«У Есенина день рождения…»

У Есенина день рождения,
В звонком золоте даль осенняя.
Словно музыка вдохновения —
Над землёй шумит листва…

Именно с этой песни в исполнении Евгения Мартынова на стихи Андрея Дементьева 16 октября началось первое после летнего перерыва занятие в литературно-музыкальной гостиной Опаринской центральной библиотеки.

Песня эта была выбрана не случайно: именно 3 октября по новому стилю в селе Константиново Рязанской губернии, в семье простых крестьян, родился мальчик, которому предстояло в скором будущем стать величайшим российским поэтом. В нынешнем году исполнилось бы 120 лет со дня рождения Есенина.

Символично, что он родился именно осенью – это время года Есенин любил больше всего. Да и в самой фамилии – так и слышится созвучие: Есенин – осенний. А его внешность: голубые, в цвет ясных октябрьских небес, глаза; волосы цвета спелой пшеницы, которую пришла пора убирать…

Село Константиново привольно раскинулось на правом высоком берегу Оки. Отсюда открывается вид на простор заливных лугов, гладь озер, бесконечные заокские дали. Такая ширь, такой простор, такой размах… С раннего детства маленький Сережа жил среди этой красоты, наблюдал и впитывал ее, ощущая себя частицей природы. Наверное, поэтому тема Родины и стала основной в его последующем творчестве.

Он уехал из рязанской деревни Константиново совсем молодым, жил в Москве, в Петербурге, за границей, но родную деревню не забывал никогда. Именно разлука с родной землей придала его стихам о ней ту теплоту воспоминаний, которая их отличает.

Теплое, трепетное отношение на всю жизнь сохранил Есенин к своей матери Татьяне Федоровне, благодаря которой впитывал народную песенную культуру, и к сестре Александре. Недаром «Письмо к матери» он начинает такими словами, полными нежной любви: «Ты жива еще, моя старушка?» А о сестре Шуре пишет: «Ты – мое васильковое слово, я навеки люблю тебя…»

Уже в ранних стихах С. Есенина звучат признания в любви к Руси. Но мир деревни ему представляется двояко: с одной стороны это как бы храм с его гармонией земли и неба, человека и природы. Но это и мир убогих, бедных, горьких крестьянских домов, край заброшенный, «деревня в ухабинах», где радость коротка, а печаль бесконечна.
С присущей С. Есенину — лирику склонностью одушевлять все живое, он и к России обращается как к близкому ему человеку: «Ой ты, Русь моя, родина кроткая, лишь к тебе я любовь берегу». Порой стихи поэта обретают ноту щемящей грусти.
Есенин жил в переломную эпоху, насыщенную драматическими и даже трагическими событиями. На памяти его поколения — война, революция, снова война — теперь уже гражданская. Переломный для России год — 1917 — поэт встретил, как и многие художники его круга, с надеждами на обновление, на счастливый поворот в крестьянской доле.
В начале 1920-х годов в стихах Есенина появляются мотивы «развороченного бурей быта», пьяной удали, сменяющейся надрывной тоской. Поэт предстает хулиганом, скандалистом, пропойцей с окровавленной душой, ковыляющим «из притона в притон», где его окружает «чужой и хохочущий сброд».

Поэзия Есенина последних, самых трагичных лет (1922 -1925) отмечена стремлением к гармоническому мироощущению. Чаще всего в лирике чувствуется глубокое осмысление себя и Вселенной («Не жалею, не зову, не плачу…», «Отговорила роща золотая…», «Мы теперь уходим понемногу…»). Одним из последних его произведений стала поэма «Черный человек» («Друг мой, друг мой, я очень и очень болен…»), в которой прошедшая жизнь предстает частью ночного кошмара.

К осени 1925 года неустроенность, скитальческая жизнь осложнились физическим нездоровьем. У поэта были явно расшатаны нервы, и врачи посоветовали ему пройти двухмесячный курс лечения. 26 ноября Есенин был принят на лечение в психоневрологическую клинику. Ему отвели отдельную палату во втором этаже. Палата была просторной, светлой, но раздражал существующий порядок. Ворча на эти неудобства, Есенин, однако, не только лечился, но и работал. В клинике были написаны стихотворения: «Клен ты мой опавший, клен заледенелый…», «Ты меня не любишь, не жалеешь…», «Может, поздно, может, слишком рано…», «Кто я? Что я? Только лишь мечтатель…». Клинику поэт покинул задолго до истечения положенного срока – настолько охватило его решение покинуть Москву, резко сменить обстановку, оторваться от лишних, мешающих ему людей. 21 декабря Есенин вышел из помещения клиники якобы по делам и не вернулся. Утром 24 декабря поэт приехал в Ленинград, где поселился в гостинице «Англетер».

Ослабленный болезнью, издерганный, сбитый с принятых ранее планов, решений, поэт не выдержал очередного приступа депрессии: 27 декабря поздно вечером заперся в номере, спать не ложился и далеко за полночь, между тремя и пятью часами утра, его не стало. В кармане его пиджака было найдено прощальное стихотворение: «До свиданья, друг мой, до свиданья…»

31 декабря великий русский поэт Сергей Александрович Есенин был похоронен на Ваганьковском кладбище.

Сергей Есенин ушел из жизни 90 лет назад. Но его поэзия живет, волнуя и тревожа сердца читателей. Любовь к поэту стала поистине всенародной. Эту великую любовь наш народ пронес через все преграды прошлого, она выдержала, пожалуй, самое главное испытание — испытание временем.

На вечер, посвященный творчеству Сергея Есенина, в литературно-музыкальную гостиную пришло более 30 человек. Звучали прекрасные стихи, равных которым нет и, наверное, не будет в русской поэзии – по своей искренности, образности, исповедальности.

Их читали Галина Раимбекова («Собаке Качалова»), Виктор Соколов («Гой ты, Русь моя родная!», Елена Засобина («Сесетре Шуре»), Мария Гарская («Бабушкины сказки», Елена Блинова («Возвращение на Родину»). Но особенно ярким стало выступление Татьяны Захаровой, которая под музыкальное сопровождение прочла «Письмо к женщине». Этот номер собравшиеся назвали самым ярким событием вечера.

Украсили мероприятие, став не менее ярким его событием, романсы на стихи С. Есенина под гитару в исполнении Оксаны Трубиной. Эти произведения давно уже стали народными песнями.

Песни «Письмо к матери» и «Айседора» прозвучали в исполнении Александра Малинина, «Выткался над озером алый цвет зари» — в исполнении Владимира Трошина. Щемяще-грустным финальным аккордом стало переложенное на музыку стихотворение «Не жалею, не зову, не плачу» (в исполнении Вики Цыгановой).

Сохранились записи голоса поэта, сделанные при его жизни. Так что наши зрители и участники смогли услышать, как читал свои стихи сам поэт – в довольно своеобразной и запоминающейся манере.

А живые идут на могилу Есенина,
Отдавая ему и восторг и печаль.
Он — Надежда. Он — Русь. Он — ее Вознесение.
Потому и бессмертье ему по плечам.

Под этими словами поэта Виктора Бокова, наверное, может подписаться каждый русский человек.

Мероприятие было прекрасно оформлена. А в самом конце вечера на каждом из столов, за которыми сидели гости, зажглась свеча памяти.

Провели этот вечер библиотекари Елена Воробьева и Татьяна Инькова.