Суровцевы и другие. Часть 3

В этот вечер мы говорили за жизнь, а совместная жизнь Анатолия Ивановича и Галины Николаевны Суровцевых началась в стенах сельхозинститута. Потому о своем учебном заведении они могут говорить много и интересно. Например, о том, что в 1901 году в Вятке по инициативе губернского земства было открыто сельскохозяйственное техническое училище. В июле 1930 года училище было преобразовано в Зоотехническо-ветеринарный институт. В этом у Суровцевых особая гордость – они выбрали эти специальности на всю свою большую жизнь.

В 1944 году ВУЗ был переименован в Кировский сельскохозяйствен-ный институт. Начиная с 1950 года, институт начинать развиваться и стро-иться. В 1952 году в учхозе было построено общежитие на 100 мест, началось строительство учебного корпуса, который открыт в 1960 году на Октябрьском проспекте и стал главным учебным корпусом института. «Учиться в институте было трудно, но интересно, — говорят Суровцевы. — Об этом много и подробно писали наши факультетские стенные газеты. В 1957 году вышел первый номер институтской многотиражки «За сельскохозяйственные кадры», которая подробно рассказывала об учебе и практике студентов».

Cтроящийся на Октябрьском проспекте Кирова главный корпус Кировского сельскохозяйственного института

Cтроящийся на Октябрьском проспекте Кирова главный корпус Кировского сельскохозяйственного института

Наш рассказ продолжает Галина Николаевна: «В год моего поступления в институт чествовали студенческий отряд, который от-работал весь летний сезон на целинных землях Акмолинской области Казахстана. В 1959 году наши студенты работали на хлебных нивах Кустанайской области. Вот это была, как рассказывали ребята, настоящая трудовая практика. Они вдохновенно и дружно пели: «Едем мы, друзья, в дальние края, станем новоселами и ты и я». Целинными новоселами они не стали, но тот задор и энтузиазм сохранили на всю жизнь. И нас заразили этим.

Чтобы растить современного культурного и грамотного специалиста, в институте был открыт университет культуры для ознакомления студентов с музыкой, театром и кино, поэтому институт всегда славился своей художественной самодеятельностью. Каждый комсомолец стремился проявить себя в конкретном деле. Так в институте появилась студенческая добровольная народная дружина. Вся культурно-массовая работа координировалась советом, состоящим из представителей комитета ВЛКСМ и профкома».

Да, есть что вспомнить ветеранам. Практически все они прошли комсомольскую школу, которой и самой-то в 2018 году исполниться немного — немало – 100 лет. Возраст, что и говорить, солидный! Но сколько молодого задора, вдохновения в словах тех, кто гордился и сегодня гордится этим почетным званием: комсомолец.

Суровцевы не исключение. Толю Суровцева принимала в члены ВЛКСМ комсомольская организация колхоза «Красный Октябрь», а Галя Хализова вступила в комсомол в школе, избрали в комитет комсомола и поручили сбор взносов. И в институте выполняла это же комсомольское поручение. Комсомол дал Суровцевым чувство причастности к общим делам, подарил ответственность за порученное дело, повысил спрос с самих себя, потому, где бы они ни работали, всегда активно участвовали в общественной жизни. Комсомольский огонек, как путеводная звезда, наполнял сердца молодых энтузиазмом и энергией, звал вперед к новым свершениям и победам. Ах, какие это были интересные и наполненные боевым горением годы! И жизнь, как и целина, покорялась им!

Главный учебный корпус Кировской государственной сельскохозяйственной академии, в котором Суровцевы в числе первых получили дипломы. Суровцевы советуют выпускникам школ смелее стучаться в двери этого учебного заведения: страна остро нуждается в грамотных специалистах сельскохозяйственного производства.

Главный учебный корпус Кировской государственной сельскохозяйственной академии, в котором Суровцевы в числе первых получили дипломы. Суровцевы советуют выпускникам школ смелее стучаться в двери этого учебного заведения: страна остро нуждается в грамотных специалистах сельскохозяйственного производства.

