Тепло чужого дома

В геронтологическом отделении поселка Маромица на день, когда мы там побывали, проживало 24 человека.

Чисто, тепло, уютно. И… очень грустно. Потому что попадают сюда, как правило, люди преклонного возраста, одинокие, инвалиды, которые не могут обслуживать себя самостоятельно, требуют ухода и медицинского наблюдения.

У кого-то судьба сложилась так, что он действительно на белом свете остался один как перст. У других есть родственники и даже дети. Но они не хотят взваливать на себя обузу в виде беспомощного старика, будь это их родные мать или отец.

Так уж получилось, что заботу и внимание пациенты геронтологического отделения получают от обслуживающего персонала. И согревают их чужие, а не родные стены.

Вместе с Эльвирой Виссарионовной Гмызиной, временно исполняющей обязанности заведующей, заглядываем в палаты. В них тесновато – по пять человек вместо полагающихся трех. Но скоро ситуация изменится. Под геронтологию отдана половина первого этажа Маромицкой участковой больницы. работы идут После завершения ремонта в отделении смогут жить уже не 25. а 30 человек. И по трое в комнате.
Повар

На пищеблоке в этот день смена Антонины Леонидовны Сухановой. Питание в отделении пятиразовое. Меню разнообразное – есть в нем и фрукты, и сладости. «Продуктов хватает», – говорит повар.
Поскольку отделение предназначено для жителей нашего района, то в первой же комнате некоторые лица знакомы.

Постояльцы

Наталья Ивановна Шкаредная всю жизнь проработала в отделении банка. «Я теперь некрасивая стала, – машет она рукой. – Раньше-то вон какая была». И достает овальное фото – настоящая красавица! Как же меняют нас годы…

Марию Михайловну Дедюхину опаринцы помнят как медсестру физиокабинета центральной районной больницы.

Иван Иванович Заяц раньше жил в Опарино и теперь живо интересуется старыми знакомыми.

Владимир Иванович Шитиков чисто выбрит, опрятно одет. А было время, когда не имел он ни кола, ни двора, попросту говоря, бомжевал.

Неля Михайловна Костриченко поступила в геронтологию из поселка Заря. Один сын у нее погиб, а второй уехал – куда, женщина не знает. Вестей о себе он не подает.

В последней палате – больные лежачие. Здесь атмосфера угнетает.

Работают в отделении четыре медсестры, столько же санитарок, заведующая, кладовщик, прачка, есть по полставки завхоза и бухгалтера. На содержание пациентов идет часть их пенсии.

Невозможно было уйти, не заглянув во вновь отделываемые помещения. Здесь работы близились к завершению. Об этом рассказал технический директор Сергей Николаевич Шахторин. Трудились на объекте специалисты «Монтажсервиса» (г. Киров). Стартовая цена заказа – 1 млн. 022 тысячи. Но сверх техзадания строителям пришлось выполнить большой объем незапланированных работ. Удорожание составило порядка 300 тысяч. Администрация района своим письмом гарантировала последующую оплату.

Будущее геронтологическое отделение отделено от больничных помещений капитальной стеной. Выполнена внутренняя отделка помещений, отремонтирован водопровод, канализацию пришлось менять полностью: поверх отслуживших чугунных труб уложены полипропиленовые. Полы покрыты линолеумом, поставлены воздуховоды для вентиляции.

Из-за увеличения объема работ срок, оговоренный в контракте, нарушен. Но причины тому объективные.

Бригадир«Разруха здесь была настоящая, – включается в беседу бригадир Алексей Румак, – полы полностью сгнили. Сейчас совсем другая картина».

Да, впечатление весьма позитивное: светлый колер стен, белейший потолок, раковина и водопроводный кран в каждой палате.

На сегодня строительные и отделочные работы полностью завершены. Но новоселье состоится только после того, как будут выполнены все требования Госпожнадзора и Роспотребнадзора к объектам подобного типа.

…Николаю Макаровичу Оленеву семьдесят. В 2009 году он похоронил жену и сам изъявил желание перебраться в геронтологическое отделение. Работал до пенсии в Паломицком леспромхозе. На ласковом осеннем солнышке он кормит возле здания голубей – те доверчиво садятся ему на руки и на плечи.

Почти идиллическая картина. Если бы не мысль, что это отделение – их последний дом, последний приют. И казенные стены никогда не заменят родных. Все живущие здесь прекрасно это понимают. Но от этого желающих попасть сюда меньше не становится.

Текст и фото Татьяны Тунгусовой.


На снимках:
повар А. Л. Суханова;

пациенты отделения;

бригадир Алексей Румак.