Суровцевы и другие. Часть 2

Когда на моломской земле прописалась деревня Нижняя Волманга, и сегодня доподлинно не установлено. Побывавший в России в 1517 и 1526 годах австрийский дипломат барон Сигизмунд Герберштейн, упоминает в «Записках о Московии» путь из Москвы на Вятку через Вологду и Устюг. «Кратчайшая дорога через Кострому и Галич, —  отмечает он, —  трудна и опасна – между Галичем и Вяткой еще разбойничают бродящие черемисы».    Тем не менее, и безопасный путь через Устюг не гарантировал в то время беспрепятственное продвижение.

Ехавший из Москвы на Вятку котельничанин Кеша Мартьянов был ограблен «…за Устюгом на Кае реке», о чем сообщалось в жалованной грамоте, выданной в 1551 году царем Иваном Васильевичем Грозным. Опаринцам хорошо известно, что речка Кая, куда они, хотя и не часто, выбираются порыбачить, берет начало в Кайском болоте и впадает в Молому. За 1690 год волок упоминается из дела по челобитию торговых людей гостиной сотни о присылке грамоты устюжскому воеводе с разрешением нанимать «вольною ценою» крестьян  Пушемской волости Устюжского езда для провоза их товаров с Вятки в Архангельск через Пушемский волок.

Карта волока между реками Моломой и Пушмой, разраюотанная Ю.В.Кропотовым

Карта волока между реками Моломой и Пушмой, разраюотанная Ю.В.Кропотовым

«Вот и прикиньте, когда наша деревня на этом тракте прописалась, — размышляет Суровцев. – Я не могу себя назвать истинным книголюбом, но историю читать любил. И особенно о том, как прежде развивалось сельское хозяйство на вятской  земле. Как-то в работе этнографа Павла Платоновича Чубинского «О состоянии хлебной торговли и производительности в Северном районе» за 1870 год нашел дополнительные сведения об Вятско-Орловском тракте. «Дороги идущие из Орлова и Котельнича к Подосиновской пристани, сходятся в Кобрском от Орлова в 51 версте, а от Котельнича в 60 верстах. И на остальных до пристани 220 верстах идет уже один путь, через деревню Поляки, села Красное и Шабурское, деревню Волмангу, село Верхомоломское. Эта дорога лучше других дорог на Ношульскую и Быковскую пристани на реке Луза, несмотря на неудобства от 6 трудных переправ через реку Молому и подъемов на крутые ее берега». Вот и судите сами, когда наша Нижняя Волманга  обосновалась.

Таким видел древний волок вятский художник Аполлинарий Михайлович Васнецов

Таким видел древний волок вятский художник Аполлинарий Михайлович Васнецов

Мы на время покинем Нижнюю Волмангу, которая в столыпинские времена сыграла немаловажную роль в становлении этого переселенческого региона. Если cогласно Клировой ведомости в 1916 году в Нижней Волманге, где до 1911 года квартировало Переселенческое управление, было 49 хозяйств, в которых проживал 301 человек, то по данным переписи 1926 года население в Моломском сельсовете выросло до 1732 жителей, было обустроено 357 хозяйств. Из деревень в переписи были показаны только Нижняя Волманга, Вновь Поставленная, Заосиновка и Кресты, 3 починка и 206 хуторов. В этом прослеживается одна неприятная современная особенность: перечисленные деревни были первоселами на этой земле, они же, практически, завершают эпопею вымирания. В той же Нижней Волманге, о которой мы еще поговорим, на сегодня осталось три жилых дома династии Бабкиных во главе с ветераном Марией Николаевной. Кресты – Молома еще держится. Примечательно, что потомки переселенцев, обосновавшиеся в начале XX века на здешних хуторах, и сегодня живут в селе Молома. Мы с ними еще встретимся в ходе нашего повествования.

А пока перебросим мостик в Нижегородскую область, точнее, как она тогда называлась – Горьковскую. Нас интересует в данный момент село Новоселки Вычского района. Само название «Новоселки» как бы намекает на то, что это село появилось совсем недавно. Но это не так. Еще в 1810 году в Новоселках открыто первое промышленное предприятие – кожевенный завод Павла Лычагина. В селе имелись мыловарение и пивоварение, колбасное и хлебопекарное производства. Все это свидетельствует о том, что это село тяготело к промышленному производству. От того и прописались здесь шумные ярмарки. Новоселки, как и многие русские населенные пункты, стояло и стоит на реке, а река эта носит странное название  Малая Кутра. Спросил у Галины Николаевны: «Откуда такое название?» Улыбнулась: «Говорят от названия травяных растений семейства кутровых, к которым, кое-кто относит и иван-чай». Село Новоселки – родина Галины Николаевны Хализовой — Суровцевой, с которой Анатолий Иванович Суровцев в мире и согласии прожил в браке более 54 годков. В теперь уже в далеком 1964 году, привез он свою молодую жену и первенца – дочку Ольгу в родную ему Нижнюю Волмангу. А могли бы молодожены выбрать и Новоселки. Была такая возможность…