«Конечно, целинная практика, стала для кировских студентов большой школой, — уточняет Галина Николаевна. – Но это далеко, это Казахстан, а мы-то живем в Кировской области. Поэтому остро встал вопрос о развитии своего учебного хозяйства, где бы студент мог быть не приходящим, а настоящим хозяином, ответственным за свои знания и дела.

Директор института Александр Иванович Логинычев решил эту задачу. Через год после моего поступления в институт учхозу передали земли, скот и хозяйственные постройки колхоза «Светлый путь». Учхоз стал иметь 4,8 тысяч гектаров земельных угодий, из них 2,4 тысячи гектаров пашни, 700 голов крупного рогатого скота, в том числе 300 кров, значительное количество свиней, овец и птицы. Принципиальное отличие новых учебных планов состояло в том, что студентам значительно больше времени отводилось для производственного обучения. Мы трудились в учебно-опытных хозяйствах на всех полевых работах, полностью обслуживали животноводческие фермы, работали на тракторах и ком-байнах».

Весенние студенческие заботы - сев зерновых в учебном хозяйстве

Весенние студенческие заботы — сев зерновых в учебном хозяйстве

В любом деле важна конкретика. Кировский сельскохозяйственный институт, начиная с 1958 года, когда в его стенах появился еще один студент зоотехнического факультета Галина Хализова, тесно увязал теорию и практику. Все студенты младших курсов овладевали рабочими профессиями, а у студентов старших курсов многие занятия проводились в производственных условиях. В среднем каждый студент за учебный год около 100 дней учился непосредственно в поле, на токах, фермах, машинных дворах, в мастерских. На животноводческих фермах учхозов работали бригады и звенья, сформированные из студентов 1-3 курсов зоотехнического и ветеринарного факультетов. Первокурсники зоофака были заняты практическими работами в животноводстве 12 недель в году, второкурсники – 10, третьекурсники – 5. За животноводческими студенческими бригадами, в которых довелось поработать в годы учебы в институте Галине Хализовой и Анатолию Суровцеву, закреплялись фермы крупного рогатого скота и свинофермы.

Осенью 1958 года, когда Галина Хализова, успешно сдав вступительные экзамены, стала студенткой, на торжественном собрании, посвященном началу нового учебного года, ректор института Александр Иванович Логинычев, поздравив первокурсников, сообщил, что число студентов очного отделения выросло до 1474 человек. Это была надежная армия специалистов, которым предстояло крепить, развивать и поднимать сельскохозяйственное производство Кировской области. И они это делали с честью!

Из памятного альбома учителя Моломской школы Александра Семеновича Магницкого: учащиеся Нижней Волманги на уборке картофеля. Вот так же и Толя Суровцев, когда учился в этой школе, с малых лет помогал родному колхозу, которому посвятил свой труд и свою жизнь Может быть, кто-то из земляков узнает себя на этом снимке.

Из памятного альбома учителя Моломской школы Александра Семеновича Магницкого: учащиеся Нижней Волманги на уборке картофеля. Вот так же и Толя Суровцев, когда учился в этой школе, с малых лет помогал родному колхозу, которому посвятил свой труд и свою жизнь Может быть, кто-то из земляков узнает себя на этом снимке.

