советском государстве, где образование и воспитание детей находилось под строгим идеологическим контролем, такое долго продолжаться не могло. 26 января 1943 года Совнарком СССР принял распоряжение, согласно которому все учреждения и организации, созданные польским посольством на территории  СССР, передавались в ведение советских органов. В соответствии с этим решением областной отдел народного образования принял в свое ведение оба польских детских дома.

Деятельность польских детских домов под началом облоно началась со смены их руководства. На эти должности срочно подыскивались подходящие кандидатуры из числа советских граждан.

После получения необходимых разъяснений началась работа по приведению этих детских учреждений в рамки советской системы. О начале этой работы свидетельствует докладная в облоно от 1 апреля 1943 года, озаглавленная так: «Состояние детских учреждений (имеются в виду детский дом в Опарино и детский дом в Малой Дубровке)».

Вот выдержки из нее.

«Детский дом в Опарино, детей 80, из них 14 приходящих».
«Детский дом переведен в другое, более приспособленное помещение; вместо сплошных нар, на которых раньше спали дети, оборудованы индивидуальные спальные места. Оборудована отдельная столовая, которой не было».
«Дети были очень плохо одеты, совершенно не имели кожаной обуви, белье и платье сильно поношены. Облоно отпущено обмундирование на сумму 4783 рубля. В настоящее время все дети получили новую кожаную обувь, новые костюмы, чулки, платья».
«Детский дом укомплектован опытным руководителем и квалифицированным воспитательными персоналом. Назначена новая заведующая и две воспитательницы».
«Для проведения воспитательной работы дети разбиты на возрастные группы. С дошкольниками проводится работа в самом детском доме, школьники посещают занятия в школе с 18 февраля 1943 года».
«Питание детей, хотя и вполне удовлетворительное (дети получают, как и раньше, трехразовое питание, имеют сахар, масло, молоко, крупу), но за последнее время несколько ухудшилось ввиду отсутствия импортных продуктов (сгущенное молоко, консервы)».

Работа польских детских домов действительно взята была под контроль, им постоянно оказывалась помощь. Продукты и промтовары с бывшей польской базы получала директор Опаринского польского детского дома Екатерина Петровна Шох (так подписаны официальные документы).

В 1943 году обострились советско-польские отношения. После обнаружения следов Катынской трагедии (убийства тысяч польских офицеров в Катынском лесу под Смоленском) правительство Польши направило ноту правительству СССР. В ответ на это СССР разорвал дипломатические отношения с польским правительством. Однако проблема польских граждан осталась, так как их проживало в СССР, по данным разных историков, от 300 тысяч до 1,5 миллиона человек.

Все польские дети, проживающие в области, были взяты в облоно на учет. 29 сентября 1943 года одна начальная школа существовала в Нагорском районе, три отдельных класса – в средних школах в Опаринском и Нагорском районах. 1 марта 1944 года был открыт еще один польскицй дом – в д. Даниловка Мурашинского района, на 60 человек.

В мае 1945 года был закрыт Нагорский детский дом, два других продолжали существовать.

После окончания Великой Отечественной войны, в соответствии с польско-советским соглашением от 6 июля 1945 года, началось переселение польских граждан на историческую родину. В мае 1946 года поляки, жившие в области, организованно были отправлены к месту постоянного проживания. Вместе с ними уехали и польские дети. А детские дома были закрыты.

***
Материалы взяты из рукописи книги В. Жаравина «Польские детские заведения в Кировской области». Ее написал историк, ученый. Он основывался на документах и, возможно, никогда даже проездом не бывал в Опарино. Но, думается, что живы еще люди, которые помнят и взрослых поляков, и воспитанников детских домов, и персонал, который там работал. Это больше не государственная тайна. Чем больше мы будем знать, тем полнее сможем представить себе подлинную картину тех лет и тех событий. Так что вспоминайте и пишите нам!

Данный материал  дается в сокращении с согласия автора Владимира Сергеевича Жаравина, начальника отдела использования архивных документов ГАСПИ. Книга о поляках в Кировской области охватывает период 30-50 гг. прошлого века. В ней собран богатейший материал,  есть даже биографические справки на каждого репрессированного. Книга довольно объемная – порядка 400 страниц. Глава о детских домах  завершает ее.

Но вот в чем дело: чтобы издать книгу, нужны немалые средства. Так, может быть, стоит начать собирать их всем миром? Потому что это – наша история, ни откреститься от которой, ни забывать которую нельзя!

На снимке: это единственная фотография, которую удалось обнаружить во «всемирной паутине». На ней – воспитанники детского дома в д. Даниловка Мурашинского района.  Но, может быть, у кого-то еще хранятся старые фотографии как свидетельства пребывания польских детей в Опарино?

Детский дом

Публикацию подготовила Татьяна Тунгусова