Новый дом культуры, открытый в селе Новоселки в феврале 2015 года

Новый дом культуры, открытый в селе Новоселки в феврале 2015 года

Новоселки – и вчера, и сегодня большое село, которое исторически прописалось на автодороге Муром – Нижний Новгород, той самой, на которой, как поется в песне, «стояли три сосны».  В нынешним летом мне удалось побывать в этих местах, потому свидетельству, что здесь стоят не три сосны, а прекрасные лесные массивы, которые так любил писать Исаак Левитан. Впервые Новоселки упоминается в писцовых книгах Муромских дворцовых волостей 1676 года, в которых значится «Государевым пашенным селом», то есть крестьянским, где люди жили земледелием. В 1810 году в Новоселках на средства крестьянина Якова Вавилова был построен каменный храм во имя иконы Казанской Божией матери. В 18-19 веках Новоселки были помещичьим селом, по средам каждой недели здесь проходили сельские ярмарки, а  8 июля, в день Казанской Божией Матери, годовая ярмарка, на которую съезжалась вся округа. Эта традиция жива и сегодня, как и «Северное раздолье» в Опарино. В 1868 году Новоселках  открыто земское училище. Обо всем это Галина Хализова узнала, когда уже устроилась на работу на местный завод, который выпускал самое необходимое на столе: ложки, ножи и вилки. Из-за малолетства определили ее в цех сушки тары.

Церковь Казанской Божией Матери в селе Новоселки

Церковь Казанской Божией Матери в селе Новоселки

«Когда произносят слово «война», мне становится как-то не по себе, — волнуется Галина Николаевна. — Наверно потому, что мой отец, Николай Иванович, погиб в 1943 году на фронте, когда мне было всего 6 лет, — вспоминает Галина Николаевна. – Пришла Победа, и ожило село. У кого-то сестры, братья, отцы вернулись с фронта. А тут еще известие поступило: наш земляк Василий Васильевич Половинкин удостоен звания Героя Советского Союза. У людей радость, а у нас беда – дом остался без хозяина. Сердобольные соседки иногда заглядывали в дом, спрашивали: «Не надо ли чем помочь, Елена Дмитриевна?» Мама отвечала, что пока сама управляется. Я-то мала тогда была, но бабушка мне об этом не раз рассказывала. Так и пережили лихую годину. После войны к нам из Пензенской области переехали дедушка и бабушка. Обзавелись коровой, держали поросят. Наверно, тогда я и полюбила животных, ухаживала за ними. Иногда по поручению мамы бегала на ветеринарный пункт, они и сегодня работает в Новоселках, животные-то заботу и уход любят».

В этом доме на улице Горького в Опарино живут сегодня Анатолий Иванович и Галина Николаевна Суровцевы

В этом доме на улице Горького в Опарино живут сегодня Анатолий Иванович и Галина Николаевна Суровцевы

Галина Николаевна попросила остановить запись. Я выключил диктофон, а она направилась закрывать печь: протопилась. В квартире Суровцевых тепло и уютно, на столе рядом с альбомами и газетами таблетница: «Раскладываю для Анатолия Ивановича, — поясняет хозяйка, — здоровье-то уже не то, пошаливает. Жизнь прожить — не поле перейти. А мы с ним сколько полей вместе прошагали». Присела, поправила скатерть и продолжала свой неторопливый рассказ:

«Зимой подрабатывала на сушке ящиков, а летом вместе с мамой в подсобном хозяйстве завода ухаживала за утятами. Почему-то тянуло меня к животным. Отсюда, наверное, сам собой пришел и выбор профессии. Долго судили-рядили с мамой, куда мне ехать поступать в Киров или Вологду. Выбрала Киров. Все-таки он мне ближе, так как после упразднения в 1929 году губерний, уездов и волостей Вятская земля стала честью нашей Нижегородской области, а с 1932 года Горьковского края, пока в  декабре 1934 года не образовался самостоятельный Кировский край. Я выбрала Кировский сельскохозяйственный  институт еще и потому, что в 1947 году было принято решение о закрытии агрономического факультета Вологодского сельскохозяйственного института с передачей оборудования Кировскому сельскохозяйственному институту. Вот и засомневалась, а вдруг в Вологде и зоотехническое отделение закроют, а я решила твердо и навсегда: буду зоотехником».

Николай Шкаредный.

Член Международной ассоциации писателей.

Продолжение следует...

«Суровцевы и другие» — часть I