«Как уже говорила Галина, — продолжил нашу беседу Анатолий Иванович, — мы пришли в институт в те годы, когда еще не было устоявшейся учебной базы, еще сложнее было с местами в общежитии. Первокурсникам об этом даже мечтать не приходилось. Мы сразу шли на поиск жилья, главное, чтобы подешевле. Случилось так, что нам удалось снять на 6 парней одну комнату в двухкомнатной квартире, во вторую комнату заселилось 4 девчонки, как и мы, студентки. Здесь и познакомился с Галиной Хализовой, а в 1962 году студенческую свадьбу сыграли. И стала моя Галинка Суровцевой. Ей оставалось еще год учиться, а я поступил в институт в 1959 году, поэтому шел с отставанием на год. Сначала думалось: вот окончим институт и создадим семью. Но подспудно жило волнение: а вдруг ее другие уведут? Девка она боевая, видная да ладная. Такую просто не заметить нельзя было. Я и заметил. И другие могли заметить. Тем более, что практику студенты проходили не только в учебном хозяйстве, а и в колхозах и совхозах области. Часто в институт приезжали руководители хозяйств, чтобы самим определить, кого пригласить на практику. Среди них был и председатель колхоза «Путь Ленина» Котельнического района Александр Дмитриевич Червяков. Не знаю, чем покорила его студентка Хализова, но сосватал он мою будущую супругу на практику. Поэтому наша молодая жизнь с первых дней знакомства проходила во встречах и разлуках».

Галине Николаевне повезло: она окунулась в кипучую жизнь червяковского колхоза, когда председатель еще не был ни орденоносцем, ни Героем труда. Она видела его в деле, в настоящем деле. В феврале 1956 года Александр Дмитриевич принял предложение райкома партии возглавить колхоз «Путь Ленина». Он тогда размышлял так: путь Ленина, конечно, как и революция, не может быть гладким, но он обязательно должен привести к успеху. А путь этот к успеху начинался с обычных встреч и бесед с колхозниками. Не хватало свинарок. Пришел уговаривать женщин поработать на ферме. К одной зашел – отказ. К другой – тоже отказ. Самому пришлось за свиньями ухаживать. В конце концов, собрал свинарок, сказал, чтобы нашли недостающую, гарантировал зарплату в 150 рублей. А про себя подумал: если у колхоза не будет таких денег для выплаты, отдам из своего жалования. Ездил по обветшалым деревням и понимал, что без заботы о людях, без жилищного, бытового и культурного строительства ничего не добиться. Надо показать людям, на что способен колхоз. И показал…

Книга дважды Героя Социалистического Труда Александра Дмитриевича Червякова «О времени и о себе»

Книга дважды Героя Социалистического Труда Александра Дмитриевича Червякова «О времени и о себе»

«Александр Дмитриевич, — рассказывает о той практике Галина Николаевна, — приехал в сельскохозяйственный институт, зашел к нам в аудиторию. У нас только закончилась лекция. Червяков почему-то сразу подошел ко мне и предложил: «Поедешь к нам в «Путь Ленина»? А я-то и не знала, что это за человек и что за колхоз «Путь Ленина», но почувствовала в нем какое-то душевное тепло, и глаза у него были от-крытые, чистые и добрые. Согласилась. И не пожалела. 1961 год был для нашей страны, и особенно для сельского хозяйства, прямо скажем, провальным. Валовое производство сельского хозяйства в 1961 году возросло всего на 2,5 процента, а товарная продукция – лишь на 0,7 процентов. Мяса страна получила меньше, чем в 1959 году. Хрущев был разочарован, но остался верен себе – неутомимым экспериментатором. Червяков никого не винил: это мы работаем ниже своих возможностей. «Это, как на войне: позади Москва – отступать некуда. Вот и мне надо только наступать!» Еще одной точкой опоры он считал вводимое в те годы повышение розничных цен на сельхозпродукцию: на мясо на 30 процентов, на масло – на 25 процентов, а также на различные виды мясной и молочной продукции, что сулило приток ассигнований на сельскохозяйственное производство в размере 2 миллиардов рублей. Чер-вяков любил и умел убеждать не словами, а делами и фактами. Так и вытянул колхоз в передовые, а сам стал дважды Героем Социалистического Труда и Почетным гражданином Кировской области. Я проходила практику в его хозяйстве и сама училась ответственности за порученное дело».

Николай Шкаредный, член Международной ассоциации писателей.

Продолжение следует...

«Суровцевы и другие» — часть I
«Суровцевы и другие» — часть II