Стихам все возрасты покорны…

Кто в поселке Маромица не знает Надежду Алексеевну Мазий? Поначалу работала старшей медицинской сестрой в детском саду, после долгое время удачно совмещала работу в отделении надомного обслуживания и отделении по работе с семьями и детьми п. Маромица Опаринского центра помощи семье и детям. И просто очень добрый, внимательный, заботливый человек, который не пройдет мимо чужой беды. Инициативная, творческая натура, она организовала при отделении по работе с семьями и детьми три клуба для людей разного возраста: «Солнечные зайчики» (для младших ребятишек), «Кармен» (женщин молодых и среднего возраста) и «Маромичанка» (для людей пожилых).

Надежда Алексеевна Мазий

Но не только в этом заключается ее творчество. Когда-то, еще в юности, начала она писать стихи. Писала – и складывала, как говорится, «в стол». Во-первых, потому, что человек скромный. А во-вторых, очень требовательная к себе. Могла написать восемь строчек и потом годами к ним не возвращаться.

Процесс рождения стихотворения в чем-то сродни рождению ребенка: Вынашиваешь его, ищешь нужное слово, сомневаешься. А что получится в итоге, вряд ли угадаешь. Вот потому и не спешит Надежда Алексеевна выносить свои произведения на суд людской. В 2014, 2015 и 2016 году опубликовала по одному стихотворению в районной газете – и все.

А стихи у нее, между прочим, хороши. Каждое напоминает небольшую зарисовку, картинку из нашей жизни – очень точно подсмотренные узнаваемые образы, подслушанные диалоги. Герои ее стихотворений – простые люди, пожилые прожившие долгую нелегкую жизнь. И о них, об этой жизни Надежда Алексеевна говорит просто, с небольшой горчинкой, сочувствуя, жалея, любя.

Легкие, красивые стихи заставляют задуматься о судьбах тех, кто ушел от нас и кто живет радом с нами, о красоте окружающего мира, о повседневности бытия и непростом деревенском быте. Эти стихи хочется читать и перечитывать, потому что в них – истинная поэзия, когда рифмы словно рождаются сами по себе, без всяких усилий, и поэтические образы западают в душу…

Писать стихи Надежду Алексеевну никто не учил. «Сама, по наитию, — говорит она. – Очень много читала и читаю, мне ближе наши вятские поэты: Котомцева, Быстров, Чебышева, Тунгусова. У них и учусь».

Надежда Алексеевна оставила работу, когда ей исполнилось 60. Но стихи пишет. Ведь для поэтов возраста не существует.

Предлагаем познакомиться с двумя стихотворениями Надежды Алексеевны Мазий : «Гармонисты» и «Двое».

Светлой памяти
Якова Шефера посвящается

Гармонисты

Уважают у нас гармонистов
И гармонь, что за душу берёт
Стоит лишь заиграть в поле чистом
Отовсюду народ подойдёт.

Стихнут в раз пересуды и споры
Те, кто в ссоре, обнимутся вновь,
А гармошка ведёт разговоры
Про судьбу, про мечту, про любовь.

Он поистине был самородком,
Беззаветно гармошку любил,
На гуляньях, концертах и смотрах
Он игрой земляков покорил.

А на свадьбе у дочери старшей
Изгибалась гармошка дугой,
Плясовая гремела – знай наших!
Била в окна волною тугой.

И дивились окрестные ели,
Как в пылу невесомо легки
Выше леса частушки летели
И дробили всю ночь каблуки

Он ушёл, гармонист из народа
Не дожил, не допел, не сыграл
В день последний, прощаясь с природой
Лист узорный в руке подержал

Эх, жене дорого обнять бы,
Но любовью былою жива
Примеряет, как чёрное платье
Это горькое слово – вдова.

Как долги эти тёмные ночи
Ей не спится, тоска не даёт
Время тянется медленно очень
Старый песенник мужа берёт

Перечтёт торопливые строчки
И с гармоней пылинки смахнёт
Подарить бы, но сердце не хочет,
А продать бы, душа не даёт.

Поздней осенью лес замирает
И деревья стоят чуть дыша,
То не пух с ивняка облетает,
Гармониста витает душа.

Есть на шее России монисто –
Хуторов, деревенек огни,
В них издревле живут гармонисты –
Разудалые дети земли!

Двое

Вдоль по улице Кленовой
Каждый день за годом год
Рано утром в «старый город»
Дед с кульком конфет идёт.
Он идёт путём привычным
Возле новеньких ворот,
В тупике Большом Фабричном
Бабка древняя живёт.
Всё её богатство – косы,
На затылке два узла,
Их войны былой пороша
Белым снегом занесла.
Спят герани на окошках,
Но лишь только включат свет
Слышится: – «Привет, Алёша!»
«Здравствуй, Тонечка!» – в ответ.
Огород сбегает к речке,
Клин ромашками покрыт
Дед на зорьке ловит рыбу,
Долго с удочкой сидит.
У него свои почины,
Дед без дела не живёт:
То в заборе дыры чинит,
То скамейку у ворот.
У сарая дровяного
Нынче битва предстоит,
Из осины бастионы
Неприступные на вид!
Раз в году внучок старушку
Приезжает повидать:
Вволю шашлычков покушать,
На машине погонять.
Вечером на кухне поздней
Ужин на троих накрыт,
Толи шутит иль серьёзно
Внук за рюмкой говорит: –
«Надо с бабкой вам жениться,
Ведь Вы парочка вполне,
Может даже обломиться
От таких щедрот и мне!».
Удивилась бабка: – «Вот как?
Вот так парочка у нас –
У меня осколок в лёгком,
У него стеклянный глаз».
Отцвели давно ромашки,
Облетели лепестки,
Остывают с чаем чашки –
Разругались старики.
Дед зовёт к себе в квартиру,
Где удобства – ё моё,
Не дощатый пол в сортире,
Ламинатное житьё.
Но упрямо сжаты губы,
Брови сведены в дугу,
Отвечает бабка грубо: –
«Здесь родилась и умру!»
Отошли давно морозы
И весенние ручьи,
Грядки ковыряя носом
Ходят важные грачи.
Старенький магнитофончик
На скамейке у ворот,
О походах и сраженьях
Славно Гурченко поёт.
День Победы отмечает
Вся огромная страна,
Дед и бабка при параде –
На костюмах ордена.
Мы на этом их оставим
Многоточие поставим…

* * *
Как огонь горят тюльпаны,
Словно кровь красны тюльпаны
Символом, что проливали
Люди мира в той войне!